ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Так же, как он служит твоей дочери, - напомнила ему Минолин Фей.

- Не думай, что поняла о Метиле хоть что-то. Я еще раз повторяю, в последний раз, никогда больше не говори о Кь’орл.

- Как ты пожелаешь, Архимаг, - побеждено произнесла высшая жрица — и мудро — устремила свой взгляд в пол.

- Возвращайся в Дом Бэнр. К нашей дочери, - приказал Громф. - Ты смеешь оставлять её без защиты, когда по Мензоберранзану гуляют демоны?

Минолин Фей не подняла взгляда и не ответила, лишь отступила назад к двери. Она никогда не поворачивалась к архимагу спиной.

Громф получил небольшое удовольствие, слыша, как удаляются по коридору её шаги, как шелестит её мантия. Несмотря на свой гнев, Громф знал, что её страх перед растущей силой Квентл был не напрасным.

Старый маг взглянул через окно, покачав головой. Квентл поступила блестяще, настолько выведя из себя город — возможно, именно это бесило его больше всего.

Громф знал, что он допустил ошибку. Он надеялся, что Ивоннель, его ребенок, получит все воспоминания его матери и достаточно скоро будет коронована, как Матрона Мать Мензоберранзана. Надеялся, что она будет служить, его защитой от посягательств Ллос на Плетение, как и от очевидного безразличия к нему Паучьей Королевы, даже в том случае если та преуспеет.

Достаточно скоро Матрона Мать Зирит будет умолять Квентл сделать город К’Ксорларрин союзником Дома Бэнр, а теперь, с демонами, таящимися в каждой тени, все заговоры Дома Баррисон Дель’Армго, Дома Меларн, Дома Ханзрин или любого иного, разумеется будут отложены.

- Замечательно, - признал он, глядя на очередной демонический огненный шар, взлетевший над городом.

Он оглянулся на дверь. Туда, где раньше стояла Минолин Фей. Может быть пришло время поговорить с Матроной Матерью Дома Фей-Бранч, Биртин, матерью Минолин.

Одной из бывших заговорщиц. Которая нашла Кь’орл Одран.

Архимаг (ЛП) - subtitlearc.jpg

Вокруг него носились клубы серого зловещего тумана. Иногда дымка расступалась, превращая очертания гигантских грибов в призрачные размытые фигуры, иногда становилась такой густой, что Киммуриэль не мог увидеть ничего, куда бы не упал его взгляд. Страшная вонь стояла посреди этого крутящегося ветра и тумана. Запах гниения и смерти, горящей плоти и рвоты.

Киммуриэль был слишком дисциплинирован, чтобы позволить таким вещам помешать ему. Так многие пришедшие сюда, на этот мерзкий план существования, отвлекались на гротескные пейзажи и запахи, и как часто их невнимательность приводила к жутким концам.

Дроу спокойно шел вперед, его глаза, как и мысленный взор, оглядывали все вокруг. Его не застигнут врасплох.

Теперь он мог слышать её. Она звала его так, как в детстве — не реальным голосом, а псионическим.

Киммуриэль Облодра постарался сохранить спокойствие. Он показался ей на глаза, Кь’орл, его матери. Она стояла, прислонившись к ножке гриба, выглядя совсем так же, как в тот ужасный день более столетия назад, когда Матрона Мать Бэнр выдрала Дом Облодра вместе с его каменными корнями и сбросила его в Клаурифту, великую пропасть, разделявшую пещеру, в которой располагался Мензоберранзан.

Кь’орл пропала вместе с этим сталагмитовым сооружением, и Киммуриэль считал её мертвой.

Однако, эта мысль не волновала его слишком сильно. У него уже было все, но он покинул Дом Облодра, чтобы присоединиться к наемной банде Джарлаксла. Псионик не был существом, которого слишком сильно беспокоили такие разрушительные и бесполезные эмоции, как горе.

Или радость, напомнил он себе, когда снова увидел мать.

Громф отправил его к Биртин Фей, а она послала его сюда, в Абисс, к трону великого бейлора Эррту.

К Кь’орл Одран, рабыне Эррту.

- Сын мой, ты все, что от нас осталось, - поприветствовала его мать.

- Кажется, есть еще ты…

- Нет, - возразила Кь’орл. - Я мертва во всех значениях этого слова. Теперь Первичный Материальный План мне не доступен, моя смертная оболочка — не более, чем иллюзия, появившаяся, чтобы развлекать Эррту, - она замолчала и бросила на сына хитрый взгляд, добавляя. - Пока.

Киммуриэль не мог не заметить гнева, кипящего в её голосе и злых глазах — глазах, которые не потеряли и части своего блеска за более чем век заключения. После всех этих десятилетий злость и ярость Кь’орл не остыли.

- Матрона Мать Ивоннель Бэнр давно мертва, - сказал он, пытаясь успокоить её.

- Проклятый Дом Бэнр просто заменит её, будет заменять одной за другой, а Дом Облодра, наш Дом, все, что мы создали, обращен в ничто!

- В Смутное Время ты совершила ошибку, - прямо ответил Киммуриэль. - Ты забралась слишком высоко, и когда вернулась божественная магия, ты была наказана за высокомерие. Мы все были.

- Но ты выжил.

Киммуриэль пожал плечами, будто это не имело значения.

- И что ты сделал, чтобы отплатить Бэнрам? - резко спросила мать.

- Я? - недоверчиво повторил Киммуриэль. - Я служу сам себе, как мне нравится, когда мне нравится, и кому мне нравится.

- Вместе с Джарлакслом.

- Ну да.

- Джарлакслом Бэнром, - многозначительно заметила Кь’орл. Она была одной из немногих, знавшей правду о странном бездомном наемнике.

- Он не использует этого имени.

- Он служит Дому Бэнр.

- Едва ли. Джарлаксла заботит только Джарлаксл.

Кь’орл кивнула, обдумывая слова сына.

- Пора отплатить им всем, - сказала она в конце концов. - Квентл слаба и уязвима.

- Она затянула петлю на шее города.

- А когда она ослабнет? Дракон погиб, Затемнение развеяно, и этот новый город Матроны Матери Зирит висит на одной ниточке паутины.

- Я поражен твоей информированностью…

- У меня нет ничего, кроме времени, - прервала Кь’орл. - Эррту мучает меня, показывая, во что превратился Мензоберранзан в мое отстутствие.

- Тогда ты знаешь, что Матрона Мать Бэнр тоже увидит неприятности Матроны Матери Зирит.

- Вместе с демонами.

- Ты знаешь многовато для рабыни в Абиссе, - снова сказал Киммуриэль, добавляя немного сарказма в свой обычный безразличный тон.

- Я знаю много, потому что я в Абиссе! Эррту не боится меня, разумеется. Поэтому он не боится давать мне сведения о Мензоберранзане.

- Да, вместе с демонами, - ответил Киммуриэль.

Кь’орл издала злобный смешок.

- Ты должен стать моим посланником, Киммуриэль. Ты должен воздать Дому Бэнр по заслугам.

Киммуриэль отверг эту глупую идею еще до того, как матрона мать высказала её. Он не собирался идти против Матери Бэнр и всех её сильных союзников. Тем не менее, он слушал и соглашался с каждым словом. Он ненавидел Квентл Бэнр. Несмотря на все логические заверения себя в обратном, Киммуриэля Облодру сжигал гнев за все, что он потерял, за все, что Дом Бэнр забрал у него. В своих воспоминаниях он снова видел картину того, как разрушенное строение Дома Облодра катится в Клаурифту, вместе с кучей темных эльфов. Его семьей, летящей вниз следом.

Долгое время, много лет, Киммуриэль ненавидел Дом Бэнр. Когда он впервые узнал о наследии Джарлаксла, то даже помышлял о том, чтобы убить наемника.

Разумеется, это было так давно, но сейчас, слушая Кь’орл, Киммуриэль понял, что ему не удалось победить свой гнев, как он убедил в этом себя.

- Я не ожидаю, что ты навлечешь на себя подозрения, - сказала Кь’орл, словно прочитав его мысли — и она действительно могла, напомнил он себе, усилив ментальную защиту.

- Ты хочешь сделать меня своим инструментом, твоим убийцей, выставленным против Дома Бэнр, но не хочешь, чтобы я попал под их гнев? - скептически поинтересовался он.

- Не моим инструментом, а проводником к моему инструменту, - сказала Кь’орл с упрямой и понимающей улыбочкой, которая перенесла Киммуриэля через века, возвращая во времена его юности.

- Могучий Бэнр обучается под твоим началом, как мне сказали, - заметила Квентл.

13
{"b":"545133","o":1}