ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как? — вырвался первый вопрос, терзающий сознание девочки.

— Твой отец стоял на мостике флагмана «Либерти» вместе с адмиралом Акбаром, — в голосе Лорда не было ни жалости, ни сочувствия, он просто отвечал на вопрос. — Когда «Император» – флагман адмирала Оззела нанёс удар по мостику и разрушил его.

— Почему?

— Потому что Империя воюет с Альянсом, а во время войны люди умирают.

— Почему он умер? — На тёмных глазах принцессы вновь выступили слёзы. — Почему папа умер?

— Потому что все люди умирают, — в глазах Лорда был лёд. — Это закон Жизни, Силы и Войны, Лея. И ты уже достаточно взрослая девочка, чтобы осознать это. Все. Люди. Умирают. И никакие Боги, Сила и Любовь это остановить не могут. Так было и будет всегда. И это неотделимая часть жизни. Всё крутится вокруг Смерти: мы любим, потому что боимся их смерти, больше, чем своей, мы воюем, потому что желаем кому-то смерти, и ненавидим потому что кто-то принёс близкому смерть.

Девочка долго смотрела в глаза правде, в глаза жёсткого Лорда, и, не выдержав этого, обняла его, прячась.

— Я не хочу так.

— Я тоже, кроха, — смягчился он, — но с этим ничего не поделаешь и надо жить дальше.

— Как?

— Как и прежде, любить маму, слушаться её, расти и учиться.

Девчушка шмыгнула носом, вытирая глаза.

— Иди к ней, а то, проснётся и потеряет тебя.

— Откуда вы знаете?

— Знаю, — Лорд странно улыбнулся. — Я многое знаю, кроха, иди.

Девчонка отпустила его и направилась к выходу.

— И, принцесса Лея, присутствие матери на корабле не отменяет утренние тренировки.

Глава 6

Кошмарное незабытье прошло, оставляя после себя затуманенную голову с единственной мыслью: Лея. Девочка спала рядом, прижавшись к ней. От сердца отлегло. Поцеловав ребёнка в макушку, Падме нехотя встала. Она не знала, сколько времени и как обстоят дела, но помнила где они. Нужно привести себя в порядок и попытаться связаться с Оби-Ваном и Мон. Но сначала, Падме огляделась, рассматривая каюту дочери. Комната не казалась обжитой её маленькой неугомонной звёздочкой, которая всегда наводила свой порядок в помещении. Возможно, здесь у неё не было возможности для этого. Судя по всему, она мало времени проводила в каюте. Неразобранные вещи так и лежали в сумке, которую та задвинула под кровать. На прикроватной тумбе лежал голопроигрователь, на полу стояла ещё одна открытая сумка, из которой торчали разноцветные вещи. В ванной комнате было всё необходимое, но встроенное в стену зеркало находилось очень высоко для её дочери, в каюте вообще было много чего неудобного для ребёнка, но…

«Она жива и невредима – это главное», — Падме вздохнула, начиная приводить себя в порядок. Думать о вчерашнем было тяжело. Не стоило Бейла оставлять на корабле, надо было увести с собой, но… уже ничего не изменить. Что сделано, то сделано, хоть и чувства вины и боли разрывали её на части. Она думала только о Лее, забираясь в спасательную капсулу с Оби-Ваном и Люком, и когда пробиралась на мостик, ещё верила, что с Бейлом всё будет в порядке, но реакция Леи… и Лорд… скотина! Не мог при ребёнке язык прикусить! Она так и не смогла признаться, дочери, что папа погиб. И почему Лея родилась такой одарённой! Зачем? От этого столько проблем, боли, а теперь и горя. Можно было бы что-нибудь придумать, не рассказывать вот так сразу. Ей и так пришлось пережить неделю в компании с капризным Лордом, но главное она жива и Фетт до неё не добрался. Теперь надо решать, как выходить из сложившейся ситуации. Сейчас им будет очень тяжело.

Она вышла из ванной комнаты, всё внимание сразу сконцентрировалось на дочери. Во сне девочка становилась похожа на отца, копируя его позу, скидывая одеяло. Падме точно не помнила в чём ложилась дочка, но явно не в чём-то большом терракотового цвета. Материал был тонкий и очень тёплый. Вчерашний стресс отразился на теплообмене ребёнка, и она замёрзла. Чувство вины опять подкатило к горлу. Лею надо увести подальше отсюда, домой, в спокойную привычную обстановку, чтобы ей было проще пережить утрату. Сейчас ей нужно ещё больше внимания, поддержки и заботы. Но в подобных обстоятельствах Падме не сможет уделять его в нужном количестве. Лею надо увести в спокойную любящую обстановку. Когда весть дойдёт до Альдераана, во дворце поднимется истерика. Девочке незачем видеть тёть в таком состоянии. Её нужно увезти на Набу, к бабушке и дедушке. Ей тоже надо быть там с дочерью, но в связи со сложившимися обстоятельствами это будет невыполнимо. На глазах навернулись слёзы. После смерти Бейла расставание с Леей казалось невозможным. Но так будет лучше для дочери, а значит, она это сделает. Чем скорей она разберётся в ситуации, тем оперативнее сможет найти выход из неё. Сев за коммуникатор, Падме ввела запрос. Через десяток сложных системных проверок она всё же получила доступ и смогла переговорить с Мон. До связи с Кеноби её не допустили. Удивительно, что Энакин не изолировал их, или не разместил в карцерном блоке. Надеяться, что его мальчишество наконец-то прошло, не приходилось, скорее всего Оби-Ван уже переговорил с ним и вступился за Альянс. Это значительно упрощает ситуацию. Возможно, получится вывести отношения с БМФ на подписание официального мирного договора. Получив необходимую информацию, королева Альдераана смогла составить план дальнейших действий, согласовав с чандрилианкой некоторые тонкости ведения переговоров с Лордом Ушедшим. Хотя для неё он так и останется бросивший… Не время ворошить прошлое. Главное, чтобы все тайны остались тайнами, одёрнула она себя, поднимаясь с места. Кровать была пуста:

— Лея? — испуганно позвала она, понимая, что с ребёнком всё в порядке, но беспокойство затопило сознание, — Лея? Доченька?

— Я тут, мам, — отозвалась девочка, выходя из ванной комнаты. — Не беспокойся.

— Я потеряла тебя, звёздочка моя, ты так бесшумно встала.

— Я проснулась, а ты занята, — растопырив пальцы, Лея расчёсывала волосы рукой. — Если, вдруг меня потеряешь, вызови Таска – он адъютант Лорда и сопровождает меня по кораблю, — Падме хотела предложить помощь с причёской, но не стала перебивать, с интересом наблюдая, как дочь шустро плетёт косу сама, — …когда Лорд занят. А если он не занят, значит, точно знает, где я – он приказал ввести мне следящую жидкость.

Мама присела на край кровати, с интересом слушая её:

— Я заметила, что вы нашли общий язык.

— Да, мамочка, — Лея улыбнулась, у матери на душе стало легче. — Лорд… нестандартный человек, — выдала девочка с умным лицом. — С ним непросто. И он постоянно занят, и… — она ещё раз задумалась, решая говорить или нет, закрепляя хвостик косицы. — Он был один раз очень страшным и пару раз – злым, но он – хороший и весёлый, но странный.

Сумбурные эмоции отразились на детском личике. Лорд покорил Лею, это радовало и разрывало душу одновременно. Её дочь легко сходилась с людьми, когда хотела. Она радостно и с удовольствием общалась с взрослыми, с охотой училась у них, но никогда не делилась своим внутренним миром, держась всегда в стороне, или сразу показывала характер, если её что-то не устраивало. Падме и вся семья Органа прилагала много усилий, чтобы научить принцессу сдерживать свой острый язычок и крутой нрав, но в результате девочка стала ещё скрытнее.

Лея повернулась боком и наклонилась, что-то ища в сумке с цветными вещами. Взгляд матери сразу остановился на кожаных ножнах, почти во всю длину детского бедра.

— Звёздочка моя, а что за ножны у тебя на поясе?

Дочка оглянулась, смотря на пояс, будто забыла о них:

— Это мне Лорд подарил… или дал на время. Он сказал: «Пускай побудет у тебя», — она достала какой-то брючный комплект приятного сизого цвета, положила его на кровать, и вытащила нож, со сверкающими глазами подала его маме. — Смотри, эта настоящая работа Аргуса! Таманидская сталь и чёрная кость! Там змеи на рукояти!

Падме взяла нож, длина лезвия которого была больше её предплечья, а толщина около пяти миллиметров, овальное сечение рукояти, листовидная форма лезвия, позволяющая наносить глубокие и широкие колотые раны, при этом имея превосходные режущие свойства, центр тяжести в сантиметре от рукояти. Таманидская сталь прорубит трёхмиллиметровый титан. Она развернула нож, проверяя заточку – идеальная. В умелых руках это оружие посерьёзней бластера, а он отдал его ребёнку! Она им не поранилась?

28
{"b":"545127","o":1}