ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Секундочку, — мозг, казалось, съежился, как перепуганный еж, от неожиданного обилия информации. — Какой еще карман? Кто его так назвал? Откуда тебе все это вообще известно?

Славя смутилась.

— Мне было интересно, куда и насколько простираются наши возможности, хотелось провести эксперимент, подтвердить или опровергнуть свою теорию… просто вы с Алисой все больше скакали и прыгали, а нам заняться было особенно нечем… Я имею в виду, скакали — в смысле решали разные вопросы, а не… — она нахмурилась и замолчала.

Вот это да. И самое обидное, что мощная доля правды в этом есть — ну, не теоретик я, меня больше практическое применение интересует, без всех этих малопонятных построений и долгих заумствований. А про Алиску и говорить нечего — ей главное показать, где кнопка включения, а с остальным она сама разберется, образно, конечно, выражаясь. А Славя, выходит, подвела под все это дело теоретическую базу.

— Так, — сказал я рассудительно. — Ну, пускай будет «карман». Откуда он получился и зачем?

— А я его создала, — улыбнулась девушка. — Да еще ты потом помог, и получилась вполне настоящая реальность, не отличишь. А что касается «зачем»… Я же не слепая, Саш. И никто не слепой, все видят, что тебя разрывает на части это твое желание кругом успеть и всем помочь. Нет, я не против, я и сама такая, но только нужно же знать меру… А ты в последние дни совсем истончился.

— Что?

— Это тоже мое личное слово, — пояснила Славя. — Оказался на грани очень тяжелого нервного стресса с возможностью ухода в депрессию. Так я это увидела, по крайней мере.

А ведь и верно увидела, между прочим. Алиска только на днях начала смутно подозревать что-то подобное, а Славя уже рассмотрела, проанализировала и поставила диагноз. И выписала лечение, судя по всему.

— А то, что произошло, как я понимаю…

— Любовь — хорошее расслабляющее и тонизирующее средство, — очень серьезно сказала Славя. Слишком уж серьезно, так и представлялось, как она репетировала именно эту фразу, оставшись где-нибудь в одиночестве. — Тебе оно было необходимо. И мне, честно говоря, тоже.

Тут ей, наверное, тоже следовало бы зардеться. Хотя бы чуточку. Но Славя — девушка серьезная и ответственная, она не может себе позволить краснеть в неподходящей ситуации. А вообще, конечно, новость потрясающая. Вот так сюрприз, дамы и господа! Парень с девушкой занялись любовью, а после выяснили, что оба до одури хотели этого уже несколько месяцев, но боялись признаться друг другу. Эвон как бывает, никогда бы не поверил.

Улица, на которой стоял ресторанчик, жила своей жизнью. Осторожно порыкивая, стараясь ничего не зацепить и не сломать, пробирались мимо автомобили, брели, взявшись за руки, улыбающиеся парочки, почти у самого нашего столика остановился болезненного вида уличный музыкант с гитарой за спиной.

— Мадам и месье! — звучным, хотя и немного севшим голосом сказал он. Парню вряд ли было больше двадцати с небольшим, но нездоровый образ жизни сказывался на нем отрицательно — впалые щеки, нестриженая шевелюра, слезящиеся красные глаза. — Желаю вам доброго вечера в самом прекрасном районе лучшего города на земле и предлагаю на ваш суд замечательные песни в собственном, сказать по правде, довольно паршивом, исполнении. Вполне вероятно, что после первой же песни вас жестоко стошнит, но убедительно прошу не отчаиваться — это постепенно проходит.

А пауза-то затягивается тем временем — после того, как Славя выдала свое откровение, я что-то ни слова не сказал. А все потому, что никогда раньше с такой ситуацией не сталкивался. Чтобы две прекрасные девушки боролись за меня, буквально выхватывая друг у друга из рук — это из области ненаучной фантастики что-то. Неожиданная проблема. Черт! А я же их и вправду люблю, и Алису, и Славю, обеих. Только по-разному.

— Я рад, что мы сейчас оказались с тобой именно здесь, и можем сказать друг другу все то, что должны, — честно признался я и, поколебавшись, протянул через стол раскрытую руку. А Славя, улыбнувшись, вложила в нее свою изящную ладонь. Мир, дружба, любовь — все в одном флаконе.

Уличный музыкант быстро настроил гитару, залихватски шаркнул по струнам и запел, а нам с некоторым опозданием, но все-таки принесли заказанное вино, и мы его даже пригубили, легонько чокнувшись тонким красивым звоном. Вино оказалось очень даже ничего себе, совсем не похожим на желтоватую водичку с тяжелым спиртовым запахом, которую у нас обычно выдают за «изысканный купаж лучших французских виноградников».

Мы вели легкую беседу ни о чем, впервые, наверно, открыто наслаждаясь обществом друг друга, а вокруг нас все так же звучала, отражаясь от домов и обвивая нас колючими острыми щупальцами гитарная музыка неизвестного французского певца. Первую песню, правда, я не запомнил, хотя вроде бы что-то такое знакомое и известное звучало, а вторым номером парень зарядил вполне правильную композицию — Johnny B от Hooters.

Itʼs a sleepless night, sheʼs callin' your name

Itʼs a lonely ride, I know how you want her

Again and again, youʼre chasin' a dream, yeah

But Johnny my friend, 'cause sheʼs not what she seems

Johnny B, how much there is to see

Just open your eyes and listen to me

Straight ahead, a green light turns to red

Oh why canʼt you see? Oh Johnny B

Суровая песня-предупреждение от неизвестного доброжелателя. Бойся, говорит, этой очаровательной женщины — она не та, за кого себя выдает. Или это коллективное бессознательное наводит тень на плетень? Так, а мысли-то путаются, что-то расслабляющее средство от Слави не слишком помогло. Может, повторить? Э, нет, гусары, молчать — наверняка, все дело в вине, оно было крепче, чем мне сперва показалось. Или нет?

— Ладно, — сказал я со значением. — Что произошло, мы в самых общих чертах разобрались. Не скажу, что все понял, но так даже лучше — крепче буду спать по ночам. Теперь второй вопрос: как нам поступить со всей сложившейся ситуацией?

— Даже и не знаю, — Славя опустила глаза, но в их глубокой синеве мне почудился озорной блеск. — А как ты хочешь с ней поступать?

«Поступить, а потом догнать — и еще раз. И еще потом, для верности».

53
{"b":"545136","o":1}