ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Горгона невидящим взглядом смотрел на Варсаву. От бога войны в нем не осталось ничего, Саргаул стал тенью самого себя.

— Брат, я потерпел неудачу.

Это были последние слова Варсавы. Он все еще не мог поверить, что практически ничего не осталось от прежнего Саргаула. Несмотря на то, что тело его было цело, от разума остались лишь осколки.

Они были воинами. Саргаул, который сжег целый корабль-город в порту Верука только для того, чтобы выманить гарнизон на битву, снес сто двадцать голов противника во время осады Нараскура и отстреливал рабов, которые не могли поднять стандартный груз весом в двадцать килограмм — полностью растворился в теле лежащего перед Варсавой разбитого воина.

Варсава развязал его и поднял на ноги. Он почти забыл, что Саргаул был намного выше его, и этот факт каким-то образом ранил его сердце. Высокий, непоколебимый Саргаул.

Варсава помог брату одеть броню. Процесс был болезненным без помощи сервитора.

Десантник Хаоса активировал броню Саргаула, и они снова могли связываться друг с другом по частоте отделения. Системы практически не обнаружили мозговой активности у Саргаула, словно на месте его головы была пустота.

— Геносемя. Я не могу вернуться без него.

Все та же монотонная фраза. Варсава понял, что это была последняя фраза брата, перед тем как темные эльдар нашли его.

Варсава вложил болт-пистолет в руку Саргаула и отошел на один шаг назад.

В своей броне брат-кровник казался полноценным Астартес.

— Брат, я подвел тебя.

Кровавая Горгона отстегнул от пояса булаву. Другой рукой он достал устройство для извлечения геносемени. Эта священную обязанность выполняли хирурги или апотекарии. Прогеноидные железы высоко чтились среди Кровавых Горгон. Для брата-кровника геносемя было частью их сущности, и каждый воин носил с собой устройство для выполнения последнего долга.

Варсава вогнал устройство в область повыше ключицы Саргаула. Раздался звук вибрации. Глаза Саргаула открылись, и неожиданно обрели ясность.

— Верни наше геносемя, брат.

На мгновение в голове Варсавы мелькнула мысль, что он напрасно убил своего брата. Но затем Саргаул вернулся в свое прежнее состояние, а его жизненные показатели стали гаснуть.

Глава 19

Варсава принял решение выдвигаться в сторону Ура.

Он не мог повернуть назад. Словно птица с юга, переносящая зиму, Варсава был прикован к своей цели. Космический десантник не мог не выполнить задачу, даже если он и не желал этого. В голове Горгоны была лишь одна мысль: двигаться на север. Ур был первоначальной целью, и пока Варсава не получит прямой приказ об отмене, он продолжит выполнять задачу.

Варсава не сопротивлялся. Способность выполнять задачу до самого конца делала космических десантников самым эффективным военизированным подразделением. Если бы на его пути встретилось море, он бы переплыл его, чтобы выполнить задачу.

Позади него осталась догорать силовая установка. Сильный полуденный ветер поднимал пламя все выше и выше. Ничего из этого не волновало Варсаву. В голове Горгоны застряла картина Ура — огромный полигон с множеством возможностей и своеобразной природой. Запечатанный, непроходимый, окруженный крепкими стенами и возвышающийся над бесплодными равнинами город. Островок человечества в океане дикого мира.

— Что теперь? — спросил Гумед.

— Мы идем в Ур, чтобы выполнить задачу Саргаула. К тому же, здесь не осталось ничего важного для меня. В Уре я найду свою смерть или же осуществлю возмездие.

— Ты не сможешь попасть в Ур. Это нереально, — ответил Гумед.

«Возможно, но только не для космического десантника», — подумал Варсава.

Еще с первого набора новобранцев для на Бассике Горгоны знали о существовании Ура. Но даже они не входили в город. Он был запечатан ото всех. В свою очередь Кровавые Горгоны обозначили для себя другие цели и оставили город в покое.

— Я бывал в Уре, — самодовольно произнес Синдул. С удовлетворенным выражением лица он лежал на сухой траве. Он подбрасывал в воздух свои клинки, играючи ловя их на лету.

Варсава остался бесстрастным.

— Скажи мне, как попасть туда.

— Не игнорируй мой вопрос, — угрожающе прорычал десантник Хаоса, нависнув над эльдар. — Как ты проник туда?

— Я был в свите первенца моего господина. Мы были гостями военачальника Нер’Гала.

— Тогда мы не попадем туда. Ты не можешь попасть в Ур. По твоим рассказам никто не проникал в Ур, — заключил Гумед, покачав головой.

— У меня есть план, — произнес Варсава.

Для эмиссара кабала было совершенно неприемлемо обращение с ним словно с животным. Унижение иглой засело в сердце Синдула. Несмотря на то, что мон-ки извлек личинку из его тела, чувство унижения, словно шрам отложится на всю оставшуюся жизнь.

Прижимая от стыда руку к лицу, Синдул спрятал обиду глубоко внутри себя.

Троица преодолела шесть километров и разбила лагерь в огромной пещере с высокими потолками. Черные штормовые тучи на юге несли с собой обильный дневной ливень.

Варсава покинул пещеру без предупреждения, исчезнув в шторме.

Это была хорошая возможность для Синдула, которую он ждал со дня захвата в плен. Кроме Гумеда не было никого, кто мог бы приглядывать за ним. Кочевник молча сидел в стороне и смотрел в небо.

Варсава стал менее осторожным. Он окончательно потерял контроль над темным эльдар после извлечения личинки из его тела.

Синдул мог делать все, что хотел. Варсава перебил всех членов его кабала на планете, тем самым уничтожив следы позора темного эльдар. Синдул мог со спокойной душой вернуться назад домой, как единственный выживший на Гаутс Бассик, и все поверят его словам.

Синдул не теряя времени, и стал действовать. Хотя Варсава и отобрал его клинки, Синдул понимал, что кочевник не представляет для него серьезной угрозы.

Каждый темный эльдар, независимо от своего статуса или положения, проводил многие часы в тренировках с боевым инструктором. Даже без оружия Синдул был опасным противником.

Темный эльдар начал красться, внимательно наблюдая за тем, что происходит снаружи. Он ждал, пока усилится ливень, и звуки падающих капель перекроют весь остальной шум.

А затем темный эльдар атаковал Гумеда. Кочевник сопротивлялся, пытаясь достать Синдула неуклюжими ударами, но темный эльдар, словно с неохотой, отбивал все атаки Гумеда. Он вырубил вождя четкими боковыми ударами. На мгновение он подумал поиздеваться над кочевником перед смертью, но на это не было времени. Варсава мог вернуться в любой момент.

Когда ливень слегка утих, темный эльдар поспешил вниз по спуску. Он знал, что база кабала недалеко. Если он все правильно запомнил, то корабль должен быть пришвартован рядом с силовой установкой, скрытый под слоем пепла и осколков.

Следуя своим следам, Синдул помчался туда, откуда пришел.

Боль от сломанного носа была неприятной. Сломанная перегородка препятствовала дыханию, заставляя Гумеда дышать через рот. Кровь собиралась в пазухах носа, а затем скатывалась струйками вниз по лицу. Но самым худшим было чувство унижения. Удар по гордости вождя Гумеда.

Когда он услышал шаги Варсавы, спускающегося по склону, Гумед попытался вытереть кровь с лица.

— Что здесь произошло? — спросил Варсава, зайдя в пещеру.

Гумед попятился назад, ожидая наказание за свой провал.

— Он сбежал, — констатировал вождь.

Десантник Хаоса стоял, расправив плечи, и внимательно смотрел на Гумеда.

— Я сражался, но не смог достать его, — кочевник пытался оправдываться, одновременно его рука потянулась к луку.

Варсава был удовлетворен ответом.

— Я знаю, ведь я видел, как он убегал, — произнес он. — Теперь мы можем последовать за ним.

— Вы позволили ему сбежать? — задумавшись, спросил Гумед.

— Конечно, — ответил Варсава. — Куда бы мог пойти темный эльдар?

1088
{"b":"545139","o":1}