ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Мои сородичи здесь, в Мирабаре, принадлежат к клану Делзун, - сказал Бренор. - Я думаю, твой отказ дать им возможность присоединиться к войне за их древнюю родину, может вызвать беспокойства. Тепло Гаунтлгрима течет в крови каждого дворфа, а надежда найти это место — сон каждого из нас. И я нашел его. Мы отберем его назад.

- Ну да, а ты — реинкарнация короля Бренора Боевого Топора, - со скептицизмом, и явно забавляясь, сказала Хранительница Скипетра.

- Да, а Гаунтлгрим место, интересующее любого дворфа, который смотрит дальше своего дома, - добавил Эмерус, и нельзя было не заметить раздраженных ноток, звучавших в его голосе. - Я отдал свою корону — или, быть может, в моем имени вы тоже сомневаетесь?

- Разве что, в твоем здравом смысле, - осмелилась ответить женщина, и Рваный Дайн, стоявший рядом с Эмерусом, ощетинился.

- Нет, разумеется. Я знаю тебя, король Эмерус, - сказал Девастул. - Поэтому да, у меня есть вопросы на счет… мудрости твоего выбора. Эти поиски — довольно смелы. Особенно сразу после войны. Ты согласен?

- То, что случилось раньше - не имеет значения, - ответил Эмерус. - Дорога перед нами чиста.

- Ты оставил свою крепость незащищенной…

- Орки ушли и больше не вернуться, - прервал Бренор. Тон его голоса выражал растущее раздражение дворфа. - Пустоши пострадали, но все обязательно вернется на круги своя, а дома достаточно воинов, чтобы остановить все, что движется.

- И два короля, Эмерус и Коннерад, покинули свои цитадели и не возглавят армии в случае угрозы, - сказала Хранительница Скипетра.

- Два короля нашли себе замену, - ответил Эмерус. - И хватит плеваться своими тщательно завуалированными оскорблениями, милая женщина. Мы идем на Гаунтлгрим, и нам не требуется твоего дозволения. Мы остановились тут лишь потому, что вы, быть может, дадите своим дворфам шанс присоединиться — потому что эта задача, которую каждый парень или девушка клана Делзун должны…

- Но вы не оставили пустыми Фелбарр, Адбар или Митрил-Халл, - смело съязвил маркграф Девастул, останавливая разговор.

- Мы взяли четыре тысячи, - ответил Эмерус после нескольких мгновений тишины.

- Почему четыре? Почему не двадцать тысяч Адбара, семь тысяч Фелбарра и пять тысяч Митрил-Халла? - спросил Девастул. - Это ведь верные цифры, да? Вы могли бы пройти мимо Мирабара с тридцатью тысячами дворфов, но пришли лишь с четырьмя — и просите меня опустошить свой город, который крайне зависит от дворфской силы? Кузни Адбара застыли? Молоты Фелбарра молчат? Кирки больше не стучат, а горны — не работают в шахтах Митрил-Халла? Какова цель вашего похода — Гаунтлгрим или подрыв преимущества города-соперника?

- Ба, да ты и правда потомок Эластула, - фыркнул Бренор. - Рад видеть, что тупость в вашем роду только растет.

Несколько кулаков с силой опустились на стол. Стражники Девастула подались вперед, и несколько мгновений казалось, что вот-вот разыграется кулачный бой. Но затем до них донесся новый голос, несущий в своем звуке магию.

- Даже если все дворфы Мирабара присоединяться к нам, город останется защищенным, шахты — работающими, а кузни — горячими, - заметила Кэтти-бри. - Твои слова станут отказом трем крупным городам, что было бы очень глупым. Адбар, Фелбарр и Митрил-Халл имеют обязательства перед другими королевствами Луруара.

- Альянс Луруара лежит в руинах, - ехидно вставила Хранительница Скипетра, но Кэтти-бри даже не обратила внимания.

- Сандабар был разрушен до основания. Но, не без немалой помощи дворфов Серебряных Пустошей, крепость будет отстроена заново, - сказала женщина. - Орки бежали прочь, но, конечно же, нет сомнений - блуждающие банды станут возвращаться на юг, чтобы причинить неприятности — и их встретят эльфы Сверкающего Леса и дворфы Делзуна, задолго до того, как монстры подойдут к строящемуся Сандабару, или воротам Сильверимуна, или рынку Несме.

Это последнее замечание заставило маркграфа поморщиться. Лицо Хранительницы Скипетра тоже перекосилось, как заметил Бренор. Они могли легко оскорблять дворфские цитадели, как и другие королевства Серебряных Пустошей, но маленький городок Несме был критически важной торговой точкой для Мирабара. Бренор понял, что со стороны Кэтти-бри было очень умно вставить упоминание о разрушенном городе в разговор.

- Ах, да. Несме, - продолжала женщина. - Город был разграблен орками, а из десяти жителей каждый восьмой — мертв. Но те, кто выжил — поклялись восстановить город, и главными среди их покровителей стали Сильверимун и Митрил-Халл. С вашей стороны было бы разумнее помочь нам, маркграф Мирабара. Разумеется, ведь вы хотите, чтобы рынки Несме открылись как можно скорее, даже в этом сезоне, наверное.

На этот раз человек не посмел ответить легкомысленно, и даже слегка кивнул.

- Пришло время объединиться, к всеобщей выгоде, - сказала Кэтти-бри.

- И все же, вы бежите с Побережья Мечей, - ответил маркграф.

- В Гаунтлгрим, - быстро ответила Кэтти-бри, прежде, чем любой из дворфов успел вставить хоть что-то. - Я была там. Видела Кузню, и встречалась с огненным зверем, обитающим в ней. Знай, маркграф, что когда Гаунтлгрим будет освобожден и обновлен, оружие, доспехи и другие вещи, изготовленные в кузне первородного изменят торговый баланс в Фаэруне.

Все, сидевшие на Мирабарской стороне стола напряглись, так как эта перспектива, разумеется, выглядела мрачной для города, строившего свое благосостояние на шахтерском и кузнечном деле.

- Дворфы, которые остались в Серебряных Пустошах, также важны для захвата Гаунтлгрима, как и те, что ушли вместе с Бренором и Эмерусом, - продолжала Кэтти-бри. - Они знают это, нам даже пришлось провести лотерею, чтобы выяснить, кому из добровольцев достанется место в рядах уходящих. И как разочаровались те, кто вынужден был остаться на родине, чтобы удерживать наши дома месяцы и годы до нашего возращения. Когда Гаутлгрим будет обновлен, Митрил-Халл, Цитадель Фелбарр и Цитадель Адбар значительно уменьшатся, становясь постами шахтерской империи Делзуна.

Только не Адбар, подумал Бренор, но ничего не сказал. Он был почти уверен, что король Харнот не скоро сможет утихомирить свое раздутое самомнение — а, быть может, это было лишь последствиями его недавних шрамов и горестей — чтобы подчинить свою цитадель делу огромного альянса Делзуна. Фелбарр и Адбар действительно станут городами-союзниками Гаунтлгрима. Королева Дагнабет прежде всего остается верной клану Боевого Топора. Бренор был уверен, что стоило ему настоять, и женщина уступила бы ему трон Митрил-Халла. И дворфы Цитадели Фелбарр никогда не будут думать об Эмерусе иначе, как об истинном короле, покуда старый воин не испустит дух.

- Громкие заявления, - заметил маркграф Девастул. - И готовы ли Лорды Глубоководья покориться этой империи? Или великие армии Кормира…

- Гаунтлгрим не станет врагом Глубоководью, как и любому другому цивилизованному королевству, а те будут рады получить больше замечательных товаров на свои рынки, - сказала Кэтти-бри. - Что на счет Мирабара?

- У нас есть собственное… - начал маркграф свой робкий ответ, но Кэтти-бри явно имела преимущество и не собиралась от него отказываться.

- Или Мирабар теперь предпочтет дать своим дворфам возможность присоединиться к славному походу на Гаунтлгрим? - резко оборвала его Кэтти-бри. - И сделав это, займут место в качестве великого союзника молодого города клана Делзун — крепости, которая станет главным покупателем руды Мирабара, и которая будет предлагать маркграфу мелкие сделки на другие не столь значительные товары? Память дворфов живет долго, и ваша помощь не будет забыта многие столетия.

Она позволила своим словам повиснуть в воздухе. Долгое время маркграф также молчал.

Очевидно, Кэтти-бри дала Девастулу возможность увидеть происходящее в новом свете. Наконец, он объявил:

- Я передам ваше предложение Совету Сверкающих Камней.

На этом собрание было завершено.

Эмерус и Бренор обменялись понимающими улыбками, и, стоило им покинуть зал совета, король Фелбарра прошептал на ухо своему другу.

28
{"b":"545133","o":1}