ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Капитан Прадал удовлетворенно кивнул. Подпрыгнув, чтобы проверить, как закреплено снаряжение, он надел свое форменное белое кепи.

— По крайней мере, я погибну, сражаясь за родной мир.

Он тяжело зашагал к трапу под тяжестью вокс-аппаратуры и прочего снаряжения. Подсумки с боеприпасами, магнокуляры, респираторы и фляги с водой висели на его спине и бедрах.

— Вы уверены, что готовы к этому, Мадлен? Это ваш последний шанс, предложение увезти вас с планеты еще в силе. Пока не поздно остаться на борту челнока, — сказал Росс.

Ксено-археолог сменила свой пышный наряд на более соответствующую одежду. Сюртук из керамического поливолокна складками ниспадал с ее узких плеч, поблескивая матово-зеленым, как рыбья чешуя. Тонкий кольчужный шарф с капюшоном защищал ее шею и голову, как чепец.

— Я уже приняла решение, Росс. Мой долг как ученого — видеть, как это произойдет, — сказала она, натягивая кожаные перчатки.

— В таком случае лучше бросьте эту безделушку, — сказал Росс, указывая на ее револьверный стаббер в кобуре на поясе. — Она лишь раздразнит врага.

Росс подошел к шкафу, где хранилось оружие, и открыл замок. Он достал оттуда компактный карабин, матово-черный, с ребристой пистолетной рукояткой и тупоносым профилем. Сильверстайн называл его осколочным карабином, но обычное его название было пистолет «Потрошитель». Росс развернул оружие и подал его Мадлен пистолетной рукояткой вперед.

Потом он передал ей патронташ с магазинами.

— Это оружие когда-то принадлежало моему старому другу. Оно поражает цель кольцом металлической картечи, и на дистанциях до восьмидесяти метров обладает высокой точностью. Отдача гладкая, но он может убить клыкастого мамонта одним выстрелом.

Мадлен неловко подняла оружие, зарядила магазин. Патронташ она повесила через плечо, как сумочку.

— Нормально? — спросила она.

— Более-менее.

Стратосферный челнок резко начал снижение, скользя над равнинами Аридуна. Место высадки было определено по математической формуле. Ось звездной карты, несмотря на ее астрономическую длину, была рассчитана с точностью до нескольких градусов. Пилот должен высадить их в восьми километрах к западу от предполагаемого места захоронения Старых Королей.

Росс кивнул Прадалу и Мадлен.

— Что бы ни случилось, знайте, мы здесь исполняем свой долг перед Императором.

Ангкора была названа не имперским именем.

Как и названия всех Миров Медины, административных областей и городов-государств, это имя было наследием древнего мединского языка. Язык этот давно был запрещен имперскими законами, но имена остались. Имена говорили об истории, об узнавании, одно слово вызывало в памяти историю этих мест.

Ангкора была заброшенным местом. Это был один из забытых городов прежней династии, разорванное звено в Цепи Крепостей, покинутый после тысячелетних циклов засух и наводнений в М36. Крепостная стена, соединявшая Ангкору с Цепью Крепостей, осела и поросла мхом.

Возможно, ее заброшенность соответствовала ее истории. С глубокой древности Ангкора, осевой центр Цепи Крепостей, была местом погребения. Благоговейное почитание предков целый город посвятило погребению и упокоению умерших.

На древнем языке Ангкора буквально означала «дом, построенный первыми создателями». Она была построена, чтобы олицетворять остров в небе, с которого пришли звездные божества доимперской Медины, древний миф творения.

На горизонте, Ангкора, казалось, парила над землей, словно мерцающий мираж, хотя это была лишь иллюзия. В ее очертаниях преобладали стрельчатые башни из песчаника, расположенные в шахматном порядке, похожие на плотно свернутые цветочные бутоны. Основной особенностью были лестницы; у города не было стен, только ступени зиккуратов, ярусами расположенных на внешних террасах. Такая планировка придавала Ангкоре гармоничную симметрию, которая казалась странно нечеловеческой в своей точности.

Место высадки Росса находилось в восьми километрах от Ангкоры, на минимальном расстоянии на случай обнаружения противника. Они высадились в роще мангровых зарослей, раскинувшихся перед монументальными вратами Ангкоры. Этот район представлял собой болотистую равнину, затопленную грязной водой, и заросшую луковицеобразными водяными растениями.

Они втроем пробирались сквозь мангровые заросли, по колено в воде, сгибаясь под тридцатикилограммовой тяжестью оружия, приборов наблюдения и прочего снаряжения. Они бдительно держали оружие готовым к бою, оглядывая местность в поисках противника или хищных животных. Мадлен предупредила, что местные хищники, обитающие в болотах, невелики, но могут быть очень быстрыми, выскакивая из болотной грязи и хватая добычу острыми челюстями.

Осторожно продвигаясь, группа через четыре часа добралась до огромных ворот Ангкоры, достигавших трехсот метров в высоту. Несколько раз по пути они останавливались, и Прадал транслировал по вокс-передатчику сигнал на низких имперских частотах по всему южному поясу. Была вероятность, что эти частоты уже известны противнику, но Росс был готов рискнуть. Однако на их вокс-сигнал так никто и не ответил к тому времени, когда они достигли ворот.

С близкого расстояния Росс разглядел сцены из мединских легенд, вырезанные на камне. Каждое изображение — животное, цветок, небесное тело — было не больше пальца Росса, но эти пляшущие фигурки покрывали всю поверхности пилонов ворот.

— Здесь, на этих вратах, изображены сцены погребения мертвых в их последнем месте упокоения — Небесном Саду. Ангкора никогда не была просто местом для жизни, это город-гробница, — сказала Мадлен, прикасаясь к камню кончиками пальцев в перчатке в жесте защиты. Это было мединское суеверие, к которому она привыкла за время своей работы здесь.

— Этот город построен для мертвых? Весь? — спросил Росс.

— Да, но это было давно. За последние несколько столетий климат здесь стал более пригодным для жизни, температуры понизились, и часть города была заселена, в основном бедняками, которым больше негде было жить, вот они и жили здесь, среди мертвых. Население этого города должно быть как минимум восемь тысяч человек, — сказала она. — Должно бытьвосемь тысяч.

— Это плохой знак, — капитан Прадал сотворил знамение аквилы и три раза постучал по камню. Держась одной рукой за лазган, висевший на груди, а другую руку положив на рукоять болт-пистолета в кобуре, он вошел во врата мертвого города.

Внутри улицы представляли собой запутанный лабиринт. Плиты мостовой были покрыты слоем ила, отложившегося во время наводнений и потом потрескавшегося от жары. Черные потеки, как высохшие слезы, были видны на каждой каменной поверхности, словно испарившаяся эссенция самого времени. Росс видел, что древние постройки часто чернеют под действием времени.

От населения — восьми тысяч — не осталось и следа.

— Никаких признаков жизни, — сказал капитан Прадал, глядя на экран ауспекса, пристегнутого к его амуниции. — По крайней мере, поблизости.

— Передайте вокс-сигнал снова, — приказал Росс.

— Сэр, я уже четыре часа передаю сигнал на имперских частотах, пытаясь связаться со станциями наблюдения южного пояса. Если так будет и дальше, мы привлечем к себе внимание противника со всей саванны.

— Я знаю, капитан, но это необходимо, — сказал Росс.

Они направились в укрытие, двинувшись к ряду каменных домов. Для чего бы ни служили террасы в городе мертвых, эта была превращена в жилой квартал. Они вошли в одно из маленьких жилищ, заметив, что во всех домах отсутствуют двери.

Внутри они увидели признаки того, что в доме еще недавно кто-то жил. Каменное ложе было бесцеремонно перевернуто, тонкий матрац с него сброшен на пол. Столы и ящики из дешевого сплава были разбиты, их скудное содержимое рассыпано по полу. Судя по тому, что подсказывали Россу его навыки следователя, обитатели этого дома были вытащены из постелей во время сна.

— Транслируйте сигнал, капитан, четко и ясно, — приказал Росс.

1019
{"b":"545139","o":1}