ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Скажи «сыр» и сгинь!
Как жить в мире перемен. Три совета Будды для современной жизни
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Жемчужные тени (сборник)
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Собака на сене и Бейкер-стрит
Женить некроманта с двумя детьми
Моя бабушка – Лермонтов
Содержание  
A
A

Баэл-Шура следовал за ним, туннель был настолько широк, что позволял десантникам-предателям сражаться плечо к плечу. Они заливались безумным смехом, поливая огнем нестройные ряды противника. Сзади один из солдат с помощью резака направил осколок стены прямо на Сику. Десантник резко развернулся и подставил плечо под импровизированную ракету. Затем последовала вспышка света. Сика зажмурился. Это была граната. Взрыв заставил Сику отшатнулся, и он раздраженно взревел, упрекая себя за неосторожность. Он тут же повалил наглеца выстрелом в голову.

Два-три полных взвода заполнили туннель. Возможно семьдесят-восемьдесят человек, подсчитал Сика. Он доложил о ситуации по воксу и тут же получил подтверждение от остальных членов группы.

Солдаты в капюшонах продолжали стрелять. Сика заметил небольшие повреждения на броне, в основном в области плеча и предплечья, где пули попали во внешние слои керамита и гиподермальные ячейки.

Смеясь, Сика ударил солдата тыльной стороной руки, свернув бойцу шею. Двухсоткилограммовый солдат рухнул на своего товарища. Баэл-Шура, израсходовав остатки прометия, обрушился на противника, кроша солдат своими рифлеными кулаками. Десантников невозможно было остановить. Наконец, запаниковав, солдаты пустились в бегство.

В воксе была тишина. Варсава и Саргаул, отделенные от отряда обвалившейся горной породой, ничего не знали о происходящем. Братья, следуя приказу Сики, свернули на восток и продолжили путь по свежевырытому тоннелю.

Варсава и Саргаул спускались на контейнерной платформе, уходящей вниз на сотни метров.

Несмотря на окисленное состояние стального лифта, конвейерная лента, покрытая металлом, была свежей и еще пахла смазочным маслом. Что-то реконструировало шахту.

Возможно то же самое, что убило кочевников на поверхности.

Лифт со скрежетом остановился в пятнадцати метрах от дна шахты. Картина, открывшаяся под ними, была не совсем той, которую они ожидали.

Там были сотни живых мертвецов, сотни скальпов и плеч. Искусственно созданный холодный климат защищал их от тепла, исходящего от поверхности и способного вызвать разложение. Они не двигались.

Холодный воздух делал их вялыми и неповоротливыми.

— Армия мертвецов, — присвистнул Саргаул.

— Рабочая сила, — отозвался Варсава.

— Я бы не хотел себе таких рабов. Еда, приготовленная ими, не пришлась бы мне по вкусу.

— Я думаю, они пригодны только для раскопок. Полное отсутствие каких-либо навыков, — заключил Варсава.

Словно по сигналу, несколько ближайших мертвецов подняли головы и принялись что-то бормотать.

Их голосовые связки окоченели, а легкие выделяли пары.

— Но они будут работать, — заявил Саргаул.

Ходячим мертвецам не нужно было ни питаться, ни пить. Они не страдали от сурового климата, и им не нужно было спать или отдыхать.

Они будут работать, пока окончательно не разложатся.

Варсава руководствовался простой логикой. На Гаутс Бассик были непригодные условия для живой рабочей силы, что и стало причиной массового бегства имперцев. На Бассике не было воды и пригодной почвы. Климат не позволял агрикультурам произрастать здесь.

В конце концов, Адептус Механикус бросили свои машины, оставив богатые природные ресурсы нетронутыми.

Обычный человек не смог бы долго протянуть, работая в шахтах. Экстремальные температуры на поверхности вкупе с недостатком воды делали практически невозможным пребывание здесь. Варсава подсчитал, что человек сможет протянуть здесь максимум восемнадцать часов, пока жара и обезвоживание не добьют его.

— Давным-давно, когда я был еще зеленым юнцом, Гаммадин обдумывал идею использовать Гаутс Бассик не только для пополнения численности Горгон, — произнес Саргаул, наблюдая за мертвецами. — Здесь полно ресурсов и восстанавливаемых зданий, чтобы реконструировать машины, находящиеся сразу под песком.

Варсава кивнул.

— И Гаммадин…

— И Гаммадин был слишком умен, чтобы пытаться осуществить сей глупый замысел. Этот мир наполовину необитаем. На самом деле, здесь просто невозможно выжить, — заявил Саргаул, указывая на мертвецов.

Под ними волочились мертвецы, извергая из своих разъеденных глоток газ. Варсава был уверен, что за этой чумой стояли неизвестные силы.

Люди в капюшонах думали, что изолировали непрошенных гостей. В конце концов, это была их территория. Прячась в тени, они неслышно преследовали Цитона и Гадия, ожидая, когда те попадут в ловушку в бокситовой пещере, с лабиринтами порталов.

Но когда бой дошел до старых шахт, Горгоны не отступили. Напротив, казалось, что они получают наслаждение от происходящего.

Цитон и Гадий, улюлюкая от удовольствия, помчались к раме подвижного портала, паля из болтеров. Они были ветеранами, наслаждавшимися казнью. Они были очень изобретательны в искусстве убивать.

Силуэты в капюшонах возникли на выступах и в проходах. Кровавые Горгоны накрыли их лавиной снарядов, поочередно меняя цели.

Неожиданно Цитон заметил отблеск прицела на одном из выступов. Он повернулся, чтобы предупредить Гадия, но тот был уже начеку.

Они одновременно открыли огонь, и тело в сером снаряжении упало вниз.

— Мне это не нравится. Держу пари, Баэл и Сика сейчас развлекаются по полной, пока мы здесь валяем дурака, — заявил Гадий.

— Трусливые псы! — засмеялся Цитон.

Он заметил движение слева и инстинктивно открыл огонь. Цитон долго тренировался и мог пристрелить цель, даже не успев подумать о ней. Еще один солдат упал, когда болт пробил металлическую бочку, за которой тот прятался.

Цитон все еще смеялся, когда шлем Гадия взорвался, извергнув брызги крови. Это был очень четкий выстрел, единственное попадание, которое могло свалить с ног даже десантника-предателя.

Тело Гадия инстинктивно прошло еще несколько шагов. Он дважды выстрелил, автоматически перезарядил болтер, а затем рухнул на колени и умер.

Цитон остановился, потеряв от шока дар речи. Он чувствовал боль, как будто у него оторвали половину тела. Он стоял еще секунду, затем снова вернулся в боевое состояние. Но именно эта секунда стоила ему жизни.

Цитон попытался двинуться, но понял, что что-то горячее вытекало из его горла. Он поднял руки к горлу, пытаясь остановить кровь.

Даже во тьме он мог разглядеть, как кровь орошает его пальцы. Он прицелился, держа болтер свободной рукой, но затем начал падать, вся левая часть его торса, живот и рука разлагались под действием перегретого снаряда. Он упал вниз, с высоты сорок метров и умер, не издав ни слова.

Сверху, на самом верхнем кране портала, неизвестные скрылись в тени, оставив за собой только тонкий след дыма от выстрела.

Информация волной прокатилась по сенсорам отделения. Гадий был мертв. Его жизненные показатели пропали.

Через мгновение исчезли показатели Цитона.

Сержант Сика всегда держал все под контролем.

Сейчас, бродя во тьме и пытаясь восстановить связь, Сика потерял это ощущение. Враг был повсюду. Выстрелы пролетали над ним, а за ними следовали новые, еще и еще.

Стуча по шлему, Сика проклинал себя и все вокруг за то, что принял неверное решение.

Дрожа от ярости, Сика сорвал с себя шлем. Крупнокалиберный снаряд пронесся со скоростью метеора прямо над его ухом.

— Нам нужно перегруппироваться с Саргаулом и Варсавой! — прорычал Баэл-Шура.

Все больше и больше врагов появлялось из тоннелей, стуча подошвами по поверхности лестничных ступеней. Шура заставил их отступить назад, окатив струей из огнемета.

— Нам нужно перегруппироваться, — снова повторил Баэл-Шура.

Сика покачал головой. Уже было слишком поздно.

— Я не могу выслать им координаты. Мой ауспик трещит помехами.

Баэл-Шура встал и побежал к Сике. Он не сделал и трех шагов, как его рука взорвалась. Отшатнувшись от попадания, Баэл-Шура рухнул на колени, словно обрушившаяся крепость. Его тело боролось с болью, наполняя кровь эндорфинами.

1064
{"b":"545139","o":1}