ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мон, если Лорд захотел бы уничтожить Альянс, то он бы это сделал пару суток назад и без данных «Антифитума».

— Уничтожение – это одно, а захват ресурсов – это совершенно другое, — настаивала чандрилианка.

Королева тяжело вздохнула, отворачиваясь от собеседницы. Не могла она объяснить соратнице то, что спокойно и естественно улеглось у неё на душе.

— Мон, наш враг – Империя, а сейчас БМФ наш союзник, — постаралась терпеливо донести королева, поворачиваясь. — Я понимаю, что Лорд не задумываясь ударит в спину, но только если у него для этого будут основания или интерес для Раизиля. Сейчас его нет, — глядя на непробиваемое выражение лица соратницы, Падме отдавала себе отчёт, что лучше сделать всё самой. В ином варианте Мон Мотма натворит таких глупостей, что главком передумает и направит БМФ против них. — И если тебе будет спокойней, я сама заберу «ключ» на базе. Хорошо?

— Хорошо, — согласилась та, сжимая губы. — Но я не понимаю, почему ты вступаешься за него? После всего, что он сделал с Республикой, после того количества оскорблений, которое он нанёс лично тебе.

Падме удержала глубокий вздох, как и протестные аргументы. Это не он развалил Республику, а они. Оскорбления – это слова… это только слова, и сейчас надо двигаться дальше. У неё были сотни аргументов, которыми она могла оперировать, но это всё были оправдания, оправдания его. А его она оправдывать не хотела.

— Я хочу мира, — ответ прозвучал неоднозначно, но вопросы собеседницы пресёк звонок в дверь: Мон пора было уходить. — Встретимся на посадочной площадке.

Падме выдохнула, когда дверь закрылась за женщиной. Как же с ней тяжело стало.

— Лея!

— А Лорд говорит, что она просто тебе завидует, — отозвалась дочь в проёме ванной комнаты. Под выразительным взглядом матери девочка подошла к сумке, положила туда одно полотенце и закрыла её, засовывая датапад в боковой карман.

— Доченька, — спокойно произнесла она, немного приходя в себя. — Лорд больно много говорит, и не все его слова стоит повторять. Хорошо?

— Но он…

— Нам пора, — пресекла возражение Падме, открывая дверь, позволяя адъютантам зайти в комнату, всё посмотреть, взять сумки и сопроводить их на посадку.

Они вошли в огромный ангар, где стояли шаттлы. Около каждого корабля в очередь выстроились люди Альянса со своими сопровождающими. Адъютанты подходили к офицеру у трапа, отчитывались, и только после этого человек заходил в шаттл. Амидала быстро разглядела существ в джедайских мантиях, а именно магистра Кеноби, свободно стоявшего около шаттла и разговаривающего с офицером БМФ. Остальные джедаи так же, практически под конвоем, заходили в корабль. Оби-Ван всегда мог поставить себя в привилегированное положение, чему учился его падаван, непосредственно выходя из шаттла, становясь около наставника. Королева слегка улыбнулась, когда они прошли мимо джедаев, но адъютанты повели их дальше, туда, где отдельно от остальных стояло ещё три судна. Амидала огляделась, понимая, что только их с дочерью ведут к ним. По трапу поднимались солдаты в форме Альянса, но королева тут же оценила солдат – это не её люди. Солдаты были одеты в чистую и новую форму, которой не могло быть у людей, бежавших с «Либерти». Когда они приблизились, Падме стала разглядывать лица мужчин: шрамы, татуировки, забритые виски или другие рисунки на головах. На одном из проходящих она заметила символичную татуировку в виде трёх цифр в круге на шее: пятьсот второй легион, «Щит» БМФ.

Один из трёх личных легионов Лорда Главнокомандующего: пятьсот первый – «Кулак», легион, созданный для агрессивного захвата целей любой сложности. Вся Галактика знала, что если пятьсот первый спустился на поверхность, то независимо от боеспособности стороны, эта планета уже под протекторатом БМФ, что бы ни думала по этому поводу местная власть. Пятьсот второй легион – «Щит», спецоперации по спасению, эвакуации, обеспечению безопасности на любых огневых рубежах. Третий легион – пятисотый – «Глаза», военное подразделение в тылу врага. Данных об этом легионе было катастрофически мало, были даже подозрения о дезинформации, но был ряд доказательств работы «пятисотого», и в данных проскальзывал код «Глаза». Насколько Амидала была информирована, «Кулак» и «Щит» были сформированы во времена первой смуты, среди них было много клонов, которые и стремились различаться внешне: делая стрижки, тату, а порой и шрамирование. Это стало передаваться, формируясь как отличительное качество солдат среди своих же. Для пятьсот первого и второго легионов скрытность была ни к чему, они наоборот выпячивали свою принадлежность и отличие. У пятисотого же не было даже своего символа.

— Мама, — позвала её дочь. — Не волнуйся, это пятьсот второй легион. Я с ними тренировалась, — девочка самодовольно улыбнулась.

— А я и не волнуюсь, — поддержала принцессу Падме ответной улыбкой.

Она вообще чувствовала себя как-то странно. С самого момента, когда она смогла обнять дочь, внутри неё всё успокоилось и настало это непонятное состояние. Она переживала смерть Бейла, волновалась за Лею, много думала о будущем, о политике, но она была спокойна. У неё даже получилось выдохнуть, и это случилось так неожиданно, что она даже не заметила, когда именно это произошло. У неё была возможность выплакать горе, поговорить с дочерью и убедиться, что она цела, увидеть и узнать, как дела у сына, вспомнить прошлое, отругать себя, выспаться. Всего пару суток на корабле, а она смогла позволить себе больше, чем за все прошедшие годы в статусе королевы Альдераана.

Дочь легонечко толкнула её, привлекая внимание, и кивнула в сторону: с конца ангара, шёл Лорд со своей свитой. Его чёрная фигура сразу приковывала к себе взгляды. Идеально спроектированные латы подчёркивали и увеличивали комплекцию мужчины, придавая ему ширины в плечах, общую твёрдость и силу. Его шаг, размеренный, привычный, но решительный и твёрдый, демонстрировал внутренне спокойствие, надёжность. Она запомнила его страстным юношей с интересными чертами, с выразительными глазами под тяжёлыми бровями, у него мягкие губы и милая ямочка на подбородке. Она запомнила рыцаря без страха и упрёка, с лицом надежды и веры, с искренними стремлениями в глазах. А по ангару шёл Лорд, мужчина с выраженной линией скул, с острым подбородком, под тяжёлыми бровями был взгляд: бесстрастный и властный. Он больше не нёс надежду, в нём не было веры, в нём был гарант победоносности, без сомнений и пререканий, лишь ямочка на подбородке смягчала, придавая лицу всё тот же интерес. Его внешняя мужская привлекательность с годами только усиливалась, перенося на лицо твёрдость внутреннего стержня, стального характера и страстного темперамента. Глядя на него она всем своим нутром знала, что всё в порядке, что нет ни единой причины беспокоиться, он уже всё решил, он уже ко всему готов, и пускай за бортом бескрайний космос с вопросами, проблемами, войной и конфликтами – он тут, и они в полной безопасности.

— Ваше величество, — обратился к ней адъютант, показывая рукой на трап. — Всего доброго.

— Спасибо, — вежливо улыбнулась она, и повела дочь в шаттл.

Решительный образ главкома ещё стоял перед нею, королева улыбнулась своим мыслям, присаживаюсь на место, и закрепляя ремни безопасности на дочери. Рядом с принцессой сел солдат и поприветствовал её, Лея его узнала, тут же кинувшись в расспросы:

— А вы с ним только на поверхность спуститесь? Или на базу тоже зайдёте? — детская непосредственность ребёнка заставила улыбнуться вояке. Падме же сделала вид, что подправляет свои ремни, зная, что сейчас дочь выудит из солдата всё, что возможно.

— По ситуации, ваше высочество, — мужчина лет тридцати пяти с рыжиной в тёмных волосах заботливо улыбнулся. — Наша задача доставить вас в безопасное место в целости и сохранности.

— Так мы же летим на базу.

— Да, ваше высочество, — по сдержанной улыбке и доброму взгляду Падме поняла, что у солдата был кто-то очень любимый, близкий по возрасту с Леей. — Но это ваша территория, и мы не знаем, что там может быть. А Лорд поставил вашу безопасность в приоритет.

40
{"b":"545127","o":1}