ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Грэй впервые поднялся по этой лестнице, его охватил страх. Он стоял на круглой смотровой площадке. Тяжелые шторы были одернуты, и за стеклом под углом триста шестьдесят градусов можно было наблюдать весь глубокий космос.

Он представлял собой темной пространство с огромным количеством звезд, мерцавших по всей его поверхности. На расстоянии в тысячи километров поднимался высокий столб дыма, а его шлейф напоминал собой голову лошади. Грэй понимал, что это огромное расстояние, однако этот столб казался таким близким, почти закрывая задний вид. Казалось, словно бог с лошадиной головой застыл на уровне стекла обсерватории.

— Пустотная рама требует чистки и нанесения нового покрытия, — пробормотал Грэй, поднимаясь дальше по лестнице. Тряхнув головой, раб продолжил двигаться к верхним уровням.

И тогда светящиеся полоски померкли.

Грэй чуть не уронил свой ранец. Напуганный, он попытался зажечь лампу, но светильник потух. Это было странным, с учетом того, что он лично проверял светильник на работоспособность. Тряхнув головой, Грэй стал на ощупь двигаться наверх, аккуратно прощупывая пол рудным посохом.

Было сыро и холодно, и Грэй почувствовал дрожь. Набедренная повязка и ремень не защищали от холода, а это единственное, что на нем было в этот момент, так как его хозяева тщательно следили, чтобы рабы не проносили оружие. Проведя рукой по стенной панели, он оставил борозду на инее.

— Колдовство, — пробормотал Грэй. Он почувствовал тошноту.

Грэй был секретарем губернатора до того, как Кровавые Горгоны напали на его мир. В его обязанности входило сопровождение воздушных грузов и посылка сообщений в Торговую Палату. Это была скучная работа, но однажды Грэй увидел, как представитель Астра Телепатика отправляет срочное межгалактическое сообщение из офиса губернатора.

Безглазый человек говорил с ним, и в разговоре с ним Грэй вел себя робко и нерешительно. К тому времени как телепат закончил свою работу, Грэй хорошо помнил, что комната покрылась инеем, и он потратил немало времени, вычищая его.

Грэй был шокирован своими мыслями, когда что-то пронеслось рядом с ним. Грэй развернулся, но ничего не увидел, или точнее сказать, ничего не смог увидеть. Это нечто было слишком быстрым.

— Господин Мур?

Он прополз еще несколько уровней, призывая своего хозяина. Воздух стал холоднее. Он почти перестал чувствовать кожу на своей левой ладони, опиравшейся на перила.

— Хозяин?

На верхнем атриуме Грэй застыл. Он услышал голоса. Господин Мур с кем-то разговаривал.

Не сея прерывать беседу, Грэй затаился за гофрами штор, зафиксировав взгляд на двери и радуясь, что его скрывает тень. Грэй мог видеть, как атриум залил зеленый свет. Шторы, высокие как деревья в лесу, свисали с потолков, загораживая остальной вид.

— Дело сделано. Засада была хорошо организована, и темные эльдар прекрасно справились со своей ролью. Гаммадин мертв.

— Это хорошее начало, Мур, но нам нужно больше гарантий, — произнес голос, который Грэю был незнаком.

— Только начало, — резко отозвался Мур. — «Ворон» уже начал засеивать Гаутс Бассик.

— Чума и голод, Мур — ты обещал чуму и голод.

Грэй пытался не слушать, он даже закрыл уши. Эти вещи не дозволено было слышать обычному рабу, в этом он был абсолютно уверен.

— «Ворон» выполнит свою часть сделки, — ответил Мур. — Ему нужна наша поддержка также, как нам — его.

— А что с Сабтахом? — спросил голос.

— Я сам убью его, — ответил Мур.

Грэй закрыл глаза и задержал дыхание. Большую часть того, что он слышал, он не понимал, но Грэй знал одно: некоторые обрывки фраз ему не следовало слышать.

— Кто еще знает об этом, — спросил все тот же голос.

Мур сглотнул.

— Только ты, несколько отделений четвертой и шестой рот… и раб по имени Мозель Грэй.

Ответ Мура словно гром пронзил Грэя, он открыл глаза и понял, что Мур смотрит на него. Глаза колдуна искали Грэя в его укромном месте, проникая ему в душу.

— Неужели ты думал, что сможешь спрятаться там, маленький мышонок? — спросил Мур, напрямую обращаясь к рабу.

Нервы Грэя не выдержали. Ему конец. Он развернулся и побежал, волоча свою ношу за собой. В его действиях не было никакой логики, но страх, который он ощущал, активировал его первобытные инстинкты. Ему хотелось улететь отсюда и больше не слышать этот ужасный голос.

Он добежал до лестницы, но успел сделать лишь три шага.

+ Замри+ скомандовал Мур.

Ноги Грэя подкосились, а его разум был под властью Мура.

+ Повернись+

Грэй повиновался, чувствуя себя марионеткой в сетях колдуна. Он увидел, как Мур поднялся с земли, полностью раздетый, и лишь маска была его единственным атрибутом одежды. Уродливые шрамы покрывали мускулы на его животе, длинные и тонкие, похожие на те, что оставляет бритва. Грэй захотел закричать, но он больше не контролировал свое тело.

Мур навис над рабом словно каменная статуя, изучающее буравя его взглядом. Он коснулся бритой головы Грэя и проверил мускулы на его руках, словно фермер, проверяющий товар.

Десантник-предатель кивнул, удовлетворенный проверкой.

— Ты сильный раб. Мы, Кровавые Горгоны, не тратим жизни наших рабов впустую, — отметил Мур. — Ты будешь жить.

Грэй успокоился настолько, что его левый глаз начал подергиваться. Это была единственная часть тела, не затронутая парализующей магией Мура.

— Но мы должны сделать тебе лоботомию. Я не хочу, чтобы мои планы рухнули из-за разносящего сплетни раба, — глубокомысленно произнес Мур.

Левый глаз Грэя расширился. В его зрачках возник страх. Вены на шеи раба начали пульсировать, когда он попытался сдвинуться с места. Но Мур не дал ему такой возможности.

— На Бассике нам нужны такие работники как ты. Не такие живые, как сейчас, но слепо подчиняющиеся приказам, — пробормотал Мур, задергивая шторы. Он прошагал по атриуму, моргнув несколько раз, чтобы адаптироваться к темноте.

Удовлетворенно выдохнув воздух, Мур взял с хирургического стола серебряную иглу.

— Это действительно больно. Я вставлю это в твою глазницу и пробью тонкую стенку кости, чтобы добраться до твоей лобной доли. Несколько медиальных и боковых уколов разделят твой таламус, — пояснил Мур. — После этого ты больше ничего не будешь чувствовать.

Глава 4

На всеобщем собрании присутствовало девять сотен десантников-предателей. Сердце Храма едва вмещало такое количество гигантов, закованных в броню. Их громкие возгласы замолкли лишь тогда, когда Сабтах вышел на центральный помост.

— Гаутс Бассик — унаследованный нами мир. Многие из ваших братьев ведут свое начало от равнинных племен. Многие из вас впитали в себя кровь Гаутс Бассика во время обряда кровной связи.

Собравшиеся десантники издали одобрительный рев. Они расселись по всему храму в разрозненном порядке, группами по три пары связанных друг с другом кровными узами братьев, у каждой пары была целая свита «черных тюрбанов», сервов, обслуживавших броню, носителей шлемов и танцоров.

— Со смертью Гаммадина появилось вакантное место в руководстве ордена, — заявил капитан Хазарет металлическим басом. — До тех пор пока не будет выбран новый магистр, я и моя рота присягают тебе на верность. Что сделают остальные — не мое дело. Мой меч — твой меч.

Хазарет Жестокий, капитан первой роты, был воплощением ордена Кровавых Горгон. Обладая неистовым диким нравом, он был настоящим убийцей. Когда он смеялся, его шутки казались одновременно и страшными и смешными. Его лицо обгорело, а одна щека была испещрена шрамами от пуль. Хазарет носил их с гордостью, его люди боялись своего командира, а боги даровали ему свое благословение — черепахоподобный нарост, словно горб, выпирал из плеч и силового ранца. Нарост заканчивался коротким, мускулистым хвостом, произраставшим из позвоночника Хазарета с узлом волокнистых наростов. Раздувшийся десантник напоминал своими размерами дредноут. Хвост Хазарета был опущен вниз, уравновешивая его тяжелые шаги.

1051
{"b":"545139","o":1}