ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы же рядом, магистр Кеноби, — даже не повернув к нему голову, произнесла она. — Значит, сможете закрыть меня от его воздействия.

— Я не всесилен, — спокойным и размеренным голосом ответил магистр. — А его возможности лежат далеко за пределами моих. Он будет лучшим из нас, и могущественным.

— Как его отец?

— Возможно.

Мальчик уверенно встал в требуемую стойку, затем резким, но плавным движением принял другую, и по команде учителя Тано перешёл в третью. Он стразу выделялся из группы юнлингов и падаванов, которые сегодня тренировались вместе, повторяя и закрепляя основные стойки боевых стилей. Его движения были более уверенными и резкими, иногда даже спешными, он начинал становиться в первую стойку на секунду раньше, чем говорила наставница, не задумываясь, выполнял вторую, и как лёгкое завершение, третью. Плавно и чётко, не теряя концентрации. Сверху, сравнивая с другими, было сразу видно, насколько тот опережает сверстников в физическом развитии и боевом искусстве. Кеноби был отличным учителем, знала королева, и он много времени уделял подготовке ученика. Во много раз больше, чем другие наставники, оставляя минимум свободного времени.

— Как такое произошло? — спросила Падме, не отводя взгляда от мальчика.

— Он под защитой Ордена, а Лея – нет, — Оби-Ван тяжело вздохнул, готовясь в сотый раз объяснять всё заново и снова успокаивать испуганную женщину. — Решение отдать принцессу под защиту Энакину было непредсказуемым, поэтому самым верным и правильным с вашей стороны, королева.

— Думаете Фетт – мёртв?

— Не могу сказать. Лорд задал мне тот же вопрос. Значит, это не его работа.

— А значит, может быть частью плана, — кивнула она своим мыслям, понимая, что сейчас её попросят вернуться в каюту.

К джедаям, как и ко всем остальным были приставлены адъютанты, но, насколько могла судить Амидала, рыцари могли перемещаться без ограничений. Ей же, Королеве Альдераана и лидеру Альянса, не позволялось находиться где-либо более десяти минут без видимой на то причины, если это не её каюта.

— Прощу прощения, ваше величество, — подошёл адъютант.

— Да, конечно, — улыбнулась она мужчинам и направилась к выходу.

* * *

Дрожащие руки ввели новый запрос, тут же вводя коды доступа и разрешения на получение сверхсекретной информации. Данные, отчёты, донесения уже слились в какие-то слова и цифры, координаты, но всё не то… не то… Она снова и снова проходила сотни систем безопасности, чтобы найти нужное… где он? Не может же быть такого! Где более конкретные данные! Не может… где он? По щекам потекли слёзы отчаянья. Что ей делать? Сектор Лабиринта Риши, система Лоург, или Кенворовское затмение? Где он?!! Можно начать поиск с Лабиринта Риши. Она забила курс просчёт с Корусанта до Лабиринта, проверяя остановку: сектора Орен, Ваерус и Алмаз – замигали красным цветом на мониторе – горячая зона. Левая рука погладила живот, а страх сжал грудь. До истерики, до судорог. Она наклонилась вперёд, зажмурившись, пытаясь подавить припадок, а затем запрокинула голову назад, пытаясь выпрямиться. Ей туда нельзя… она не может… она должна его найти!

Раздался сигнал:

— Слушаю, — резко ответила она, беря себя в руки и вытирая лицо от слёз.

— К вам, его величество…

— Пустите.

Она встряхнула головой, окончательно прогоняя приступ, сворачивая некоторые вкладки на мониторе.

— Добрый вечер, — поприветствовал её с порога мужчина, мягко улыбаясь. От этой улыбки ей захотелось отвернуться, спрятаться и не видеть, но она переборов себя, убрала руку с живота и так же улыбнулась ему в ответ. — Не помешаю?

Она отрицательно помотала головой.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — он пересёк комнату и присел с ней рядом, прямо смотря карими глазами излучающими заботу. Она сразу почувствовала его приятный парфюм. Интересный запах, сложный, незнакомый, но приятный.

— Да, — она снова кивнула головой.

— А почему вся дрожишь?

— Смотрела обстановку на дальних рубежах.

— Тебе принести горячего ленноу? — в его голосе была уютная хрипотца, не настойчивая и не требующая.

— А что это? — собственные руки и вправду были холодными, она соединила их, нервно сдавливая пальцы.

— Вкусный, успокаивающий и согревающий напиток из тростника Куэрпо, — он смотрел только на неё, а она… прятала глаза, уставившись на монитор.

— Да, — она снова кивнула. — Принеси, — и постаралась так же улыбнуться.

Мужчина ушёл. А ей захотелось разреветься, но… надо решать сейчас. Она снова забила в поиск, и снова одни и те же отчёты и донесения… Галактика в огне! Всё дальше внутреннего кольца – огневые точки, стычки, небезопасные зоны! А он… он где-то на внешнем кольце! Где? Десятки парсеков между теми местами, где он может быть! Десятки парсеков сквозь горячие точки! Она обняла живот, закрывая глаза. Если бы знать, куда лететь… знать бы конкретное место, чтобы один раз… один раз… снова рискнуть? Снова? Она открыла глаза, жёстко формулируя вопрос себе: готова ли она, сама, сейчас рискнуть ещё раз, чтобы найти его? Полететь через места, где идёт война, через кордоны пиратов, сепаратистов, имперцев и местного сопротивления… подвергнуть себя опасности, чтобы…

— Пей аккуратно, он горячий, — рядом с ней поставили изящный бокал с красивым нежно фиолетовым напитком, тёплым, украшенным каким-то незнакомым цветком. — Муссо тоже можно есть. Она немного горчит, но подчёркивает вкус ленноу.

— Спасибо, — холодными руками обхватила бокал, согревая их.

Готова ли она рискнуть?

— Падме, — мужчина ненавязчиво приобнял её. — Я знаю, что ты очень болезненно переживаешь нынешнее состояние. И, поверь, я тоже, — его тон и взгляд заставили её повернуть голову к нему и заглянуть в тёплые карие глаза, переполненные волнением и заботой. — Нынешняя ситуация – это первый и самый кровопролитный этап, через некоторое время ситуация стабилизируется сама. Нам надо сейчас приложить все усилия для создания необходимого фундамента и сохранения наших прошлых связей, чтобы потом мы смогли снова подняться и объединить всех. Я знаю, что это сложно и порой тоже чувствую обречённость, но вместе мы справимся. Вместе мы это преодолеем. Я всегда буду рядом с тобой и помогу. Мы всё восстановим.

Рисковать… зачем? Она обняла его, и уткнулась в шею носом, закрывая глаза, задавая себе снова вопрос: зачем? Зачем подставлять под угрозу то маленькое и беззащитное существо, которое внутри её? Чтобы вновь увидеть синие глаза, в которых отражается только бескрайний космос? Чтобы вновь реветь по ночам, ждать и молиться всем известным ей богам и проклятой Силе, чтобы он вернулся живым? Чтобы вновь слушать о войне, кораблях и Силе?

Сможет ли она жить в тепле и уюте? Подальше от всех воин, сражений и конфликтов, с этим незнакомым, но приятным ароматом? Где о ней будут заботиться и беречь? И главный вопрос: где будет спокойней и безопасней для её малыша?

Глава 8

1 часть

Пространство рассыпалось тысячами осколков и, как в потоке ураганного ветра, понеслось острой пургой, мелькая лицами, событиями, настоящим, будущим и вероятным. Осколки звенели, как медная стружка, раня своими гранями, переплетаясь и сливаясь в общий гам… а он слушает… и слышит… ища мелодию, разбирая темп и ритм, нужный тон и настрой, чувствуя кожей и всем нутром, и ищет… ищет лишнюю, фальшивую, не в тон и не в ритм, придуманную ноту, сформированную хитрой и мастерской рукой Сидиуса. Он знал, он чувствовал, что где-то здесь, совсем рядом, в полутоне, в отрывке стеклянного стаккато, есть то, что пытается скрыть, изменить или подставить старый ситх… он знал, что это где-то здесь… совсем рядом, совсем близко… в отблесках холодного мгновения, в сплетении странных теней, в картинах, отражающихся в глазах на знакомых лицах… тут… совсем рядом… чуть приоткрыв глаза, взирая на бесконечные потоки подпространства, он концентрировал то необъемлемое знание, даваемое Великой Силой. Как линии звёзд в подпространстве сплетались и его видения, так же стремительно сменяя друг друга, не давая даже доли секунды, чтобы запомнить, понять, даже осознать… Слишком быстро, слишком остро, слишком… шумно, опасно, неразборчиво… мало… мало осознания, понимания, мало… надо больше… нельзя… Глаза распахнулись, отражая лишь бескрайний космос. Нельзя… нельзя так делать… Нельзя, и он чётко знал это, делая шаг в бездну, но снова ловил себя за мгновение, вытаскивая в реальный мир, заставляя закрыться от Силы, спрятаться в грубой оболочке, чтобы не потерять себя в бескрайней власти Великой Стихии.

38
{"b":"545127","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как выжить в начальной школе
Кровь на Дону
Другие правила
Покровители
Господин Мани
Тихоня
Когда кругом обман
Любовь без гордости. Навеки твой
Жена в наследство. Книга 1