ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну… — Реви чуть помолчала, а потом рубанула наотмашь. — Он же болен, ты понимаешь? Я имею в виду — на голову. Что он в таком состоянии мог сделать?

Ну вот, картина Репина «Приплыли». Это я-то болен? Да я здоровее их всех, вместе взятых!

И тут Алиска меня предала.

— Мы тут все не сильно здоровы, Реви, — тихо сказала она. — Просто он этого не скрывает. Открытая душа. Особенности пребывания в том самом лагере, о котором я не могу рассказывать.

Реви присвистнула.

— А вообще, ты знаешь, он мне и самой сначала не понравился ужасно, — забила очередной гвоздь в мою нежную ранимую душу Алиса. — Дурак дураком показался.

— И что потом изменилось?

— А ничего, — на этих словах мое сердце закровоточило и распалось на тысячи маленьких, рыдающих в жестокой агонии кусочков. — Он не меняется. Это меня и подкупило.

— Непонятно…

— Ну… да, он нахальный, иногда грубый, и там, где он, всегда крик, вой, дурдом и несчастные случаи на производстве. Да, его бывает слишком много, и это раздражает. Да, может быть, это и не любовь. Так бывает. Каждый любит как умеет.

Она сделала паузу. Долгую-долгую.

— Но с ним всегда интересно. Я знаю, что он никогда не предаст ни меня, ни девочек. Никогда не бросит, и не даст нас в обиду, хотя бы ему и пришлось рвать зубами стальные листы. Никогда и ни за что. А я уже успела понять, что это очень много. Больше, чем можно было даже просить.

Смешно, но за эти слова я почти простил Алиску. Хотя она еще не закончила.

— Хотя с другой стороны, нас, такие, как мы есть сейчас, обидеть довольно сложно. Невозможно даже.

Реви издала вопросительный звук. Алиса вздохнула.

— Как бы понятнее объяснить… Скажем, ты веришь во всякое… необычное?

— В смысле?

— Сверхъестественное, — терпеливо объяснила Алиса. — Супергероев со сверхспособностями, призраков, демонов и прочих полубогов.

— Чушь какую-то несешь, подруга, — безапелляционно заявила Реви. К ней мгновенно вернулась ее обычная самоуверенность. — Мы же живем в двадцать первом веке, пользуемся Интернетом и электричеством, стреляем из самонаводящихся пушек и звоним по умным телефонам.

— Ну, тогда…

— Правда, — сбавила обороты девушка, — мы сейчас находимся в таких местах, где иногда не бывает ни мобильной связи, ни приличного вайфая, ни даже света. И порой случается всякое. Я, по крайней мере, видела много… непонятного. Так что скажу так: по обстоятельствам. А к чему был вопрос, вы что — демоны или полубоги?

— Валялась бы я тут со всякими грубиянками, будь я полубогиней, — фыркнула Алиса. — Но если вкратце, то из-за некоторых штук в секретном лагере, о котором я не могу рассказывать, у нас образовались разные интересные способности, одна из которых — нам не может причинить вреда ни одно оружие.

— Врешь, — почти спокойно сказала Реви.

— Неа, — довольным голосом сообщила Алиса. — Потому что обещала. Не то, чтобы мы были совсем неуязвимы, но близко к тому. Никакое оружие, буквально.

— М-да? — скептически пробормотала Реви. Она была под впечатлением, но быстро искала лазейку. — А если не оружие? А если, подушка, скажем?

Послышался мягкий удар. Верное решение, я и сам за последние полчаса много раз хотел так же поступить.

— Ну, ты напросилась! — яростным шепотом закричала Алиса. Началась возня. Я был готов разрыдаться.

А вам приходилось когда-нибудь ночевать у кровати, на которой бы устраивали бой подушками две красивые девушки, и быть не в состоянии не то, что поучаствовать и пасть в этом бою, а даже пошевелиться? Настоящие адские муки, никакой Данте Алигьери даже рядом не валялся.

— Подушки, видимо, не считаются, — сделала вывод тяжело дышащая Алиса пару минут спустя. — А в остальном все верно. Плюс нам еще везет очень, постоянно. Ну, то есть это Саше везет, но это одно и то же. Так и живем — в постоянном веселом безумии.

— Удачливые разгильдяи, — подтвердила Реви. Голос ее тоже звучал устало. Интенсивные физические упражнения — залог крепкого и здорового сна, это вам любой физкультурник скажет. — Завидую я вам… немного. Столько всего получить, да за раз, да в придачу еще и…

— Не завидуй, — вдруг отрезала Алиса. Да еще головой помотала, судя по звукам, для убедительности. — Ты видишь только то, какими мы стали. Но понятия не имеешь — какими мы были.

— Но мы-то — здесь и сейчас, нет? — сонно пробормотала Реви.

Алиса ничего не ответила. Похоже, заснули они практически одновременно. И я, наконец, смог избавиться от проклятого муравья.

***

Хайнрих Вайтхенер, высокий прихрамывающий человек, был в ярости. На высоком лбу вздулись вены, холодные серые глаза метали молнии. Адрес его новой явки практически совпал с жильем одного из напавших на него утром — что это, случайность или предательство? Никчемный, глупый подросток, оказавшийся не в том месте не в то время, каким-то образом с первого же взгляда обнаружил его позицию на крыше, сорвал всю операцию — и вот он же, хохоча во все горло, сидит у дома, находящегося в половине квартала от его собственного нового жилища.

Возможно ли такое?

Хайнрих Вайтхенер, морщась, пошевелил рукой. Действие анаболиков закончилось недавно, и тягучее, горячее ощущение отвлекало.

Такое возможно. Этот район считался относительно безопасным, даже респектабельным. В сущности, нет ничего удивительного, что таинственный работодатель, заказавший ему смерть сначала китайца Ченга, а затем русской Балалайки, выбрал именно эту улицу. Не исключено, что это действительно случайность.

21
{"b":"545136","o":1}