ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты не единственная, кому надо поесть.

Я посмотрела на него. Вот только он был нормальным парнем, а через секунду я снова вижу перед собой перевертыша.

— Ладно, — я потерла запястье. — Но ты сказал, что меня надо подлечить.

— Да, но не ценой голода других. У нас нет кучи еды, да и в любом случае, твой бездонный желудок все не заслуживает.

Противная собака.

— Пофиг, — я поднялась и стала расхаживать по пещере, раздраженная, потому что я хотела его, а не это глупое рагу. Я умирала от голода. Мое тело жаждало лекарства, и этим лекарством была кровь.

Я подошла к нему и протянула руку.

— Верни мои ботинки.

— Извини? — он поставил ногу наперерез, блокируя мое движение.

— Ты слышал.

Эван качнул головой.

— Нет, я не отдам тебе эти сучьи ботинки.

Если бы я не была так голодна и так зла, я бы засмеялась.

— Ты только что назвал меня…

Он покраснел, потом нахмурился.

— Нет, я имел в виду эти дурацкие высокие ботинки.

— Они служат своей цели.

— Их цель — заставить тебя стать похожей на феминистку-супергероиню?

Весельчак.

— Там мое оружие.

— О, да. Я нашел кое-что внутри.

— Тогда отдай их мне.

— Зачем?

Я громко выдохнула.

— Серьезно? Ты спрашиваешь, зачем они мне?

— Да, — он сидел, это меня напрягало.

Как будто совсем не боится меня.

Он идиот. Наверняка.

Я развела руками в растерянности.

— Потому что я хочу есть! И мне не нужно твое рагу! Мне нужна моя пища! Если я не покормлюсь, я по-настоящему слечу с катушек, и это тебе не понравится.

Уголки его рта дернулись, хотя он пытался удержать серьезное выражение лица.

— Сейчас разве не по-настоящему?

Я сжала кулаки. Очень хотелось врезать от души по этому красивому самоуверенному лицу и стереть с него улыбку. Я сжала губы, пытаясь успокоить голод и гнев.

— Ты, очевидно, никогда раньше не встречался с голодным исцеляющимся вампиром. Я разнесу это место на куски, чтобы выбраться. Если мне придется вырвать из груди твое сердце, чтобы добыть свои ботинки — так и будет.

Пока, конечно, я не могла, ибо не была еще настолько голодна. Но дальше будет хуже, хотя прошло уже очень много времени с тех пор, как я выходила из себя.

Эван молча смотрел на меня.

Закрыв глаза, он испустил теплый долгий вздох. Он коснулся моих голых ног, напомнив мне, что я одета в топ и нижнее белье.

Потом Эван открыл глаза и поднялся. Температура тела вервольфа выше, чем у обычного человека. Тридцать семь градусов.

Мы стояли очень близко друг к другу, но я не отступила. Он протянул мне ботинки.

Я влезла ногой в один и нагнулась, чтобы застегнуть молнию, ударившись головой о его грудь.

— Извини, — буркнула я, но не отстранилась.

Я повторила то же самое со второй ногой. Но внутри ботинка не было ни маленьких пистолетиков, ни звездочек ниндзя. Я выпрямилась, почти коснувшись своим носом носа Эвана, который смотрел на меня с полуоткрытым ртом. Я улыбнулась. Теперь все под контролем. Снова. Я уперлась каблуком в камень слева от Эвана, позволив коже ботинка скользнуть по его бедру. Наклонилась к нему.

Дыхание Эвана сорвалось, я почувствовала, как ускорилось его сердцебиение. Он не мог скрыть ни этого, ни расширившихся зрачков. Я наклонилась еще ближе, почти коснувшись губами его губ, прошлась по линии челюсти и замерла у артерии на его шее. Она пахла возбуждающе… притягательно, как кедр или сандаловое дерево и пряности. Я скорее почувствовала, чем увидела, как его рука двинулась к моему бедру. Забравшись рукой под топ, я нащупала тонкий пояс под лифчиком и извлекла оттуда обоюдоострый кинжал.

— Ты не все обнаружил, — прошептала я, демонстрируя ему кинжал.

— Ч-то? — он отступил, но только уперся ногами в камень позади себя.

Я удержала его своей ногой. Медленно глаза Эвана просканировали мое лицо, спустились вниз по губами к шее, а потом прошлись по руке.

— Тебе это надо, или я заберу для охоты?

Эван прочистил горло. Его брови сошлись, он нахмурился. Ему, очевидно, не очень понравился обмен.

— Ты не выйдешь наружу.

Опять? Я открыла рот, собираясь сказать ему то же самое, что и в прошлый раз, когда его палец коснулся моих губ.

Прошло уже очень много времени с тех пор, как я была с мужчиной, и неожиданно его близость, моя слабость и тот факт, что я стояла перед ним почти голая, заставил мое тело затрепетать.

Вампиры подвержены голоду — им нужны пища, секс, им нужно удовлетворять низменные потребности, это — основная их движущая сила. У Эвана было сильное тело, и я была уверена, что мне понравится быть с ним. Его синие глаза скрывали в себе темные глубины морского дна. Волосы были волнистыми и спускались, прикрывая шею. Спереди они завитками покрывали лоб. Прикосновение его щетины к моему телу наверняка меня возбудит. Он выглядел потрясающе, казалось, что он только что сошел с обложки журнала. Пара светлых джинсов подчеркивала талию. Рукава рубашки были закатаны до локтя и обтягивали мускулистые плечи. Рубашка подчеркивала мышцы на груди. Он выглядел отлично. Просто отлично.

О чем я нафиг думаю?

Его глаза оглядели мое полуобнаженное тело сверху вниз. Выражение его лица говорило: «Подойди, и ты все узнаешь». В голове у меня зазвенели звоночки. Но не насчет него. Я знала, что смогу с ним справиться. Я тренировалась, и была лучшей. Мой страх касался только меня. Я знала, что хочу его, но знала еще, что это неправильно. Мне надо держаться от него подальше.

Как можно дальше.

Спать с вервольфом не просто неприемлемо, это наказывалось смертью. Никаких отношений с врагом.

— Хочешь еще? — его хриплый голос обжег мою ледяную кожу.

Я пожала плечами, не в силах вымолвить и слова, пока его глаза смотрели на меня.

Он убрал палец от моего рта и отступил назад. Пальцы Эвана начали расстегивать пуговицы рубашки.

Мои верхние зубы уперлись в нижнюю губу, резцы жаждали крови. Тело отреагировало сначала, но потом до мозга дошел вопрос.

Еще?

— Разве мы уже… ну, ты понимаешь?

Он отшвырнул рубашку и отшвырнул ее прочь на камень позади себя.

— Уже? — он заколебался, потом выпучил глаза. — Нет. Черт, да нет же!

Его реакция была как ведро холодной воды в лицо. Я пришла в себя.

— Но тогда кто это сделал? — я указала на свое почти обнаженное тело. — Кто-то же меня раздел.

Он прикасался ко мне? Я не знала, что он делал со мной, пока я была в отключке. А что я могла делать с ним? Мое тело совершенно точно хотело его прикосновений.

— Я раздел, — Эван подмигнул. — У тебя сексуальное родимое пятнышко.

Я зашипела. Это было точно не его дело.

— Не переживай, я тебя не насиловал, пока ты была без сознания.

Я посмотрела на него, упершись руками в бедра. Я знала, что шелковый топ соблазнительно обтягивает мою грудь. Он не упустил этого.

— Как я могу этому поверить?

Он ухмыльнулся, очевидно, наслаждаясь моим дискомфортом.

— Я снял с тебя пропитанный кровью верх и обработал рану. У тебя был такой жар, какого даже у веров не бывает. Ты сбрасывала одеяла и снова их натягивала. Я несколько раз распутывал простыни у тебя в ногах.

Он указал на мои бедра.

— Так я и обнаружил эту маленькую отметинку в виде копыта лошади на твоем левом бедре.

Мне тяжело было ему поверить. Может, потому что я хотела узнать, каково это — ощутить на своей родинке его язык.

— Твой волк был рядом все время. Он не дал бы мне причинить тебе вред. Он очень заботится о тебе, — Эван поскреб голову. — Не знаю, почему он так к тебе привязан.

— Я знала его еще щенком, — и почему я это ему рассказываю? Не его это было дело. Я пробежала языком по клыкам. — Спасибо. Я извиняюсь, что не сказала это раньше. Спасибо, что помог Эдди… и мне.

Эван улыбнулся. По-настоящему улыбнулся. Впервые с тех пор, как я его увидела. Первое настоящее чувство. Он пытался быть приветливым в баре, он ухмылялся, потому что почувствовал раньше меня сексуальное напряжение между нами. Или он просто ничего не чувствовал и смеялся над тем, как я пытаюсь справиться с собой.

9
{"b":"545124","o":1}