ЛитМир - Электронная Библиотека

Корабль сотрясло, Асока прижалась к стене:

— А твои ребята точно поняли, что нельзя разрушать корабль, пока мы на нём?

— Не волнуйся, Шпилька, Пиетт знает что делает, — подмигнул ей Энакин, держа ментальную маскировку, следуя за магистром.

Тогда они ломились по переходам, вентиляциям, шахтам лифта… сегодня они идут продуманным планом, обходя скопления солдат, и, используя благосклонность Силы, скрываются за её покровом. Когда это твоя война – это и твои правила.

Флагман ещё раз тряхануло, раздались взрывы, главком невольно взглянул в иллюминатор: мимо проплывал корпус кореллианского крейсера с сине-золотой эмблемой Иблиса.

— Нам надо поторопиться, а то всякие *киики могут весь план испортить, — ему оставалось, надеяться, что у Пиетта появится возможность переключить внимание этого пузатого *хнуперя на другие корабли Империи. По опыту, Лорд уже знал, что Иблис становился агрессивной бантой с оружием, кидаясь на любую, даже самую дурацкую цель с крайне неуместной кореллианской отвагой. Впрочем, эта проблема Пиетта и адмирала Ража, которые были посвящены в их план. Лорд признавал, что это, возможно, и паранойя, но он не хотел давать ни единого шанса Альянсу ударить ему в спину. И Бертран до последнего будет сидеть в засаде, пока главком не будет уверен, что Альянс не ударит по потрёпанным кораблям БМФ и не попытается уничтожить «Прорицатель», считая, что он, Главнокомандующий, там. Впрочем, флот Бертрана вступит в бой, если сил Ража и Пиетта не будет хватать, но это маловероятно. Знал ли кореллианец о присутствии в системе ещё одного мобильного флота БМФ, у Лорда не было информации, но он был уверен, что Амидала могла такое предвидеть. Но всё это остаётся за пределами разрушителя и за пределами дверей лифта. Потому что на это в данный момент он повлиять не мог, и это он переложил на проверенных людей, а его задача – Палпатин, который вальяжно сидел на своём никчемном троне.

— И что, даже без охраны? — возмутился Лорд, уверенно направляясь к дряхлому старику, укутанному в чёрную мантию.

Он чувствовал, как ситх собирает Силу, концентрируя её в своём тельце, ощущал невероятное давление, сжатие и скручивание всей мощи, которая готовилась ударить по нему… Но его, Лорда Главнокомандующего, по прозвищу Ушедший, Избранного, по мнению джедаев, это не касалась и не интересовало. Великая Сила, Живая Сила, по представлению мудрого Квай-Гона Джинна, была везде и пропитывала всех. И, возможно, ситх верил, что смог подчинить всю Великую Силу около себя и окрасить её Тьмою, но Идущий По Небесам в это не верил. Он верил в то, что его Сила была в тренированном теле, в уверенной хватке на рукояти меча, в волевой решимости несостоявшегося отца, жаждущего мести, в его целостности как командующего, в железной уверенности в своей правде. Его Сила растекалась по всей глубине бескрайнего Космоса, жила в жестокой и расчётливой Войне, которая разворачивалась за титановой оболочкой звёздного разрушителя. Его Сила хранилась в спокойном и уверенном магистре Кеноби, который предоставил бывшему ученику возможность отомстить, взяв на себя четверых магнастражей, появившихся на защиту Императора. Его Сила таилась в могущественной и импульсивной Асоке Тано, которая прикрывала учителя, также вставая на пути магнастражей. И поэтому концентрированные разряды Тёмной стороны были с лёгкостью подавлены волей Идущего По Небесам.

— Не разочаровывай меня, Сидиус.

— Ты так и не повзрослел.

Он напал резко и стремительно, двигаясь слишком быстро для старика, нанося мощные удары, несвойственные такому дряхлому телу. От *рунрай стоило это ожидать, Лорд и ожидал, тут же меняя стиль с привычного Атару на более решительный Шии-Чо, обход со спины, блок третьей формы, атака «Танатос», стойка «Орелы», выход на комбо второй формы Макаши… Кусок чёрного имперского балахона упал под ноги. Лорд не удержал улыбку. Он так долго ждал этого, оттачивал все свои навыки и техники владения световым мечом, учился контролировать разум и эмоции, столько провёл времени в медитации, чтобы в самый решающий момент концентрация была на максимуме. Сила текла сквозь него, помогая и подсказывая, несмотря на веления Тёмного Владыки. Жёлтые глаза пылали от ярости, затопляя старика, его злость и раздражительность волнами баламутила хрустальное пространство боя. Это вызывало лишь чувство снисхождения. Император пытался вывести его на «Сокан», подставив под удар магнастражей, которые стремительно увеличивались в количестве, раскручивая «Лус-мы» в ответ на излюбленный «Путь Майнока» магистра Кеноби. Скайуокер вышел в двойное сальто, выходя из опасного круга, уже ощущая заготовленный удар Сидиуса. Сверкающие молнии Силы лишь лизнули острие его светового меча. Ситх был слаб, несмотря на всю мощь Тёмной Стороны, он чувствовал, как старик всё больше отступал… Но нельзя, нельзя давать чувству победы затуманить рассудок, нельзя… Но можно позволить себе краем глаза заметить, как Шпилька выполняет идеальный «Сайча», обезглавливая ещё одного дроида. «Шиаак» целился прямо ему в грудь, Энакин ушёл ещё в одно сальто. Секундное отвлечение не осталось незамеченным для Палпатина. Воспользовавшись мгновением, он ударил Силой, когда Лорд ещё не вышел с прыжка.

«Это подло и не по-мужски», — разочарованно решил главком, вскидывая руки, концентрируясь на формировании щита Силы против натиска Тёмной Стороны. Сила текла по нему, позволяя на полсекунды предвидеть удар Сидиуса и выполнить манёвр «Джунг», чтобы сменить диспозицию и увидеть за спиной Асоки чёрного *рунрая, подло проводившего приём «Шиим», нанося небольшие раны краем лезвием светового меча.

Нет…

Сердце пропустило удары.

Сидиус не мог проскользнуть мимо него…

Не…

Ещё один прыжок «Сай», чтобы успеть оказаться около падающей ученицы, чтобы поймать красный клинок в полёте…

…чтобы столкнуться с ней спиной, подставив под удар, но Великая Сила направила левую руку, используя молниеносную реакцию. И развернуть лезвие меча, направляя на стража…

— Учитель! — взвизгнула тогрутка, — что?… — она не успела договорить, разворачиваясь на манёвр «Турс», защищая спину наставника от красного лезвия ситха.

— Ты… — только успел выдохнуть опешивший Скайуокер, глубже погружаясь в потоки Великой Силы, чтобы почувствовать напряжённое, но абсолютно неповреждённое тело ученицы.

— В порядке! — выкрикнула Асока, уходя в серию ударов «Кендо», отражая невероятный натиск Сидиуса.

Энакин прикрыл глаза, доведя идеальное комбо «Терреро», разрубая дроида на четыре части, чтобы вновь поменяется с Асокой местами.

Как такое могло показаться?

Отразив очередной удар молний, Ушедший хотел вывести фору «Сокан», чтобы увести Сидиуса подальше от спин Оби-Вана и Асоки. Как по велению Силы он обернулся в сторону наставника, чтобы увидеть, как резко постаревший магистр с улыбкой на лице приподнимает меч в «но-рае-зер», позволяя красному клинку рассечь себя.

Боль разорвала грудь:

— Нет! — а рука сама вскинулась, концертируя в себе поток Силы, чтобы ударить, оттолкнуть нападавшего.

Кеноби резко ушёл в «Варн», почувствовал удар в свою сторону от бывшего подопечного:

— Ты что творишь?!

Страх затопил рассудок, только идеально выученное тело само выставило блок против атаки Сидиуса. Толика лишней концентрации позволила откинуть Владыку Тьмы и встряхнуть голову.

Собраться.

Думай!

Это видения! Видения, как реальное событие… Неужели Палпатин смог взломать его ментальную защиту? Неужели он – прорицатель, ясновидец, одарённый редким даром – за столько лет не смог научиться защищать своё ментальное поле? Как такое возможно?

Не только он мог предвидеть! — Лорд столько раз повторял себе это. — Не только он умеет обращается с Силой и наделён даром видеть вероятности… вероятности.

Он слишком глубоко погрузился в Великую Силу, впитывая её дары полностью, предчувствуя решения и удары Сидиуса… предвидения… предвидения близлежащих вариаций, которые будут здесь и сейчас, а Палпатин – мастер ментального воздействия. Он создавал вариации, показывал те, которые сам видел или хотел видеть…

59
{"b":"545127","o":1}