ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Билли, ради бога! — с жутким акцентом закричал Рейхардт, распахнув и приветствии пухлые руки. — Мы, по совести сказать, уже решили, что вы все потонули в этом адском шторме, ну, или по крайней мере сбились с курса, что ненамного лучше. Я предложил заказать заупокойную, ребята с готовностью поддержали. — Он указал назад, в собирающуюся на берегу небольшую толпу. — Вот тот, тот и еще рыжий — я всех запомнил! Поверить не могу, как я рад, что с вами все благополучно.

— Не шебурши, Рейхардт, — сказал ему на это Билл Хойт. — Не родилась на морском дне еще та волна, которая собьет меня с пути.

Впрочем, он чувствовал себя куда лучше, чем минуту назад. Восторженный оптимизм их повара (а также квартирмейстера и оружейника — в неудачные дни) был заразителен.

— Боже мой! — в каком-то священном ужасе произнес Рейхардт оглушительным театральным шепотом. — Ребята, вы не иначе как сплавали в легендарную Амазонию и привезли тамошних королев сюда, на потеху черни. Глазам своим не верю, какие невероятные красавицы ступили на нашу горячую песчаную землю! Билли, я не совсем уверен — можно сказать «песчаную землю» или нет? Этот ваш английский язык слишком богат для бедняка-эмигранта вроде меня.

Он кошмарно лгал и преувеличивал. Рейхардт Вольф происходил из зажиточной немецкой семьи виноделов и мог бы при желании продолжить семейное занятие. Вот только желания у него не было, его целиком заменял живой, общительный характер, склонность к авантюрам и недюжинный ум. Поэтому вхождение толстяка в пеструю команду Билла Хойта было лишь вопросом времени, и это время настало несколько лет назад. Следует заметить, что о своем решении Биллу с тех пор жалеть не пришлось.

— Можно сказать и так, — после некоторого колебания согласился он. Рейхардт в совершенстве знал четыре языка и сейчас просто развлекался. Остальные члены экипажа уже выгрузили кофры с оружием и ящики с боеприпасами и теперь наслаждались ощущением твердой почвы под ногами и запахом готовящейся пищи поблизости. Это не говоря уже о горячем душе.

Рейхардт резво подскочил к одной из девушек, стройной рыжей красавице в туго обтягивающих все необходимые места синих бриджах и склонился перед ней в шутовском поклоне.

— Очарован, мадам, но тем не менее не забываю о манерах, — пробасил он галантно. — Рей Вольф, здешний кок — простите, повар. Полагаю, следует проводить вас в наши импровизированные душевые — смыть соль и пот. Или, быть может, предпочтете хороший плотный ужин? Понимаю, еще рановато, но темнеет здесь быстро, а мыть посуду, одновременно отбиваясь от роя проклятых летающих кровососов размером с вашу голову — удовольствие маленькое. Ох, прошу прощения, я не в том смысле, что ваша очаровательная головка маленькая, я совсем другое имел в виду…

Рыжая благосклонно рассмеялась и подала ему маленькую ладошку.

***

Дальше все складывалось еще более благополучно. Девушки приняли душ, поужинали, завершив прием пищи бокалом вина, рекомендованным лично Рейхардтом («это беерен-ауслезе, из винограда, собираемого в конце ноября и бродящего в холодных подвалах, номинальная стоимость порядка сорока евро за бутылку, но вам, по знакомству, практически даром, за единственный поцелуй в щечку… нет-нет, от каждой, разумеется!») и остались сидеть у вечернего костра, чуть в стороне от бойцов, но не чураясь и не косясь презрительно. Хлопот от них не было пока что никаких, и даже непредвиденная задержка на острове оборачивалась, как будто, удачно.

Билл Хойт был очень доволен своими новыми пленницами. Он сидел в темноте, в одной из фанерных кабинок-хижин в лагере, и прислушивался к происходящему снаружи. Все-таки Рейхардт был прав со своей затеей насчет вина. Девчонки еще больше расслабились и принялись болтать.

— А вы на самом деле пираты? Настоящие? — это, похоже, зеленоволосая полукровка, голосок ее звучал в подступающих сумерках, как серебряный колокольчик.

— А то как же, — без малейших колебаний отвечал Рейхардт. — Кровожадные и кровавые. И еще немного жадные. Прошу прощения, я обычно довольно хорошо говорю на вашем языке, но только после третьей бутылки. В этом случае я даже с китайцами могу в шахматы играть — и выигрывать! хотя не знаю ни китайского, ни правил игры — так что если не возражаете…

Бульканье.

— Перебор — это не страшно, — заметил он через минуту, отдуваясь. — Важно знать свою норму, иначе можно выпить меньше! Так о чем я? Ах да! Словом, мы настоящие взаправдашние пираты, которые захватили вас, красавицы, в почетный плен. Все точно как в старых романах про капитана Блада герра Сабатини.

— И что, будете нас поутру пытать? — насмешливый тон, наверняка рыжая с хвостиками. Чем-то она Хойту не нравилась.

— Обязательно! — с энтузиазмом согласился Рейхардт. — Пытать, и пытать, потом перерыв на обед, купание там, личное время, а потом снова пытки, до самого ужина… стойте! Наверное, я снова стал неправильно понимать ваши слова. Мне необходим еще этот волшебный эликсир для правильного перевода.

Бульканье.

— Теперь мне все ясно, — доверительно признался голос Рейхардта. — Нет, никто вас, конечно, пытать не будет — зачем? Скорее всего, за вас будут просить выкуп, так всегда поступают. Вы не были в Германии? Там, в долине Рейна, на каждом холмике, на каждой… как это? на каждой круче стоит прекрасный замок. В Средние века любой уважающий себя рыцарь ходил штурмом на другой замок, другой ходил на третий, а все вместе они устраивали засады на островах посреди реки и нападали на беззащитных путников. Сами путники им не нужны были, конечно, а вот деньги, которые за них можно получить от безутешных родственников, многих интересовали. Так и зародилось большинство немецких рыцарских династий.

— А вы сами из Германии, Рей? — раскрыла рот самая тихая девчушка, зеленоглазка с темно-фиолетовыми волосами.

— Я так хорошо говорю на английском, что вы поначалу приняли меня за уроженца Гибралтара, понимаю, — сообщил Рейхардт. Язык у него уже слегка заплетался. — Отвечая на ваш вопрос, прекрасная дама — да! Я происхожу из небольшого, но прекрасного города Рюдесхайм-ам-Райн, это в федеральной земле Гессен. Маленький, уютный городок разложился… нет, постойте — разлегся на крутом речном берегу, засаженному бесконечными рядами зеленых виноградников, а мимо них в это самое время катит свои неторопливые серые волны могучий Рейн.

Наступила короткая пауза, Билл Хойт практически увидел, как застыли, представляя себе эту сказочную картину, все три девушки. Потрескивал костер, где-то в глубине острова весело перекликались бойцы его отряда, упорно билась о металлическую сетку фонаря какая-то летающая ночная дрянь.

56
{"b":"545136","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Темная империя. Книга первая
Собор Парижской Богоматери. Париж (сборник)
Ореховый Будда
Выхода нет
Последнее семейство в Англии
Дикая. Будешь меня любить!
Поп на мерсе. Забавные и поучительные истории священника-реаниматолога
Конан Дойль на стороне защиты