ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
#Здоровоедим. Попробуй счастье на вкус
Лжец на кушетке
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
День, когда я начала жить
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Как продавать дорого!
Мой драгоценный кот
Содержание  
A
A

Чем больше говорила мать, тем сильнее все это начинало беспокоить Киммуриэля.

- Архимаг, не меньше, - продолжила она.

Киммуриэль остался бесстрастным — необходимости подтверждать эту информацию, судя по всему, все равно не было.

- А что Громф Бэнр думает о своей сестре, матроне матери, которая заполнила демонами улицы Мензоберранзана?

- Он думает, что это блестящий план для того, чтобы оградить себя от гнева Правящего Совета после её… решений.

- Но что он чувствует? Он доволен опасной игрой своей сестры Квентл?

- Ты отлично знаешь ответ.

- Он ненавидит её. Все они ненавидят, - сказала Кь’орл. - Она повергла город в хаос. Это не остановить.

- Я не прекращу этого.

- Возможно.

- Мне не нравятся загадочные разговоры, Матрона Мать, - сказал Киммуриэль, и чего он действительно терпеть не мог — и дроу, стоявшая перед ним, знала это — так это того, что он не мог прочесть её мысли. Киммуриэль в подобных переговорах со всеми, кроме иллитидов и Джарлаксла, пользовался большим преимуществом, так как мог прочитать значение, скрытое за каждым словом, просто бросил быстрый взгляд на проносящиеся мысли собеседника еще до того, как он сказал свою реплику.

- Раздуй пламя в душе архимага, - пояснила Кь’орл. - Аккуратно подведи его к мысли нанести удар по собственной сестре. Пусть демон сойдется с демоном.

- Ты просишь меня поместить в мысли архимага идею призвать собственного демона? В голову Громфа Бэнра? - Киммуриэль не пытался скрыть свои сомнения. Темные эльфы, которые собирались прожить долго, не занимались подобными вещами.

- Это будет не так сложно. Мысли Громфа и так дрейфуют в этом направлении.

Движение на краю его зрения привлекло внимание Киммуриэля, и он заметил большого зверя с кожистыми крыльями, двигавшегося к ним. Он знал, что это был могущественный бейлор Эррту. Существо прошло достаточно близко к Киммуриэлю и некоторое время нюхало воздух, прежде чем плюхнуться вниз на гриб, выглядевший как трон. Раньше псионик не замечал этого сооружения — Эррту притащил его с собой?

- Быть может, Громф призовет бейлора? - спросил Киммуриэль мать, все еще не сводя взгляда с Эррту.

- Думай шире, - ответила Кь’орл. - Быть может, Громф будет только думать, что зовет кого-то равного Эррту, но его магия призовет куда большую силу, силу, лежащую за пределами его контроля.

- Вас, что ли? - сухо спросил псионик.

Кь’орл и Эррту дружно рассмеялись в ответ.

- Ты не можешь вернуться на первичный материальный план, - сказал Киммуриэль Эррту.

Бейлор зарычал, но кивнул. Эррту был побежден на первичном плане, и потому проклят, обречен на век изгнания.

- Он проклят Бэнрами, - сказала Кь’орл. - Тиаго Бэнром.

- Который теперь известен, как Тиаго До’Урден. Если он еще вообще жив, - заметил Киммуриэль.

- Тогда у меня будет еще больше причин ненавидеть его, - прорычал Эррту. Демон уставился на Киммуриэля, фокусируя свои мысли на псионике, который был поражен потоком демонической ненависти, исходящей от создания.

- Что ты знаешь о Фаэрзресс? - спросила его мать.

- То, что рассказывают каждому дроу Мензоберранзана в Академии, - ответил Киммуриэль.

Фаэрзресс был регионом Подземья, пронизанным магической энергией — каждый камень этого места светился от магической силы, сочетающей в себе обе стороны — мощь Плетения и экстрапланарную силу низших планов. Благодаря эманациям Фаэрцисс дроу получили свои врожденные магические способности, а также свою устойчивость к магии. Благодаря проникающему свечению Фаэрзресс кузнецы темных эльфов создавали свои волшебные доспехи и оружие. Так же, как солнце согревало своим теплом поверхностный мир, даря жизненные силы его обитателям, Фаэрзресс поддерживала тьму в Подземье.

- Я дам тебе заклинание, - заявила Кь’орл, закрывая глаза. - Открой свое сознание.

Киммуриэль тоже закрыл глаза и сосредоточился на то, чтобы принимать — и запоминать — псионический зов Кь’орл. Он не знал всех слов, так как аркан был напевным, а не использовавшим традиционную силу их семьи.

- Передай это Громфу на ваших уроках, - приказала ему мать. - Понемногу, шаг за шагом. Дай ему найти силы, чтобы сразиться со своей сестрой, разрушить её планы, так мы отплатим Дому Бэнр.

Киммуриэль открыл глаза, пристально глядя на Кь’орл.

- Будет ли тебе больно видеть, как падет Дом Бэнр, а Мензоберранзан снова будет ввергнут в хаос? - спросила мать. - Не получит ли Бреган Д’Эрт выгоды от подобных… событий?

- И не найдешь ли ты глубокого удовлетворения от сладкой мести?

- Ты ожидаешь, что я опровергну это? - спросила Кь’орл.

- Нет.

- И почему бы тебе не разделить торжество своей матери?

Киммуриэль не ответил.

- Так мы договорились? - поинтересовалась Кь’орл.

- Когда Метил снова призовет меня в комнаты Громфа чтобы продолжить нашу работу, я предложу ему идею того, как он может противостоять матроне матери. Также, я покажу ему более мощные ворота в Абисс.

- У него будет сияние Фаэрцисс вместе с силой этого заклинания и, ох, его удивление порадует тебя, мой благородный сын.

Вопреки себе, Киммуриэль ухмыльнулся. Он кивнул и с почтением поклонился могущественному Эррту, а потом снова изогнул время и пространство, возвращаясь назад, на Фаэрун, в Лускан, в таверну, именуемую Одноглазый Джакс.

Архимаг (ЛП) - subtitlearc.jpg

- Что случилось? - спросила Матрона Мать Зирит, когда Тсэбрек вошел в её частные покои — без стука и предупреждения. Она бросила взгляд в лицо своего самого могущественного союзника, понимая, что тот не выказал бы неуважения без должной на то причины.

- Тсэбрек? - резко бросила она, когда он подошел ближе и ошеломленно упал на стул рядом с ней.

- Я осмотрел Серебряные Пустоши, - заговорил он разбитым монотонным голосом. - Я пошел узнать, смогу ли установить, где пали наши воины, это могло бы облегчить призыв тел, конечно, если бы мы знали… - его голос затих.

- Что ты узнал? - спросила Матрона Мать Зирит, сползая вниз и становясь на колени перед сидящим магом. Одну руку она положила ему на ногу, а другой взяла мужчину за подбородок, заставляя его смотреть ей в глаза.

- Оно пропало, - выдавил он.

Лицо Матроны Зирит перекосило от непонимания, когда она попыталась расшифровать слова мага.

- Оно? Что пропало?

- Двеомер.

- Двеомер? - эхом повторила она. Но осознание вдруг пронзило её, заставляя глаза женщины расшириться.

- Дар Госпожи Ллос, переданный через мою смертную оболочку, - подтвердил Тсэбрек. - Затемнение, Матрона, оно пропало.

- Пропало? Небеса над Серебряными Пустошами чистые?

- Солнце ярко сияет в вышине, - ответил подавленный маг.

- Как такое может быть?

Матрона Мать Огляделась по сторонам. Она откатилась от Тсэбрека и встала на ноги, начиная расхаживать по комнате, что-то бормоча себе под нос. Последствия были ошеломляющими. Затемнение было передано через Тсэбрека, через представителя дома Ксорларрин, который стал архимагом города К’Ксорларрин. Тсэбрек был могущественным магом — и никто не сомневался в этом — но Зирит хотела, чтобы он мог выступать на уровне, доступном пока лишь Громфу Бэнру.

Затемнение дало ему такую возможность. Затемнение возвысило его в глазах всех дроу. Мало кто в Мензоберранзане смел произнести имя Тсэбрека Ксорларрина без надлежащего титула Архимаг.

Но теперь Затемнение пропало.

Увидят ли другие в этом знак того, что Тсэбрек потерял благосклонность Госпожи Ллос? Станут ли они критиковать весь Дом Ксорларрин, город К’Ксорларрин?

- Я чувствовал силу, - услышала она тихое бормотание Тсэбрека и развернулась к нему. Он сидел на стуле, опустив глаза и медленно покачивая головой.

- Истинную силу, - продолжал он. - Богиня протекала сквозь меня, даря великое могущество. Она превратила Плетение в паутину. Это было провозглашением нового порядка и я, Тсэбрек, должен был повести остальных в эти новые века.

14
{"b":"545133","o":1}