ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не исключено, что именно они и есть тот самый ценный товар, — прикинул Билл Хойт. Никогда до того не подводившая интуиция подсказывала наемнику, что дело именно в этих непонятных пока девчонках. А раз так…

— Раз так, — принял он решение, — то наш лучший шанс на успех наступает прямо сейчас. Всем катерам, десятиминутная готовность, приближаемся по сигналу, двое абордируют, двое остаются на контроле. Тяжелое вооружение без особой нужды не применять, топить эту лохань не стоит, но и нянчиться сверх меры — тоже. Теперь мы знаем, что наша цель — люди, а люди, в отличие от золота и урана, когда припечет, умеют очень неплохо плавать!

***</p>

<p>

Глава 13, где Билл Хойт проворачивает дело</p>

<p>

Когда у Датча на магнитофоне заиграл Green Day — 21 Guns, я понял, что дело неладно. В хорошее время такие песни просто так не включаются, только если что-то пошло сильно не так. Но это случилось уже очень сильно потом, а поначалу все было очень спокойно. Рок и Реви, облаченные в легкие акваланги (точнее, гидрокостюмы, аквалангами их никто, кроме нас, не называет), один за другим булькнули в открытую диафрагму окна в днище катера. Радиосвязь с ними поддерживать не стали, Датч сказал — хлопотно и небезопасно.

Не занятые в обслуживании и «ремонте» судна — а таковых оказалось девяносто процентов нынешнего экипажа — оказались предоставлены сами себе. Я чинным образом выводил по очереди из трюма на палубу девушек, медленно текли минуты, колонки играли Hot Girls In Love — в общем, беспокоиться, вроде бы, не было никаких причин.

А потом я увидел Славю в купальнике, и все снова полетело куда-то в тартарары. Я не знаю, может, меня раньше присутствие Алисы как-то сдерживало. А может, даже Реви — все же тоже милая девушка, несмотря на всю свою грубость и агрессивность, Алиска поначалу почти такая же была. Но Реви плавала себе рыбкой где-то глубоко внизу, Алисы тоже поблизости не наблюдалось — а Славя была прямо тут, она беззаботно загорала прямо на палубе, вытянув длинные ноги и свесив их с борта. Рядом стояли какие-то совершенно детские тапочки-шлепанцы и стакан воды с соломинкой. Соломинка меня, честно говоря, добила окончательно.

Солнце палило, терпеть не было никакой возможности.

Я присел рядом — ух, горячо — и прикрыл на секунду глаза. А открыв обратно, обнаружил, что Славя смотрит на меня и улыбается. Черт, эти огромные синие глаза и улыбка…

Так, спокойнее, товарищ. Торопиться не надо. Наши нервы крепче стали.

— Устал? — заботливо поинтересовалась девушка. — Наверняка, устал, ты же и не отдыхаешь как следует, целыми днями носишься по делам. Я все понимаю, конечно, но отдыхать тоже нужно, мы же тоже не увечные какие, можем взять на себя что-то… правда.

Я ничего не ответил, только кивнул — черт, не надо бы, конечно, поддаваться на провокации, но с другой стороны все так и есть, ходишь везде один, и ездишь кругом один, решения принимать — и тут один, уж до того один…

— А то, если хочешь, я могу тебе пока массаж сделать расслабляющий, — предложила Славя. — Я умею. Ну?

Да, я уже практически вижу эту картину маслом — как я лежу в позе дохлого орла на палубе, а на мне верхом сидит Славя и делает расслабляющий массаж — а она ведь и правда умеет теперь, раз так уверенно сказала. Шоу не для слабонервных, тут только продавая зрительские места можно состояние сделать.

— Замечательная идея, — сказал я ровным тоном. — Нужно подумать как следует, взвесить там все.

— Обязательно взвесь, — улыбнулась девушка. Зачем она это делает так часто, невозможно сосредоточиться! — Подумай, посоветуйся. А потом приходи.

И невозмутимо перекатилась на живот, подставив солнцу — и ошарашенным взглядам окружающих (то есть мне) — все то округлое, упругое, красивое, что у девушек обычно бывает.

Группа The Cure продолжала петь Friday Iʼm In Love.

***

Погружение проходило легко и без происшествий — была ли тому причиной идеальная погода, которой так хвалился вчера хвастун Ружичка, словно в этом и правда была его заслуга, или навыки, выработанные в парной работе с Роком во время исследования затонувшей нацистской субмарины несколько лет назад — неизвестно. Вокруг водолазов раскрывалось ярко пока что освещенное подводное царство. Неторопливо колыхались в теплом, нагретом солнцем «бульоне» разноцветные медузы и сифонофоры, целенаправленно плыли по своим делам, временами резко меняя направление движения, стайки забавных пестрых рыбок.

Точно вверху угольно-темным выделялось дно «Черной Лагуны» с державшими ее на месте цепями якорей. Все предметы казались как минимум на треть больше и ближе, чем на самом деле, а движения выглядели сонными и заторможенными. Тело переполняло непередаваемое чувство медленного, как во сне, грациозного полета, и это завораживало.

Солнце прошивало водную толщу своими лучами только метров на шесть, дальше его сияние медленно, но неумолимо тускнело, и бело-желтые тона постепенно начинали уступать холодным синевато-зеленым. Примерно на «пятнашке» окружающие силуэты начинали терять четкость и переходить во все более темную синеву, а еще дальше, метрах на тридцати и ниже, все должно было растерять остатки цвета и стать монохромным, но аквалангисты пока не торопились. Времени было навалом, поэтому они еще на поверхности решили, что идти топором на дно будет нецелесообразно.

Оставляя за собой медленно поднимающиеся пузырьки воздуха, похожие на инверсионный след самолета, Рок и Реви плавно опускались, держась рядом. Двадцать пять метров — все вокруг выглядело теперь окутанным в сильнейший смог, свет мерк, и начинались уже обычные на глубине мутные сумерки. Реви, идущая первой, включила мощный фонарь, распугавший сразу же некрупную стайку каких-то любопытных рыбешек.

Точно в цель! Широкий желтый луч высветил впереди темную разлапистую громаду. Неужели корабль? Размеры подходят. Реви помахала Року, призывая следовать за ней, и подплыла ближе. Корабль был деревянным и большим — это пока было все, что удалось установить. Когда-то гладкие обводы бортов заросли ракушками и сами больше походили на древние пещеры или поваленные вековые деревья. Песок на дне рядом с обломками побелел от кораллов, из него росли длинные, похожие на пауков-переростков, морские лилии.

Рок догнал Реви и теперь парил перед ней, выводя руками непонятные сигналы. Забыл, что ли? Реви раздраженно покрутила перед собой указательные пальцы колесиком — «повтори». Парень виновато закивал и показал согнутый указательный палец — «каковы дальнейшие действия?» Реви кивнула в ответ и отстегнула от плоских баллонов с кислородом пластинку-слейт из люминофорного пластика. Отдала фонарь Року и быстро набросала на ней:

39
{"b":"545136","o":1}