ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мадлен де Медичи в сопровождении инквизитора Селемина направилась в сам город Мантиллу. Они должны были установить связь с одним из контактов Мадлен, посредником подпольной сети частных коллекционеров, куда входили очень важные люди.

Атмосфера в столице была такой, что они и вообразить себе такого не могли. Два миллиона беженцев заполняли улицы, кутаясь в одеяла и прижимая к себе узлы с последним своим имуществом. Они сбивались в толпы, спали прямо на мостовой, забиваясь во все ниши и щели, маленькими кучками собирались в узких переулках.

Под защитой пустотного щита, аристократы и богатые буржуа выставляли напоказ свое богатство и положение, устраивая пораженческие оргии. Они пировали, когда их родной мир горел. В своих театрах, концертных залах и павильонах они поглощали бесконечное количество спиртного, крича «Они идут!»

Не было нормирования продуктов. Элита не желала себя ограничивать, и никак не осознавала свою ответственность. Мантилла смирилась со своей судьбой. Они лишь прожигали жизнь, тратя время, что у них еще оставалось.

Автомобилем — седаном с обтекаемым носом и открытым кузовом — управлял молодой лейтенант из транспортного корпуса. Кантиканские офицеры, в своей специфической джентльменской манере, настояли, чтобы Мадлен и Селемина путешествовали по Мантилле на штабном лимузине.

Мантилла была старым и могущественным городом-государством. Ряды высоких домов, окрашенных в мягкие пастельные цвета — розовые, нефритово-зеленые и серовато-голубые — выстраивались вдоль дорог, вымощенных каменными плитами. Город рос ступенчатыми этажами, и это напомнило Мадлен древний доимперский текст, повествующий о Вавилонской Башне. Пурпурные минареты и легкие позолоченные купола возвышались над горизонтом. Мантилла обладала тем высокомерным космополитическим очарованием, с которым не мог сравниться никакой другой город Холпеша.

Как только они въехали в жилые районы, их штабной автомобиль оказался окружен скоплением беженцев. Отчаявшиеся голодные люди стучались в тонированные стекла, протягивали руки, умоляли. Лейтенант нажал звуковой сигнал, осторожно ведя машину вперед. За звуконепроницаемым стеклами и бронированными дверьми Мадлен чувствовала себя странно далекой от их горя. Их голоса были едва слышны. Воздух в салоне был холодным и кондиционированным. Из-за всего этого внешний мир казался сюрреалистическим. Невыносимо.

Мадлен и Селемина вышли из машины, несмотря на протесты водителя. Две леди, одетые в скромные наряды мединских женщин, пошли по городу пешком.

Они пересекли муниципальный парк района. Аккуратные газоны и геометрически правильные дорожки стали лагерем беженцев. Парк был уставлен плотными рядами импровизированных палаток, сделанных из продуктовых мешков. Люди использовали парковые фонтаны как источники питьевой воды, и из-за этого быстро распространялись инфекционные заболевания. Всюду здесь были видны пожелтевшие лица больных холерой и дизентерией.

Мадлен видела, как маленькие истощенные дети провожают ее взглядом темных печальных глаз, когда она проходила мимо. Дети лежали на руках родителей, слишком усталые и слишком больные, чтобы двигаться.

— Это ужасно. Это место такое грязное. И запах… Неужели все войны такие? — спросила Мадлен.

— Этим еще повезло. Здесь миллионы беженцев, некоторых везут на баржах со всего архипелага, некоторые идут пешком, целыми днями… На каждого беженца, которого вы видите здесь, приходится десяток таких, перед кем закрыли ворота. А еще сотни тысяч людей никуда не успели бежать, когда Великий Враг начал свое наступление, — сказала Селемина.

— О, пожалуйста, прекратите! — взмолилась Мадлен, не желая слушать остальное.

Некоторое время они шли в молчании.

Перейдя пешеходный мост, они оказались в торговом районе. Четырехэтажные здания с ярко раскрашенными оградами и пирамидальными крышами были отгорожены от остального мира. Здесь жили только привилегированные горожане. Беженцы толклись у их порогов, копались в мусорных корзинах в поисках объедков.

Много раз по пути Мадлен видела, как мимо проскальзывают упряжные колесницы мелких аристократов и буржуа. Их пассажиры часто были вдрызг пьяны, иногда они орали ругательства на беженцев, не успевавших достаточно быстро убраться с пути их лошадей. Однажды телохранитель, ехавший на подножке, даже схватил лазган и начал стрелять в воздух, чтобы разогнать людей.

Когда они подошли к верхним уровням Мантиллы, атмосфера начала меняться. В элитных кварталах, где жили богатые торговцы и чиновники, беженцев было гораздо меньше. У ворот особняков и поместий стояли гориллоподобные частные охранники. Женщины с накрашенными лицами, вероятно, знатного происхождения, судя по их высоким прическам и непристойно открытым корсетам, скакали и веселились прямо на улице. Компанию им составляли растрепанные аристократы, их дыхание воняло алкогольным перегаром, они хохотали, как умалишенные. Все они были усыпаны бисером и увядшими лепестками цветов.

Мадлен почувствовала глубокое отвращение.

Толстобрюхий аристократ схватил ее сзади, с хихиканьем уткнувшись потным лицом в ее шею.

— Пожалуйста, что за манеры?! — возмутилась Мадлен, пытаясь освободиться.

Мерзавец не отставал. С пьяным смехом он обнял Мадлен скользкими от пота руками.

Селемина вырубила его ударом ладони под основание черепа. Она двигалась так быстро, что Мадлен едва успела заметить ее движение. Хрюкнув, аристократ осел на землю, схватившись за шею.

Две женщины быстро скрылись, исчезнув в сладострастной толпе.

Чайная была построена в виде роскошного вольера.

Это был широкий павильон, его ограда и перила из кованой стали были окрашены в цвет морской волны. Трехногие столики и стулья теснились под навесом вдоль тротуара. В центре чайной, в огромной клетке, изготовленной в виде дворца, содержались сотни певчих птиц, переливавшихся оттенками изумрудного, сапфирового и малинового цветов.

Здесь элита Мантиллы могла обсуждать свои ежедневные дела, касавшиеся торговли, политики и общественной жизни, без досадных помех вроде войны или беженцев. За этим следила дюжина частных охранников, вооруженных дробовиками.

Здесь Мадлен должна была встретиться со своим посредником. Она сразу же узнала его. Разумеется, он не называл своего имени, посредники работали в условиях строгой секретности; черный рынок контрабандных артефактов был эксклюзивной сетью для элиты, и клиенты относились к этому очень серьезно. Но Мадлен пользовалась его услугами достаточно часто, чтобы узнать его в лицо.

Посредник производил впечатление грубоватого и добродушного человека. Однако по этому случаю он надел до нелепого пышный парик, длинный, завитой и украшенный лентами. Маленький жилет едва не рвался на его широких плечах, а бычью шею украшал кружевной галстук. Все это вместе с накрашенными бровями и напудренным лицом производило впечатление самого любопытного и в то же время отталкивающего человека, с которым когда-либо была знакома Мадлен.

— Клиент всегда прав, — сказала Мадлен, присев за его столик.

— О, клиент никогда не ошибается, — ответил посредник условленной фразой.

— Это моя подруга, леди Фелис Селемина. Она — клиент, заинтересованный в покупке.

Посредник протянул свою тяжелую лапу в кружевной перчатке.

— Рад видеть вас, леди Селемина. Зовите меня Маленький Кадис.

— О, конечно, Маленький Кадис, какое очаровательное имя, — прощебетала Селемина, старательно изображая интерес. Мадлен видела едва сдерживаемое отвращение. Но инквизитор сохраняла самообладание.

Маленький Кадис сразу же заказал по чашечке травяного настоя, как требовал этикет, прежде чем обсуждать дела.

— По вашему требованию я посвятил немало времени и энергии поиску продавца. До сих пор вы не назвали никого конкретно, в связи с чем мне пришлось сделать некоторые выводы по тону вашего голоса, — хихикнув, сказал Кадис.

— Я говорила о Хайэме Голиасе, коллекционере, который продает артефакт времен Эры Отступничества.

1000
{"b":"545139","o":1}