ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Балалайка посмотрела на мое отсутствующее лицо с видимым раздражением. Я опомнился. Видимо, мне что-то следовало сказать.

— Понимаю, — с озабоченным видом покивал я. Женщина прищурилась.

— Правда? И что же ты понимаешь?

— Все, что вы сказали, — признался я.

— А что я сказала?

— А безразлично, — меня, похоже, снова несло. — Что бы вы ни сказали, я все понимаю.

Балалайка покачала головой.

— Вижу, Борис был прав, когда назвал вас пятерых бандой конченных психов. С другой стороны, оно, может, и лучшему. Менять свое решение насчет вас я не буду, тем более, что как раз появилась небольшая работа, на которой вас можно проверить. Где грузовой порт, знаете?

«Зачем ей Ельцин про меня говорил, мы ведь даже незнакомы?»

— Хм… — наморщил я лоб, — Что-то слышал… постойте, это там, где вода, суда и много грузов?

Женщина с обожженным лицом вздохнула.

— Раздражаешь, Александр. Будьте через час на девятом пирсе, нужно будет получить там груз и доставить по этому адресу. — На стол лег листок. — Транспорт наш, остальное — на свое усмотрение. Это все.

— Понимаю, — проникновенно сказал я. — Неприятностей с получением и доставкой ждать нужно?

Балалайка хмыкнула.

— Это Роанапур. Тут неприятностей нужно ждать всегда, даже сидя на толчке. На том стоим.

— «Стоим, сидя на толчке», ясно-понятно, — согласился я. — Последний вопрос: как называется судно, у которого мы должны будем принять груз?

Лицо Балалайки не изменилось ни на секунду.

— Его название — «Черная лагуна».

***

— Господи! Ну и развалюха! — возмущается Алиса.

Машина, которую нам выделили граждане из «Отеля Москва», была и правда, мягко говоря, не новой. Старенький полугрузовик, переделанный из открытой маршрутки, «тук-тук» на местном жаргоне, обратно в грузовой автомобиль. Конвейер он покинул, наверное, где-то в середине восьмидесятых.

— Жуть, — соглашаюсь я. — Повезло нам, что ты отлично умеешь водить такие машины.

Алиса мрачно сопит, но делать нечего — кто первый выдал другому соответствующее умение, тот и выиграл. Маленькое правило нашего дружного коллектива, придуманное для поддержания здоровой конкуренции, а также из чистого хулиганства.

На пирс мы с Алиской отправились в этом чуде местного автопрома вдвоем. Больше, насколько я рассудил, нам будет не нужно, а кинжал, как говорил лучший друг всех басмачей, гражданин Абдулла, хорош, когда он есть. В общем, протарахтев с полчаса сквозь узенькие городские улочки, мы вырулили к порту.

Нужное нам судно уже покачивалось у обозначенного пирса. Ха, целый торпедный катер — наверняка контрабанду возит, он для такого отлично подходит, как мне кажется — быстрый, маневренный и с хорошим вооружением. На палубе, правда, никого не видать. Алиса нетерпеливо сигналит — ноль реакции. Правда, трап дружелюбно перекинут на берег, что, наверное, равноценно гостеприимному приглашению. Будем считать его таковым, пока нам не докажут обратное.

Я шустро перебираюсь на катер, топоча нарочито громко, прохаживаюсь по палубе.

— Хозяева! Есть кто дома? Мы тут ищем посылку от вашего мальчика!

Тишина. Только легонькая волна бьет в борт, да чайки в вышине о чем-то своем перекрикиваются. Может, это вообще не наш катер? Может, он изначально назывался «Летучий голландец»?

Ой. В затылок мне внезапно тыкается что-то твердое и металлическое. Так, с ходу напоминает дуло какого-то здоровенного пистолета. И чей-то голос равнодушно так говорит мне на ухо:

— А что, может, просто пристрелить тебя, чтобы не ходил где не нужно?

И голос, что характерно, женский.

Оборачиваться со стволом у головы кажется не особенно удачной идеей, поэтому я просто спокойно отвечаю:

— Торопиться не надо, дорогой товарищ… Мы за грузом приехали, между прочим, а вы вот так к нам невежливо. Я практически обижен.

За спиной раздается смешок.

— И от кого ты такой дурак приехал? От Ченга? Ронни? Американцев?

— Разреши, я повернусь и объясню, — вежливо говорю я в ответ. И поворачиваюсь, не дожидаясь разрешения, что вообще очень отважно с моей стороны.

Передо мной стоит, не опуская пистолета, молодая девушка, лет, наверное, двадцати трех-двадцати пяти, в черной майке-алкоголичке и коротких джинсовых шортах. Темные волосы связаны на затылке в хвост, а во рту дымит адовым дымом сигарета.

Как она умудрилась подобраться ко мне бесшумно с вот этой вот вонючей дрянью и тяжеленных военных ботинках — уму непостижимо!

— Ну?

— Мы, собственно, от гражданки Балалайки к вам в гости, на чай с вареньем, — поясняю я. Девушка хмыкает недоверчиво.

— А пароль тогда где?

Вот черт. Про пароль ничего не говорилось. С другой стороны, что за ерунда, какой пароль? Деньги им явно уже уплачены, раз с нас их не требуют, заказчик назван правильно, какие еще вопросы? Проверка, ясное дело.

— Потерялся пароль, — сообщаю я, конспиративно понизив голос. — Потонул на дне морском вместе с пиратскими кладами.

4
{"b":"545136","o":1}