ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кореллианские клещи, — произнёс Пиетт в намёке на активацию сил против Альянса и «Пяти союзов».

Лорд сложил руки на груди. Признаться, сегодня он устал, и хотел бы покинуть мостик. Он знал, что в голове у Пиетта уже разработан план контрмер, что один приказ, и адмирал введёт свежие силы Бертрана, и он навсегда лишится головной боли в виде Мон Мотмы, которая тихо сидит на «Руфусе» с Мадиной на пару, в виде вечно воинствующего Иблиса, которому он, по доброте душевной, сегодня жизнь спас вместе с флагманом. Только зачем? Он же мог и только своими силами выиграть бой.

Зачем сохранил и сохраняет их жалкие жизни?

Нейкхан с крохой на «Прорицателе», Оби-Ван с Асокой тоже. Сидиус мёртв, его Империя без флота и в скором времени будет раздавлена.

— Милорд? — Пиетт, как и он сам, не любил ждать атаки, он предпочитал бить первым, на опережение, чтобы заставить противника врасплох.

Лорд стоял перед интересным моральным выбором. Ушедший всегда считал, что демократы не способны на резкие решения, потому что не могут договориться. Потому что у их правительства всегда минимум пять голов. Но Органа мёртв, Амидала на его флоте, и у медузы осталось только три головы, которые могут договориться. Или не могут? Иблис не раз обвинял Мон в тирании подобной Палпатиновской, а уважал и слушал только Амидалу, к тому же обладал большим военным ресурсом, чем Альянс. Мон без поводка Падме, с Мадиной по правую руку, а этот падальщик может рискнуть напасть на «Прорицатель», чтобы убить его, Лорда Главнокомандующего, считая, что так обезглавит Реазиль и БМФ. Разумеется, Мадина знает, что после адмиралы БМФ найдут его и продемонстрируют все древние казни в лучших традициях Реазиля, но это будет потом.

Почему он тогда не убил Органу?

Почему не уничтожил всех врагов Реазиля?

Почему сейчас приказ, который решит массу его проблем, встал в горле?

— Прощу прощения, Милорд, — обратился Диатор. — Вы просили…

— Что там?

— Её величество хочет знать, где принцесса.

Ах, её величество заперта у себя в каюте под охраной, а Кроха в привилегированном положении носится по кораблю. Нет, она должна быть в медблоке.

— Скажите, — разрешил он, вспоминая, что велел любое действие нейкхан согласовывать с ним. Кроха перемещалась спокойно по кораблю только в сопровождении адъютанта и могла… Могла уже сотню раз сбежать из медблока. Надо проверить.

Лорд уже развернулся, но его остановил вопросительный взгляд адмирала:

— Одно неровное движение в наш адрес – уничтожьте их.

— Да, сэр, — такой приказ адмирала вполне устраивал.

— Милорд, флагман «Пяти Союзов» просит связи с вами, — остановил его оператор.

— Соедини, — Лорд замер вполоборота, не намереваясь долго беседовать с кореллианцем. К тому же обычная их встреча начиналась и заканчивалась хаттезем.

На экране отобразился крепкий мужчина с тёмными волосами до плеч и густыми усами, в камзоле глубокого синего цвета. Как ни странно, но эта рожа не вызывала раздражения. Скайуокер не намерен был начинать первым, к тому же стоящий рядом адмирал всё ждал предлога продолжить бой, и Ушедший уже не имел ничего против этого.

— С победой над Империей вас, Лорд Главнокомандующий, — всё же произнёс кореллианец.

Татуинец вопросительно вскинул бровь: ему показалось или его в действительности признали и Лордом? И Главнокомандующим? А как же татуинский выродок? Джедайский выкидыш?

На языке крутилось много чего и ядовитого, и язвительного, половина на хаттезе, но он лишь кивнул в знак принятия.

Молчание затянулось, кореллианин ждал ответного его шага, а он… он хотел в медблок, узнать, там ли кроха, всё ли в порядке с Асокой и не пришёл ли в себя Оби-Ван.

— Если вашим кораблям нужна техническая помощь, а солдатам медицинская, мы окажем вам её. Этот вопрос можете обсудить с адмиралом Пиеттом.

Такое признание от Иблиса можно было воспринимать как предложение мира, а у адмирала ещё остались силы, поэтому он наконец-то покинул мостик.

* * *

Лейтенант Таск стоял на посту у входа в медблок, это могло гарантировать, что кроха там. Адъютант тут же передал ему деку, и Лорд в неё уткнулся, заходя в блок. Данные от дока:

«Асока Тано, раса – тогрут… состояние – «стабильное», пребывание в бакто-камере десять часов», — отлично, он сам успеет поспать.

«Оби-ван Кеноби, раса – человек… состояние «удовлетворительное», пребывание – палата № 5… спит под успокоительными…» – отлично, док накачал и учителя, чтобы тот не ринулся на мостик.

Кабинеты с бакто-камерами были закрыты для посещения, и кроху туда явно не пустили. Он зашёл в пятую палату, где на эргономичной кровати спал учитель. Его сияние было спокойным и размеренным, показатели приборов, подключённые к нему, мирно мигали, показывая стабильное состояние. У противоположной стены сидя спали два ребёнка, прислонившись друг к другу головами. Лорд невольно присмотрелся: дети сидели абсолютно зеркально, поджав ноги и сложив ручки на колени. Лея, которая меньше падавана, положила голову ему на плечо, а тот ей на голову, но с закрытыми глазами, без лишних эмоций, без окраски Силы, привычек, манер они казались одинаковыми. Энакин внимательно всмотрелся в маленькие лица, он много раз наблюдал за Леей, которая была похожа на Падме с её глубокими тёмными глазами, с тёмными волосами, с фарфоровой бледной кожей, он в ней видел продолжение Ангела. В Люка он вглядывался только раз, при знакомстве, Оби-Ван прямо указал на светлость волос, на голубые глаза, но парень слишком яркий в Силе, слишком интересный даром, слишком активный, тихий и гуманный. Как принцесса Альдераана может быть так схожа с падаваном Ордена? Кажется, он забыл, как дышать, и побледнел.

— Добрый день, Милорд, — вошёл усталый доктор Ковол. — Надеюсь, вам не нужна медпомощь, — врач профессионально окинул его взглядом.

— Вы это тоже видите? — и указал на детей. Ковал хотел бы осмотреть главкома, чтобы убедиться в его здоровье, но перевёл взгляд на спящих.

— Два маленьких ураганчика в покое? Надо же, я наконец-то это увидел, — с иронией ответил тот, продолжая рассматривать лицо самого Лорда

— Док, они похожи?

Ковол окинул своим сканирующим взглядом детей.

— Да, — худощавый доктор наклонил голову, всматриваясь в лица. — Я обнаружил пять схожих черт, которые могут служить антропометрическим показателями родства.

Доктор Ковол был крайне циничен, без лишней капли гуманизма или тактичности. Он никогда не шёл у кого-то на поводу, слушался только приказов. Его не интересовал внутренний мир ни главкома, ни других его пациентов, только физическое благополучие. Это позволяло сделать вывод, что он, Энакин Скайуокер, Лорд Главнокомандующий, ещё в своём уме, что его голова всё ещё способна адекватно воспринимать реальность, а вот в адекватности реальности он уже сомневался.

— Как проверить?

— Анализ ДНК.

— Сделайте, — бесцветным голосом, приказал главком. — И сравните с моим.

— Вы хотите анализ на отцовство? — уточнил врач.

— Да, и хочу, чтобы никто не знал об этом.

— Хорошо, я проведу его сам, — Ковол подошёл к спящим детям и взял по волосу.

— Результат мне на стол, — Лорд вышел из палаты, из медблока, он не хотел думать, анализировать, предполагать, он хотел в душ и увидеть результат. Только после заключения дока он позволит себе думать.

3 часть

Она ожидала, что Лорд решит с ней переговорить. В первую очередь она была готова к тому, что Энакин отчитает её за присутствие Леи на борту. Мон с Мадиной уже осудили её решение и обвинили во всём бесчеловечном в отношении к своему ребёнку. Говорить об особых привилегиях дочери на территории БМФ она не стала. Наречённая Амидала лишь напомнила, что сама оказалась во время боевых действий в четырнадцать уже в статусе королевы. Она, как рождённая набу, считала, что будет лучше, если Лея увидит неизбежную войну, находясь на самом большом и защищённом корабле галактике, под охраной надёжных людей Лорда, чем как она, с отрядом дворцовой охраны и двумя джедаями против армии дроидов. В иллюминаторе она видела проплывающий дредноут с символом «Пяти Союзов», огонь давно прекратился, и она надеялась, что Герм принял правильное решение. Потому что, в противном случае, она может оказаться политическим заложником, как и её дочь. Хотя «плен» для Леи на борту «Прорицателя» был наполнен большей свободой, чем в родном дворце. Её Звёздочка спала в медблоке, и, по словам адъютанта, была она там по прямому приказу Лорда, абсолютно здоровая. Она бы хотела увидеть дочь, и узнать где Люк, но, разумеется, её не пустили. У офицера не было причин врать ей, поэтому подавив своё волнение, она пошла за адъютантом в одну из кают на выделенном им этаже.

67
{"b":"545127","o":1}