ЛитМир - Электронная Библиотека

Всё это было разумно, он встал с кресла, начиная нервно мерить шагами маленькое пространство перед столом.

— Какие три самых надёжных способа спрятать одарённых детей от ситха? — задала она ему вопрос, который много лет назад задала его наставнику.

Лорд остановился, упирая руки в бок:

— Лучше всего, чтобы он о них не знал. Чтобы вообще о них никто не знал, — поправился он. — Да, их нужно было разделить, вместе они вызывают слишком большой диссонанс в Силе. И не только для одарённых, — он вспомнил реакцию дока на детей. Вообще, трудно представить, что эти двое могут натворить, находясь постоянно вместе. — И да, сильнейшего спрятать среди подобных. Храм со всеми своими жителями создаёт достаточно мощную ауру в Силе, в таком свечении вообще трудно что-то разглядеть. Поэтому Люк всё это время находился там, — пробормотал Лорд, складывая всё вместе.

— Я взяла обещание с Оби-Вана, что именно он будет обучать и защищать Люка.

— М-да, — он взял бокал, промочить горло. — Интересно в какой угол ты загнала учителя, чтобы он ещё раз под такое подписался.

— Я позволила ему выполнить свой долг, а я выполнила свой, — встала в оборонительную позицию королева.

Рука непроизвольно взяла настойку, и щедро плесканула в ещё полный её бокал, и долил себе. Падме залпом выпила половину. Запасы воды в организме всё-таки надо было пополнять.

— Всего этого можно было бы избежать, сообщи ты мне об этом. Тарео в пару парсеков от нашей первой базы на Ретао. Короткий сигнал с базы можно было послать, — он хлебнул настойки и поднял глаза на неё. Зачем он это сказал?

Встретившись с его пониманием Падме начала успокаивается, приходить в себя, чувствуя хоть какую-то поддержку с его стороны в принятии сложного решения, ей становилось легче. И он вновь ударил её, сам не желая этого, тем самым подняв в ней разрушительный огонь, который может даже окончательно испепелить и так безжизненную пустыню у него внутри.

— Сейчас Палпатин мёртв, — голос её был спокоен, а взгляд твёрд. Алкоголь очень быстро дойдёт до сознания, и она вобьёт в его душу все ядовито-разъедающие колья, что хранились у неё всё это время. — Люка обучает самый терпеливый и мудрый наставник, и когда он получит звание джедая, я смогу ему всё рассказать. Таков был наш уговор с Оби-Ваном. У Леи был прекрасный отец, который искренне и по-настоящему её любил…

— Который позволял своим сестрицам компенсировать свои комплексы на ней…

— …который мог поступиться ради неё и своей гордостью, и своим правилами, и забыть обиды, чтобы сохранить её…

— …но ничего не смог сделать сам!

— Он сделал больше, чем ты!

— Я не знал о них!

— И не должен! — удар за ударом, она каждое слово вбивала в него с особой жестокостью, которой никогда не было в ней раньше. — Ты ушел! Ты бросил меня! Ты бросил всех! Меня, Асоку, Оби-Вана, Орден! — только она могла, а главное имела право так раздирать его раны, так истерзать то, что он так бережно хранил. — Всех, кто в тебя верил, кто любил, и кому ты был нужен!

— Я ушёл из Ордена, ради тебя, если бы я не ушёл, меня бы и так выгнали!

— Ушёл, создал своё государство, разрушил Республику – молодец! — Падме орала, сжимая кулаки, неосознанно сокращая между ними расстояние. — Ушёл, так не возвращайся! — точный, выжигающий выстрел в грудь. — Ни Лее, ни тем более Люку такой отец не нужен! — контрольный выстрел в сердце.

Сердце, это всего лишь мышца, не важно, что ему кажется, что оно остановилось, и что у него внутри всё заливается кровью. Это не так. Сердце продолжает гонять кровь по телу, а кровь бежит по венам и сосудам, по которым она и должна бежать.

— Не тебе решать! — непроизвольно он обходил стол, приближаясь к ней. Этот ситхов стол, весь разговор между ними, как железобетонная стена разумности, воспитания, уважения и самоконтроля.

— Мне! Я их выносила, я их сберегла, я их родила, и я спасла их от ситха! Перед Люком все возможности, у него будет выбор, у Леи…

— Наследство в целый Альдераанский сектор с тупыми тётушками, которые удушат её в своём приличии, или вероятнее всего убьют принцессу, выгонят тебя и перегрызут друг другу глотки за трон!

— Ты не знаешь, о чём говоришь!

— Чего я не знаю? — неужели она этого не видит? — Того, что посредственный королёк втиснулся с самого начала в друзья к тебе, потом вылез в Сенате за твоей спиной, прикрывшись тобой протащил инсургентский проект, так же прикрываясь тобой! — он бесконтрольно перешёл на крик, от чего становилось легче, — Выпускал тебя тралом в Сенат, прикидываясь невинной пуату, всю войну просидел за спинами джедаев и в крепких стенах Сената. Поддержал тебя за ручку, вытер слёзки и ты ему весь Альянс на осколках Республики собрала! А после героически, но очень тупо сдох во время сражения. Оставив тебя полностью в дерьме с двумя гиенами за спиной! Которые сейчас кинутся на тебя и на Лею!

— Никто на нас не кинется! И не смей…

— Как же не кинется?! Ты даже дочь теперь дома оставить не можешь, потому что знаешь, что эти дворовые курвы придушат девочку без зазрения совести, ради единственной возможности сесть на престол!

— Лея здесь…

— …как и пару недель назад, для того, что бы я её защитил! Потому что Мон первая отравит её. И не рассказывай мне, какой светозарный Органа, и как хорошо было с ним, и как много он сделал. Он – мудак, который не только не помог тебе, а ещё и своё барахло на тебя скинул! — наконец-то высказался он, до тошноты много выслушав сегодня об этом борове. — Хорошо, что он сдох! Плохо, что так поздно! Надо было ещё тогда, на Корусанте, ему шею свернуть.

— Не смей так говорить о Бейле! — они стояли практически вплотную, и она резко замахнулась для сильного удара ему по лицу, но Лорд поймал руку. Их обоих трясло, он неосознанно сжал хрупкое запястье.

Ситх! Как же всё это было глупо! Вопили в нём усталость и разум.

Он сейчас отпустит её руку, а она развернётся и уйдёт, заберёт Лею, улетит под защиту к Иблису. И даже если он попытается её остановить, это будет бесполезно.

Он не хотел так…С самого начала, он не хотел ругаться с ней, тем более доводить всё до драки. Он получил ответы на свои вопросы, зачем дальше орать?

На Татуине прохлада наступает, когда Тату-1 склоняется к горизонту, это означает, что и Тату-2 тоже последует за ним. Тату-2 поднимается после восхода Тату-1. Всегда его сжигающее солнце гордости встаёт первым. Значит, и садиться оно должно первым. Хватит уже заливать кровью и так испепелённую пустыню.

— Хорошо, я не прав, — отпустив первым, Энакин ослабил хватку. — Ударь меня. Я это заслужил. Защищаться не буду.

В её глазах пылала ярость, он внимательно прочёл её желания в их отражениях, прежде чем отпустить запястье. Пускай лучше бьёт физически, чем морально.

Нейкхан внезапно схватила его бокал со стола и со всего размаху ударила им в челюсть, прямо в самое сочленение, попадая точно в нерв. Его аж развернуло, а в глазах потемнело, и яркие звёздочки пролетели перед глазами. Признаться, он ожидал удара в под дых, или в солнечное сплетение. Но эта женщина всегда остаётся женщиной. Даже стакан взяла, чтобы руку не отбить. Он выпрямился, пошевелил челюстью, боль растеклась по всей правой половине лица, но в целом – он в порядке.

— Не хватило? — встретился Энакин с по-прежнему яростным взглядом. — Ну, давай в левую… для симметрии.

Скайуокер повернул к ней, подставляя левую часть челюсти, даже чуть наклонился, чтобы удобнее бить было. Падме потянулась за вторым бокалам, он зажмурился, сжал кулаки, чтобы не перехватить удара и стиснул зубы, на всякий случай.

Она замахнулась во второй раз зажатым в руке бокалом… Он не видел, как снова потекли слёзы, только почувствовал, когда Падме уткнулась холодным носом в его шею, сложив дрожащие руки на груди, заходясь в очередном приступе слёз.

Когда же они у неё кончатся?

Эпилог

В разноцветной толпе королева заметила песочный мундир Мишаля, главы дома Азиснон, одного из советников военачальника Цуила и приятеля Лорда. Обоюдовыгодный проект открытия торговли и перемещения по Солнечной Дуге на территории БМФ, которая принадлежала семье Азиснон, мог принести достаточно пользы обеим сторонам. Дипломаты, работающие над этим проектом, уже год вели переговоры с семьёй Азиснон и получили положительный отзыв и поддержку с их стороны. Но ни одного консула или дипломата от Альянса так и не впустили на территорию БМФа. Внезапное пришедшее приглашение самой королеве посетить столицу вызвало множество разговоров и подозрений. Она, как и многие, искренне надеялась, что после смерти Императора Палпатина отношения между Альянсом и БМФ наладятся, но вот уже год Лорд по-прежнему не менял своей политики. Это вызывало опасения и у Альянса, и внутри самого Риазиля, чьи правители охотно шли на переговоры, но всё останавливалось, оставляя консулов Альянса в растерянности. Падме намеревалась выяснить причину срыва переговоров. Королева тщательно подготовилась к этой поездке, желая получить максимум от неё. Назначенное время их прибытия оказалось не самым удобным для встречи, и военачальник Цуил, встречавший их лично, извинился и приставил к ним некого Юса. За лёгким завтраком для гостей Лея пояснила, что Лорд с военачальником сейчас на совещании, а Юс – личный поверенный главкома, так что это можно бы считать за его знак приветствия. По одежде сопровождающего Падме поняла, что он из семьи Белури, а по бледному, неяркому тону красного – то что он не из старшей семьи. Скайуокеру было свойственно выбирать себе поверенных из низкого сословия.

71
{"b":"545127","o":1}