ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уникальное расположение системы Медины на звездной карте, орбиты ее планет и углы их осей, и, что более важно, постоянное изменение их осевых циклов, означало то, что линии, нанесенные на поверхности планет, уже пытались расположить так, чтобы пробудить Старых Королей. Но у них не получилось. Империум завоевал Миры Медины.

— Думаете, что туземцы уже пытались выпустить эмбрион звезды? Как считаете, может быть, это стало причиной изменения климата и вымирания биосферы на Аридуне?

— Я никогда об этом не думала, — призналась Мадлен. — Но это предположение имеет смысл. Если звезда все еще неактивна, попытка освободить ее из стазиса могла вызвать как минимум радиоактивную вспышку.

— А это означает…

— Это означает эрозию атмосферы, повлекшую за собой серьезные изменения климата.

Росс вздохнул, ощущая тяжесть только что сделанного открытия. Он понял, что главное отличие между картой шеститысячелетней давности перед ним и картами, которые он изучал в штабе перед операцией — отсутствие этих геодезических линий на поверхности планет. За прошедшие тысячелетия Кантика и Холпеш строили и строили новые города, и линии оказались погребены под следами цивилизации. Те самые геодезические линии, которые откапывал сейчас Великий Враг. Оставалось лишь заполнить пробелы, рассчитать зенит, надир, точки азимута, положение небесных тел, и восстановить схему, созданную Древними Разумными.

— Эти линии, как они смогут пробудить Старых Королей? — спросил Росс.

— Могу ответить только с доисторической точки зрения. Среди древних племен Терры было распространено мнение, что такие линии изменяют магнитную энергию планет. Должно быть, существует некая взаимосвязь между экваториальными магнитными линиями, положением планет и стазисным полем Старых Королей, — предположила Мадлен. — Когда стазисное поле будет снято, вероятно, спящую звезду можно будет транспортировать внутри «Колокола Гробницы» туда, где идет самая ожесточенная война, как гласит текст. Великий Враг хорошо рассчитал время.

Действительно, это было выполнено с безупречным расчетом времени. Согласно гололитической звездной карте, созвездия уже расположены должным образом. Старые Короли сейчас, должно быть, уже пробудились из своего сна и наполняются магнитной энергией, направляемой по линиям-проводникам со всей звездной системы.

Но хуже всего то, что они все обманывали себя. Они недооценили врага. Наступление авангарда Хорсабада Моу — не просто охота за сокровищами вслепую. Не просто хаотичное разорение планет. Нет, это методичный процесс подготовки.

Броненосцы использовали рабов не для тщетных попыток отыскать Старых Королей, как полагала имперская разведка. Их раскопки, так хорошо видимые с орбиты, были ничем иным, как воссозданием геодезических конструкций.

И что пугало Росса больше всего — Великий Враг все это время знал, где спрятаны Старые Короли. Он просто решил не действовать слишком поспешно, рискуя открыть их местонахождение Империуму. Вместо этого Броненосцы тщательно готовили линии-проводники, оставляя Старых Королей нетронутыми на Аридуне.

Великий Враг ждал, пока геодезические линии будут восстановлены по всей системе Медины, от Наги до Тарсиса, и звезда-эмбрион будет готова выйти из стазиса. После этого Великий Враг сможет транспортировать звезду в ее «Колоколе Гробницы» и использовать ее разрушительный потенциал в любом стратегически важном пункте Империума. Лорд-маршал Кхмер ошибался. Очень ошибался.

Хаос не был иррационален. Они действовали так логично и последовательно, что Империум не заметил этого.

После открытия местонахождения Старых Королей оперативная группа действовала быстро. Подготовка к отбытию с планеты началась немедленно. Мантилла погибала, и небольшая победа у Магдалы, хотя и подняла боевой дух, но не могла помешать неизбежному. Пустотный щит в нескольких местах был пробит, и газовые снаряды Броненосцев уже падали на город. Росс позаботился, чтобы у Хайэма Голиаса был реквизирован его грузовой флаер. Сам же коллекционер под конвоем кантиканской военной полиции был направлен в траншеи на фронт в качестве вспомогательного рабочего. О его дальнейшей судьбе Росс ничего не знал.

Впрочем, инквизитор о нем и не думал, он был занят подготовкой следующей фазы операции. Какой бы срочной ни была необходимость отправиться на Аридун, Росс не мог покинуть Холпеш, не ликвидировав предателя в своей команде.

«Алое письмо» было ловушкой с двойным дном.

Когда жертва заглатывает приманку, она раскрывает себя, совершая ошибку. Ошибку, которую не совершил бы непричастный человек.

Приманкой будет запись Делаханта. Кольцо с инквизиторской печатью было помещено в шифровальный аппарат, как кусочек еды в мышеловку.

Росс в недвусмысленных выражениях дал понять, что нашел в записи Делаханта нечто интересное, что было упущено в предыдущей дешифровке. Он приписал это плохому качеству техники: шифровальный аппарат, который они использовали в Барбакане, был слишком старым и примитивным.

Это все было ловушкой.

Теперь Росс ждал, спрятавшись за панельными стенами их военной квартиры. Его комната была специально оставлена в состоянии беспорядка. Он сообщил оперативной группе, что генерал-майор Кабалес потребовал его немедленного участия в совещании по тактическим вопросам. Росс приказал оперативной группе в его отсутствие готовить снаряжение к полету на Аридун.

Сейчас он и десять кантиканских гвардейцев, которых он лично отобрал из траншей, не связываясь со штабом, ждали в засаде.

Он даже оставил белье на койке неубранным и дверцы шкафа открытыми, словно покинул комнату в поспешности. Шифровальный аппарат был в углу комнаты, освещенный лампой под стеклянным колпаком, его позолоченные клавиши из слоновой кости тихо щелкали.

В коридоре казармы возникла чья-то фигура. Был уже поздний вечер, и, хотя солнца в небе Холпеша сияли по-прежнему ярко, ставни в коридоре были закрыты. Проникавшие сквозь них ярко-янтарные солнечные лучи играли на фанерных стенах, из-за чего тени казались огромными черными силуэтами на ярко-оранжевом фоне. Фигура кралась в тенях, окруженная чернильной тьмой.

Комнату Росса было легко найти. Это была единственная комната в коридоре с открытой дверью. Очевидно, Росс уходил в спешке.

Не было необходимости прятаться. Это бы лишь привело к ненужным подозрениям. Рука смело толкнула дверь.

— Росс, Росс, ты здесь? — позвал голос.

Фигура вошла в пустую комнату. Их помещение для постоя было по-спартански простым, казарма для рабочих очистительного завода, где они отдыхали свои шесть часов после смен. Это было до войны.

В комнате Росса была одна железная койка. Вдоль фанерных перегородок стояли ржавые топливные канистры, возвышаясь над койкой, так, что казалось, что это скорее складское помещение, чем спальня. Единственный вентилятор со скрипом крутился под потолком, его лопасти отбрасывали по комнате быстро движущиеся тени. Эти жилища не славились комфортом.

В дальнем углу комнаты между газовым баллоном и металлическим ведром работал шифровальный аппарат. Машина выглядела странно в такой обстановке, ее костяные клавиши щелкали, словно сами нажимались. Ее корпус был выложен перламутровыми панелями, ряд крутящихся гироскопов рассчитывал ритм работы. В центре консоли позолоченное лицо херувима выпускало изо рта бумажный язык распечатки, расшифрованные данные печатались на пергаментной ленте.

Фигура закрыла дверь и подошла к шифровальному аппарату. В центральный разъем было вставлено кольцо Делаханта. Фигура опустилась на колени рядом с машиной и остановила ее работу несколькими нажатиями клавиш. Шифровальный аппарат остановился с протестующим стоном механизмов, бумажный язык перестал выходить изо рта херувима.

Сняв с пояса фляжку, фигура начала поливать машину черной, маслянистой жидкостью. В застойном влажном воздухе комнаты ощутился резкий запах нефти. Особое внимание было уделено инквизиторскому кольцу; оно должно было сгореть первым.

1015
{"b":"545139","o":1}