ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да и с самим корпусом дело обстояло как-то странно. Я сначала не мог понять, в чем было дело, а потом сообразил — слишком велик. Это было настолько очевидно и заметно с первого взгляда, что мозг упорно не желал ее видеть и осознавать. Корабль был огромен, и это было неправильно.

«Вот что, — просигналил я. — Я к носу, постараюсь оттереть название, чтобы быть уверенным, что здесь нет ошибки. А ты осторожненько нырни внутрь — живность там вроде бы отсутствует, так что опасности, думаю, нет. Все понятно? Не боишься?»

«Синяя птица никого не боится, сэр Большой Лопух», — раздалось в голове. Ленка гордо махнула ластами у самого моего носа, заложила изящный вираж и скользнула вниз, ближе ко дну, где здоровенный разлом в корпусе был еще больше. А я отцепил от пояса большую пластиковую щетку и поплыл себе к бушприту, где под деревянными и каменными человеческими фигурами, покрытыми какими-то прилипчивыми водорослями, должно было находиться название судна.

Какая все-таки гадость эта ваша заливная рыба! При первых же движениях от ветхого дерева стали отламываться здоровенные куски то ли обшивки, то ли кораллов, то ли кальцинированных моллюсков, живших здесь последние три сотни лет. Вся эта дрянь, конечно, немедленно рассеялась в воде и окутала меня грязным медленным облаком — работать в таком было неприятно. Но щетка делала свое дело — на борту постепенно стали проявляться тусклые железные буквы. «L…», «A…»

Неужели все-таки «Lantham»?

Третья буква долго не хотела отчищаться — пока я не сообразил, что ее там вообще нет, буквы. Я взялся за следующую, но дело шло неспешно, в поднятой туче грязи сложить полноценное слово никак не получалось, и мне пришлось отплыть и немного подождать, пока все уляжется. И только тогда взглянуть на обработанный борт.

LA GALLARDÌA.

Черт. Все-таки пустышка. Испанский — галеон, что ли, или как их там называли — и что его занесло так далеко от родных берегов?

«Тебе нужно срочно сюда. Грузовой трюм, по левому борту».

«Ленка! Ты чего так пугать! Что случилось-то?»

«Я жду».

Тут бы не помешало телепортироваться, конечно, только ни координат, ни образа у меня в голове не было. Да и сомневался я, что под водой все сработает как надо, поэтому просто метнулся вниз, молотя ластами как заправский Жак-Ив Кусто. Внутри корабля было пусто и сумрачно, многие балки обвалились и торчали в пространство тупыми пеньками сломанных зубов. Луч фонаря почти не пробивался сквозь мелькавшую в воде пыль, я двигался только благодаря ленкиным целеуказаниям: «ниже, вперед, левее… тут дыра в полу, можно проскочить… теперь направо и вниз».

Я оказался на нижнем, так сказать, этаже — в трюме. Это было длинное и широкое помещение, в былые времена, возможно заставленные бесконечными рядами ящиков и бочек с пряностями, сырами, фарфором, вином и прочими ходовыми товарами. Но сейчас корабль лежал на боку, все выглядело серым и заброшенным — каковым и являлось в действительности — и весь груз неопрятной кучей лежал у одного из бортов. Как раз там, где парила в водяной невесомости хрупкая фигурка в гидрокостюме.

«Вот это я нашла прямо на полу. То есть на днище, — Лена протянула мне затянутую в черную перчатку ладонь. — А вон там лежит открытый ящик. И еще много валяется там, с тем же самым грузом, насколько я понимаю.»

Я присмотрелся. М-да.

«Поднимаемся немедленно».

***

«Черная лагуна» была на месте, вот только там, похоже, не ждали, что мы обернемся так быстро, поэтому люк для приема не открывали — пришлось всплыть по левому борту и покричать как следует, чтобы быть хорошо услышанными и правильно понятыми. Выбравшись и переодевшись, я немедленно затребовал срочное собрание в кают-компании, что и было исполнено. Датч, по своему обыкновению, выглядел бесстрастной буддийской статуей, наподобие той, что встречает всех прибывающих в Роанапур, девчонки казались разочарованными.

Интересно, они ждали, что мы им немедленно поднимем со дна морского все судно целиком, как в «Пиратах Карибского моря»?

— Дамы и господа, — сказал я со значением. — Я собрал вас здесь, чтобы сообщить неожиданное известие. Даже два известия. Первое: к большому сожалению, затонувшее судно, лежащее сейчас под нами за желто-зеленом морском дне — это никакой не британский «Лэнтем». Он называется «Ла Галлардиа», что по-испански означает «доблесть», если я не ошибаюсь. Или даже «дерзость». Совсем не британского происхождения судно, одним словом — ошибочка вышла.

Алиса нахмурилась, Славя опустила голову, печально вздохнув. Бенни разочарованно фыркнул, Рок чуть сжал губы. По лицу Датча по-прежнему нельзя было прочитать ничего.

— Есть и второе известие?

— Призовой бонус для тех, кто слушал внимательно, — подтвердил я догадку капитана. В комнате стало так тихо, что летай здесь муха — порезалась бы о неподвижный воздух. — Второе: корабль раза в полтора больше, чем предполагалось ранее — полновесная тысяча тонн, как минимум — и он перевозил золото.

Секунду на меня смотрело пять пар непонимающих глаз. Нет, вру, четыре — Датч так и не снял очков — а потом тишина взорвалась какофонией звуков, криков и возгласов.

— Что ж ты душу тянул, изверг! — это Алиса.

— Ура-а-а-а! — это Славя.

— Мы все-таки сделали это! Йей! — это Бенни.

— Жаль, Реви не слышит… — это Рок.

— Ты уверен, что это именно золото, и что его там… товарное количество? — Датч все еще не поддавался эмоциям. Не человек — кремень.

Я сунул руку в карман.

— Соблаговолите удостовериться.

Найденное в трюме — какие-то штыри, наподобие расплющенных железнодорожных костылей, щербатые серо-черные диски, не слишком похожие на монеты, что-то вроде скомканной фольги — меня поначалу не убедило. Ленке пришлось как следует потереть находку, чтобы в мутной воде проявился безошибочный золотой блеск, да и характерная тяжесть тоже впечатляла. Быстрый осмотр показал — как минимум десяток ящиков содержат точно такой же груз, что за несколько минут собрала на полу Лена.

77
{"b":"545136","o":1}