ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«И нет другого выбора, с ним нельзя договориться или добиться уступки — придется отдать кого-то из своих, и все для того, чтобы спасти своих родных, да и себя самого. Нынче пришла та самая ночь, когда нужно сделать выбор, кто из твоих сыновей останется дома, а кого заберет дьявол. Тот самый, что идет сквозь Город Солдат, и чьи сапоги взрезают сейчас снежный наст на дороге».

Музыка гремела из старенького кассетника, подвешенного у гамака на дереве. Черноволосый, бородатый человек в панаме и защитного цвета штанах, лежащий в гамаке, протянул руку и прикрутил громкость.

— А ничего так песенка, — одобрительно заметил он, ни к кому специально не обращаясь.

Человека звали Хойт, Билл Хойт, и он был обыкновенным наемником из отряда таких же, как он, набранных со всех стран мира, сейчас временно квартирующих на острове Мак в Сиамском заливе. Личность и цели работодателя таких вот «диких гусей» интересовала в последнюю очередь, лишь бы деньги платили исправно, а задачи ставили хотя бы умеренно выполнимые. Ну и, в идеале, чтобы вокруг был хороший климат, не пустыня Сахара и не Антарктида с ее чертовыми пингвинами.

С климатом, нужно сказать, здесь был полный порядок. Да и на зарплату жаловаться не приходилось. А что до задания, которое им предстояло выполнить…

— Билли, только что босс выходила на связь, — Ллевелин, радист их маленького, но отменно обученного отряда, появился из домика, наспех собранного из фанерных досок и покрытой пальмовыми листьями пластиковой крыши, выполнявшего одновременно роль радиорубки и комнаты отдыха.

Билл Хойт сдвинул панаму с глаз и недовольно прищурился. Солнце уже практически скрылось за горизонтом, на остров опускались темно-синие уютные сумерки. Что за срочность?

— Говорит, наша цель остановилась и бросила якорь примерно в пятидесяти милях к юго-востоку.

— И что? — резонно поинтересовался наемник. — Ночь на дворе, а они, видимо, не слишком торопятся — возможно, у них встреча, запланированная на строго определенное время. Или просто опасаются идти в темноте, и здесь я не могу их винить — в этих водах небезопасно. В любом случае… чего босс хочет?

Ллевелин хмыкнул.

— Страшно рад, что ты спросил. Она сказала, что просто держит нас в курсе, а мы можем поступать по своему усмотрению, при условии, что задача будет в итоге выполнена. Чтобы были готовы, в общем.

— Я тоже был бойскаутом когда-то, — хмыкнул Билл Хойт. — Дерьмовое было времечко. Сделаем так: оповести ребят, что мы выходим в море рано утром, не позднее пяти, чтобы за пару часов с гарантией достигнуть цели. Пусть Эрни еще раз осмотрит наших «москитов» — они не должны заглохнуть в самый ответственный момент — а остальным на эту ночь я объявляю сухой закон. Чтобы завтра все были бодры и свежи, как ромашки на лугу, и готовы выполнить невозможное, если потребуется. Одному богу известно, кто еще, кроме нас, охотится за этой чертовой лодкой

— Понял, командир, — кивнул Ллевелин.

***

Утренняя поломка прошла штатно, практически как по маслу, если можно так выразиться. Досконально соблюдая легенду, в шесть утра Датч шумно сыграл побудку, включив магнитофон на полную. На этот раз запустился Джо Кокер с песенкой Unchain My Heart — под такое спать никак не выходит, а хочется выстроиться в шеренгу, как в кабаре, и плясать, подкидывая вверх ноги и вращая прочими конечностями.

Ну, Алиса, по крайней мере, именно так среагировала на вопли этого хрипатого. А я, страхуясь, решил подремать только под утро, так что никаких снов мне не снилось, но пробуждение, как обычно бывает в таких случаях, оказалось не из приятных — ощущение было, будто всю ночь таскал мешки с сахаром. А тут еще Джо Кокер привязался.

Unchain my heart

Baby let me go

Unchain my heart

'Cause you donʼt love me no more

Every time I call you on the phone

Some fella tells me that youʼre not at home

Unchain my heart

Set me free!

Позевывая и изображая полнейшую бездумность и апатию — здесь мне трудиться особо не пришлось, не знаю, как другим — мы выползли на палубу, где уже торчал Датч и ухмыляющийся Бенни. На воде не было ни малейшего волнения, восходящее солнце превращало весь залив в огромное зеркало, рассыпающее во все стороны отраженные теплые желтые лучики. Датч махнул рукой, привлекая внимание, и музыка замолкла.

— Так, ребятки, прекращаем спать, заряжаемся бодростью, — громко сказал он. Выражения глаз из-за очков было не разглядеть, но уверен, что внутри он улыбался. — Работы сегодня много, так что расслабляться нет времени. Реви, свяжись с клиентами, скажи, что встреча состоится по графику. Бенни, давай вниз, заводи машину. Алекс — сиди в трюме и следи за своими… — он пожевал губами, -…курочками. Рок, со мной в рубку. За работу, и живо, время не ждет!

Отличное получилось представление, я практически сам поверил. Не думаю, что за нами следят настолько интенсивно и тщательно, но если да — то Датч отработал сейчас на все деньги. И видимо, для оживления обстановки, решил отыгрывать вариант «ценные пленницы». Пускай неведомые преследователи теперь ломают голову — что в этих девушках такого особенного. И самое смешное — ни за что ведь не догадаются правильно!

Нахмурив брови, я как бы и сам втянулся в ту игру, что предложил Датч, и шагая по палубе, выдал несколько приказов «пленницам» — они были не дурнее меня, и вопросов задавать не стали, отлично сообразили причины такой неожиданной перемены. Алиса, правда, снова успела переодеться — на этот раз в обтягивающие синие… ну, очень длинные шорты, а может, короткие бриджи. Когда только успела, и зачем, а главное — откуда она их взяла, я же ничего подобного даже не упаковывал там, дома! Вот что значит женщины — наколдовывают себе новую одежду в любых обстоятельствах! Пускай бы лучше с Реви пример брала — третий день в одной и той же майке, и хоть бы хны.

Я свел девчонок в трюм, клятвенно пообещав, что это ненадолго, и метнулся обратно в рубку.

— Ты там не обиделся, случаем? — осторожно поинтересовался Датч, запускавший в этот момент лебедку, которая с воем вытягивала из воды тяжелый адмиралтейский якорь. — Ну, там за гениальную идею с побудкой, «курочек», и прочее?

37
{"b":"545136","o":1}