ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вправду Аргус, — ответила мама, рассматривая нож, отмечая клеймо мастера в виде двух переплетённых змей. — Он очень красивый. Произведение искусства, а не нож. И очень острый. Видишь, как у него выведено лезвие? Он рассчитан на сильный колющий удар, а потом режущий. Вот так, — Падме отодвинулась и медленно показала удар. — У него идеальный баланс боевого ножа. Рукоять большая и не стандартная, она сделана под привычную для Лорда хватку светового меча. Давай, он лучше побудет у меня?

Лея скептически сдвинула брови, несознательно копируя Скайуокера:

— Зачем?

— Ты можешь им пораниться.

— Мама, он у меня уже неделю, я ни разу не поранилась и никого не поранила, — Лея взяла нож, уверенно покрутила его, показывая разные хваты, и спрятала в ножны. — Лорд говорит, что я умею правильно его держать, он показал мне пару приёмов на случай безвыходной ситуации.

— Но чужую вещь нужно вернуть. Я передам его Лорду при встрече.

— Я сама, — заверила Лея, переодеваясь. — Не волнуйся, мама, он знает, что нож всегда при мне.

— Теперь ты всегда его носишь?

— Да, мы же на войне, мама, а Лорд говорит, что на войне всегда надо быть при оружии. Вдруг нападут, как вчера.

Падме виновато опустила глаза:

— Прости, доченька, что не смогла уберечь тебя от этого.

— Не извиняйся, мама, — серьёзно попросила девочка со слишком взрослыми глазами. — Ты же не можешь сделать так, чтобы смерти не было. И никто не может. Лорд говорит, что все люди умирают, что смерть неотъемлемая часть жизни. Что всё крутится вокруг смерти и это никак не изменить. А надо продолжать жить дальше. Я люблю тебя, мама, и я пошла учиться самозащите, не беспокойся за меня. Потом я вернусь и покажу, где столовая. Мы поедим.

Замерев, Падме смотрела на свою дочь, видя в ней уменьшенную копию Лорда. Его слова, его жёсткость, бескомпромиссность, и взгляд прямой, уверенный и твёрдый. Вздёрнутый подбородок и вытянутая осанка.

— Учиться самозащите?

— Да, через двадцать… — она посмотрела на хронометр, — …три минуты Лорд начнёт зарядку для солдат одного из отделений. Он разрешил мне заниматься вместе с ними. Это очень интересно, мама. Бывает, конечно, больно и тяжело, но Лорд говорит, что «боль – лучший учитель», а на тренировке должно быть тяжело, чтобы в бою было легче.

Её нежная и прекрасная звёздочка, юная принцесса мирного Альдераана двумя резкими движениями застегнула ботинки, поудобней поправила нож, перекинула косу через плечо и, подойдя к матери, поцеловала в щёчку:

— Я вернусь через час тридцать.

— И мы пойдём в столовую?

— Да, мама, — серьёзно ответила дочь. — Мы же на флоте, тут нет прислуги.

И направилась к двери.

— Звёздочка моя, а тебе не кажется, что надо одеться потеплее? Тут холодно.

— В космосе всегда холодно, мама. Привыкнешь.

Дочь, которая за неделю выросла на пару лет, исчезла за дверями. Может это нервное? Да, это нервное и у неё, а дочь прошла курс молодого бойца в БМФ и нашла кумира в лице хорошо известного типа, который считает себя самым умным! Который уже поломал не один миллион жизней людей! Который может просто встать и уйти, бросив всех! А потом вернуться, когда сочтёт нужным и быть крайне обескураженным тем фактом, что чья-то жизнь может идти и без него! С первого дня появления Леи на свет, Падме делала всё, чтобы защитить её, оградить от всех проблем, вырастить и воспитать высокоморальным человеком. Она делала всё, чтобы дочь не чувствовала себя изгоем, чтобы она знала, что её любят и принимают такой, какая она есть, и пускай это было не всегда правда. Это не было виной ребёнка, который унаследовал слишком много. И хватило недели, чтобы та стала цитировать его, ссылаться на его слова почти в каждом действие! Это как отравленный нож резало её изнутри. Каждый раз, когда этот человек появляется в её жизни, он всё выворачивает, выкручивает, и ломает! А сейчас делает то же самое с жизнью Леи! Нет, она уже один раз смогла этому противостоять и сейчас сможет. Она знает цену этому, и не позволит дочери платить за это. Падме поднялась и вышла из каюты.

— Добрый день, ваше величество, — тут же преградил ей дорогу мужчина в сером мундире. — Я – лейтенант Таин Дорх. По приказу Лорда Главнокомандующего я отвечаю за вашу безопасность, местонахождение и передвижение на борту. Куда вы хотите направиться?

— Добрый день, лейтенант Дорх, — королева приветливо улыбнулась. — Я признательна Лорду за заботу, ваша помощь мне как раз необходима. Моя дочь – принцесса Органа направилась на разминку. Я хотела бы посмотреть её тренировку. Это возможно?

— Я уточню, ваше величество, — лейтенант сделал запрос, и в течение минуты ему пришёл ответ. — Разрешение получено. Следуйте за мной.

Пока они шли до зала, темноволосый лейтенант Дорх подробно проинструктировал о разрешённых ей действиях, которых было немного, но они были. Гостеприимство Лорда начинало беспокоить. В последнюю их публичную встречу, Лорд привёл двух куртизанок, высмеял всё правительство Альянса и отдельно заострил внимание на ней, отзываясь непозволительными словами. Все резкие и агрессивные попытки Бейла заткнуть пьяного Лорда, результата не имели. Татуинец провоцировал Органу, чтобы наконец-таки исполнить свою давнюю мечту, и как сопливый мальчишка, подраться с соперником. Желание проверить альдераанца в бою, Скайуокер высказывал ещё будучи в статусе её супруга. Но она сумела убедить Бейла стерпеть насмешки и не поддаваться на провокацию, ведь только реакции на них ждал Лорд Ушедший. Именно этого он добивался, а она ему этого не даст. За три года брака со Скайуокером она достаточно изучила его огненный темперамент и крутой нрав, а десять лет военного нейтралитета показали его наглость, распущенность и капризность. Все его выходки по отношению к ней и по отношению к Альянсу были вызваны простой эмоцией под названием обида. Хотя у неё было больше причин быть обиженной и даже ненавидеть его. Но она не испытывала к нему ни того, ни другого. В прошлом она многое пережила, сделала, отдала и слишком много слёз выплакала, чтобы сейчас позволить сломать будущее дочери. Со своей участью она смирилась, судьбу сына решили без её участия, но Лею она не отдаст.

— У Вас есть десять минут, — предупредил лейтенант, открывая дверь в огромное помещение.

Она подошла к краю небольшого балкончика на пятом уровне, наблюдая, как внизу бежал взвод штурмовиков без шлемов. Впереди выделялся Лорд в чёрных доспехах, не сбавляя темпа, он рывком забрался по высокой вертикальной лестнице, которая появилась в центре зала. В хвосте колонны, стараясь не отстать, бежала её звёздочка. Солдаты стали залазить по лестнице, а на вершине обосновался Лорд. Лея тяжело дышала, руки и ноги дрожали, когда она лезла вверх. Она остановилась через несколько ступеней, чтобы отдышаться.

— Ну, что ты, как барышня холёная?! Может тебе отряд тётушек для стимуляции нужен?! — подгонял её Лорд. — Ты же принцесса и не важно, что с Альдераана! Ты самая сильная и выносливая! Давай, быстрей, не останавливайся! Ты можешь! Ты, всё можешь!

И девочка лезла дальше, преодолевая себя. Падме старалась научить дочь всему, что умела сама, но многоуважаемые Леди Органа постоянно препятствовали этому. Самое печальное, что Бейл чаще всего поддерживал своих сестёр, попросту боясь их. А она так и не смогла стать на Альдераане своей, чтобы позволить игнорировать мнение старших представителей правящего рода даже в вопросе воспитании собственной дочери.

— Я больше не могу, — простонала девочка, останавливаясь на половине. Даже с такого расстояния видно было, что ребёнок дрожит всем телом. Падме надеялась на милосердие Скайуокера, что он просто снимет её с такой высоты и не будет…

— Можешь! — жёстко ответил он, в азарте, заражая им ребёнка. — У тебя нет другого выхода! Внизу только пропасть! И если ты спустишься, не достав вершины, то ты проиграла! И все твои усилия были напрасны. Ты можешь! — Лея засомневалась, оглядываясь вниз, а потом вверх. — Давай, кроха, ещё немного осталось… вот моя рука, хватайся за неё!

29
{"b":"545127","o":1}