ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Части 7-го и 22-го полков продвигались медленной рысью, их лошади понуро брели под ливнем. Здесь отравляющий газ оставался активным в почве несколько дней, учитывая неизменно влажные погодные условия, и земля была ядовито-желтого цвета. Противогазы были абсолютно необходимы, чтобы передвигаться по отравленной земле. И люди и лошади были защищены кантиканскими газовыми масками Мк02.

Перед ними, открытая низменность, разделявшая траншеи противников, превратилась в болото жидкой грязи. Противотанковые надолбы и проволочные заграждения поднимались из горчично-серого болота. Кое-где виднелись наполовину утонувшие в грязи трупы, словно морские животные, выброшенные на берег.

Росс и капитан Прадал с взводом улан двигались впереди главных сил. Они сошли с коней и продвигались ползком, разрезая проволочные заграждения, которых здесь было множество. Это была медленная и трудная работа, исследовать землю вокруг колючей проволоки на предмет мин, прежде чем дать сигнал батальону, что можно двигаться дальше.

Росс подполз близко к траншее противника. Так близко, что можно было плюнуть туда, если бы он захотел. На стрелковой ступени стоял одинокий часовой, вглядываясь в серую пелену дождя. Он стоял около автопушки с барабанным магазином; и он и его оружие были защищены от дождя натянутым листом пластика.

Когда путь был расчищен, передовой отряд вернулся к главным силам. Четыре сотни всадников на мускулистых скакунах терпеливо ждали под дождем. Их лошади били копытами по грязи, фыркая и тряся головами. Некоторые солдаты молились, другие молча смотрели в направлении вражеских позиций, которых они не видели за завесой дождя. Их сабли были вытащены из ножен и пики готовы к бою. Им было приказано двигаться в рассыпном строю. Достигнув вражеских траншей, 7-й полк легкой кавалерии должен был спешиться и атаковать. Уланы должны были атаковать в конном строю, используя преимущество скорости и внезапности, чтобы скорее добраться до стоящей за траншеями бронетехники. Это было достаточно просто, и противник не должен был ожидать такой агрессивности от до сих пор лишь оборонявшихся имперских войск.

Скакун Росса был великолепным образцом боевого коня, двадцать пять ладоней в высоту с перекатывавшимися горами мышц. Конь переступал, слушаясь движений ног Росса, и опасно раскачивая всадника. Росс был неплохим наездником, когда-то занимаясь верховой ездой в свободное время, но об управлении конем в бою он знал мало. Кроме того, он уже много лет не ездил верхом.

Росс посмотрел в небо. Тучи закрывали его плотной пепельно-серой пеленой, и он едва мог разглядеть всадников по обеим сторонам от него. У него мелькнула мысль, что это не самое лучшее время и место заново вспоминать тонкости искусства верховой езды.

Майор Арвуст подъехал к Россу.

— Мы все на месте, командуйте атаку, — прошептал он, протянув офицерский оловянный свисток.

Росс покачал головой.

— Нет. Это ваши солдаты. Командуйте сами.

Они ждали, затаив дыхание, еще несколько секунд, вслушиваясь в тяжелое стаккато дождя. Потом майор дунул в свисток.

С ревом кантиканцы поднялись из грязи и бросились к траншеям врага. Скрываясь в пелене серого тумана, они сами казались призраками.

Противник открыл огонь, стреляя вслепую. Лучи лазерных выстрелов зашипели, разрезая туман перед их строем. Луч поразил улана слева от Росса. Всадник и конь внезапно остановились и рухнули. Последнее, что видел Росс — очертания копыт лошади, взметнувшихся в воздух.

Теперь они были близко. Вглядываясь сквозь стену дождя, Росс мог видеть зловещие силуэты солдат Великого Врага, поднимавшихся на стрелковые ступени своих траншей. С пятидесяти метров противник увидел их, и его огонь стал более точным. Мелькнули линии трассеров, врезаясь в строй кантиканской кавалерии. Но всадники уже достигли позиций врага.

Внезапно серый туман осветился вспышками оранжевого пламени. Гвардейцы объявили о своем появлении, кидая гранаты во вражеские траншеи. Серия взрывов ударила по барабанным перепонкам Росса до звона в ушах.

К чести улан, они исполняли свою часть плана операции безупречно. Первая волна кавалерии, бросив гранаты, спешилась и атаковала траншеи. Вторая волна продолжала атаку в конном строю, преодолевая траншеи с громким топотом копыт по земле, направляясь к второй линии вражеской обороны.

Росс, крича, привстал на стременах и включил силовой кулак. Его конь преодолел последние несколько метров до позиций противника, и Росс неловко спрыгнул с седла. Вспышки от разрывов гранат затуманивали его зрение, и инквизитор наполовину спрыгнул, наполовину упал во вражескую траншею.

Он был совершенно дезориентирован.

Вокруг него в воздух взлетали грязь и обломки. Взрывы окатывали траншеи осколками и брызгами крови. Солдаты противника, дрогнув под градом гранат, отчаянно пытались оказать сопротивление. Взглянув вверх, Росс увидел на краю траншеи кантиканского гвардейца, промчавшегося верхом, его лицо было изуродовано лазерным выстрелом. Солдат был мертв, но держался в седле.

Росс инстинктивно ударил силовым кулаком, почти ничего не видя и не слыша из-за дыма, дождя, крови и грохота боя. Они не могли использовать огнестрельное оружие из опасения попасть в своих, а тесное пространство траншеи не позволяло использовать примкнутые штыки. Дрались тем, что было под рукой.

Броненосец с прямоугольным тесаком обошел Росса слева, ударив его в бедро. Клинок высек искры из спатейской брони. Другой вражеский солдат нанес удар траншейной киркой по голове Росса. Жестокая тупая боль вспыхнула в затылочной части черепа. Росс прикусил язык, и кровь потекла по его подбородку.

Оглушенный, Росс пригнулся и выбросил назад руку с силовым кулаком. Это был инстинктивный удар отчаяния, но противник сзади был слишком близко, чтобы избежать его. Силовой кулак врезался в челюсть невидимого противника, от удара голова Броненосца вылетела из траншеи. Хрипя, как раненый бык, Росс ударил Броненосца с тесаком. Противник, сложившись пополам, рухнул в грязь и больше не двигался.

Росс огляделся вокруг, кровь из раны на голове заливала его глаза. Рана была глубокой, он чувствовал это потому, что она немела вместо того, чтобы болеть. Он только надеялся, что его череп не поврежден. Сморгнув маслянистую кровь с глаз, Росс попытался оценить обстановку.

В поле зрения мелькнул капитан Прадал, размахивавший траншейной дубинкой. Его правая рука висела вдоль туловища, ее рукав до локтя был пропитан кровью. На этой руке не хватало двух пальцев.

— Что у вас с рукой? — крикнул Росс сквозь шум боя.

Прадал посмотрел на изуродованную руку и засмеялся, почти удивленный.

— Даже не заметил, — ухмыльнулся он.

Их ярость росла. Росс знал, что это опасно. Они не должны увязнуть в продолжительном бою в траншеях. Пройдет не так много времени, и противник, подтянув силы по сети траншей, раздавит их численным превосходством. Надо двигаться дальше.

— Продолжать наступление, цели по направлению движения! — крикнул Росс, указывая на склоны холма и стоявшую на них бронетехнику.

Майор Арвуст дунул в свисток.

— Взрыватели! Взрыватели! — закричал он, приказывая выйти из боя и применить гранаты с взрывателями замедленного действия.

Кантиканцы, к их чести, сохранили дисциплину и в порядке оторвались от потрясенного противника. Оставив бегавших в панике лошадей на другой стороне траншей, они пешими бросились на склон холма. Гвардейцы забросали траншеи бомбами с взрывателями, установленными на замедленное действие, чтобы помешать противнику преследовать их. Очистив первую линию траншей, кантиканские кавалеристы присоединились к второй волне в бою у Магдалы.

Росс вскочил на лобовую броню легкого танка КЛ-5 «Падальщик».

Он взбирался на танк, ботинки скользили по бронеплитам, пытаясь зацепиться. Его силовой кулак оставлял глубокие оплавленные вмятины в лобовой броне, когда Росс подтягивался вверх.

1005
{"b":"545139","o":1}