ЛитМир - Электронная Библиотека

Скребущий звук повторился. Все еще сдерживая дыхание, я сжала пистолет в руке и выскочила из-за угла, наставив его на собственное отражение в оконном стекле. Используя свое сверхчувствительно зрение, я смогла увидеть, как кто-то — что-то — падает на землю. Мужчина, красавец, но, определенно, не человек, пролетел мимо моего окна. Он ухмыльнулся мне в полете и полетел дальше, как камень.

Я открыла окно, вскочила на подоконник и прыгнула за землю, приземлившись на ноги, как кошка. Вглядевшись в ночь, я увидела бегущую к лесу фигуру, определенно, того парня, который забрался на мой дом.

О, ну почему я решила снять квартиру в районе рядом с лесом?

Чертыхаясь сквозь зубы, я понеслась вслед за ним, двигая ногами так быстро, как только могла. В голове крутился миллион мыслей о том, кем мог бы оказаться тот парень за моим окном и что он вынюхивал у моего дома. Я не могла выбросить из головы мысль о том, что он вампир — ведь летал же он у моего окна и улепетывал сейчас от меня с вампирской скоростью.

Вспышка боли в ноге напомнила мне о том, что я идиотка. Голая и босая — ну конечно, кусок зеленого стекла вонзился прямо в мою правую ногу. Я чертыхнулась, наклонилась и вытащила его из ноги. Магия спадала, как и адреналин, и теперь, оглядываясь на собравшуюся у дома маленькую толпу зевак, я поняла, какую глупость совершила. Одна женщина стояла, приоткрыв рот от шока и закрывая рукой глаза своему сыну-подростку.

К счастью, на глаза мне попалась пустая картонная коробка рядом с мусорным баком. Я влезла в нее, стараясь прикрыть самые интересные места, и, опустив голову, постаралась как можно быстрее добраться до своего дома. Я взлетела по лестнице, держа картонку перед собой. Этого не пришлось бы делать, если бы я могла вспрыгнуть назад через окно. Это могло бы добавить мне больше очков, чем моя нагота.

Добравшись до своего этажа, я открыла дверь, ведущую в коридор, и осмотрела холл. Решив, что горизонт чист, я быстро прокралась по ковровой дорожке к своей двери. Уже открывая дверь, я услышала мягкий смешок и слова, сказанные глубоким низким голосом:

— Тяжелая ночь?

Застыв, как вкопанная, я повернулась и увидела своего соседа, Дрю, вышедшего, чтобы забрать из почтового ящика газету. Он оглядел меня взглядом, выражающим абсолютное веселье. На нем были спортивные шорты, а черные волосы выглядели слегка всклокоченными. Я почти его не знала, мы обменивались любезностями внизу, где он каждый раз неизменно вежливо говорил мне «привет».

— Вроде того, — сказала я, распахивая дверь и заскакивая внутрь.

Дверь закрылась, но я успела расслышать отчетливый смешок. Козел. Глупый, правда, привлекательный козел со своими веснушками и голубыми глазами. Ну, и как теперь я буду смотреть ему в глаза?

Черт, о чем я думаю? У меня что, нет других проблем? Я сначала прыгнула, а потом начинаю раздумывать. Итак, проблема в том, что кто-то скребся в стену моего дома уже не в первый раз, но так близко я познакомилась с источником этого звука впервые — и мне вдруг стало страшно при мысли о том, что за мной следит вампир, а я не знаю, что ему надо.

Я плохо спала ночью, просто дерьмово. Утренний кофе, по черноте напоминающий неочищенный героин, составил мне сегодня компанию. Но меня взбодрили мысли о том, что я должна поймать этого вампира-маньяка.

Живот заурчал, и я глянула на часы на экране компьютера. Уже 12:05. Я уже было встала, решив дойти до холодильника и взять салат, который принесла с собой на этот раз, но тут зазвонил телефон. Это был босс.

— Смит, Уотерс, ко мне, мигом!

Я вздохнула и посмотрела в сторону кабинки, где обитал Стефан. Он посмотрел на меня, пожимая плечами, поднялся и кивнул в направлении кабинета босса.

— Закройте дверь! — гавкнул капитан, указывая на дверь.

Капитану Джону Эренсу было около пятидесяти, это был лысоватый русоволосый мужчина, и его костюмы смотрелись еще хуже, чем его прическа. Мы уселись и приготовились выслушать инструкции. Он наклонился вперед и уперся взглядом в желтую папку, лежащую на столе.

— У нас еще одно тело на Пятой Западной и Брайант, еще один бездомный, — он вытащил из папки желтый лист и протянул Стефану, глядя только на него.

— Отправляйтесь туда, оба.

Шовинист вонючий.

Я кивнула боссу с выражением крайнего подобострастия и вышла за Уотерсом. Мы уселись в седан, Стефан — за руль, так как мне надо было сосредоточиться на убийце.

Мы прибыли к очередному складу, который оказался чуть более заброшенным и чуть более чистым, чем другие. Вокруг валялись обломки мебели и машин, словно их специально разобрали на детали, чтобы владелец мог продать все это по частям. Пол был чистым, не было ни крыс, ни жуков, никакого присутствия жизни.

О теле доложили предыдущие владельцы, вернувшиеся сюда за своим имуществом. Тело снова лежало в углу, но, не прислонившись к нему, а просто на полу. На этот раз женщина. Очень молодая. Я не чувствовала от нее запаха разложения, и, приблизившись, увидела, что она убита совсем недавно. Я достала из кармана перчатки и, надев их, коснулась ее лица. Оно не было теплым, но и не окоченело. Мой чувствительный слух не уловил ни сердцебиения, ни дыхания, и, глядя в ее широко открытые от ужаса глаза, я сказала себе, что она умерла. Девушке я бы не дала больше девятнадцати, и я ощутила укол грусти при мысли о том, что она не только бездомна, но еще и мертва. Ужасная статистика.

— Черт, она же совсем молода, — сказал Стефан, присаживаясь на корточки позади меня и озвучивая мои мысли.

Я кивнула.

— Знаю. Очень грустно.

— Что это? — спросил мой напарник, наклоняясь к телу и изучая шею трупа взглядом.

Отстранив его, я наклонилась, чтобы взглянуть. Две четких ранки — и вампир даже не попытался скрыть их или вылечить. Слюна вампира могла бы залечить раны от укуса. Я использовала свою близость к телу, чтобы почувствовать запах. Снова тот же самый мускусный мужской одеколон, что и на других телах, но сейчас сильнее, потому как совсем свежий. Это меня неожиданно взволновало по многим причинам. Какой-то отголосок прошлого, какое-то воспоминание. Я снова вдохнула, потом отстранилась.

— Похоже на укус змеи или вроде того, — пробормотала я.

Он посмотрела на меня так, словно на моем лбу вдруг вырос член.

— Что? — спросила я.

На губах Стефана промелькнула ухмылка, брови сошлись в одну линию.

— Змеиный укус? Зимой, в Колорадо, в центре города?

— Слушай, откуда ты знаешь? Я начинаю думать о ритуальных убийствах. Сатанисты часто используют для своих дел змей и все такое.

Он медленно отвел глаза и посмотрел сначала на тело, потом на пол вокруг.

— Ну, ладно, а где свечи? Где пентаграммы вокруг тела или на нем? Где следы пыток? Это просто мертвые люди. Эксперты сказали, что в них нет крови, и я думаю, что и в этом ее нет.

Я закатила глаза.

— Смотришь слишком много криминальных сериалов. Пентаграммы, серьезно?

Он указал на мою шею.

— Ну, ты же сделала себе татушку в виде пентаграммы, правда? Сочетается с этими милыми цветочками на твоих руках.

Я подтянула повыше воротник свой белой рубашки и нахмурилась.

— Это не татушка, это родимое пятно, я тебе уже говорила. И хватит об этом.

Он мотнул головой и вернулся к изучению тела, сосредоточившись на шее.

Я ненавидела это чертово родимое пятно. Ярко-красное, в форме звезды. Его конечно можно было принять за пентаграмму, но это была звезда Давида, пятиконечная звезда в круге. Круг стал овалом, звезда тоже расползлась, когда я выросла.

Если бы я думала, что я — обычный человек, то не обращала бы на звезду внимания. Но я уже знала, что я наполовину фейри и наполовину вампир, так что, наверняка пятно значило больше, чем просто пятно. Я пыталась погуглить его, и даже нашла кое-что о таких пятнах. Родимые пятна в виде звезды были у многих ведьм, но они были намного больше по размеру и намного четче — и ведьмы были прокляты из-за этих знаков. Очень мило, ведь правда.

3
{"b":"545126","o":1}