ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Словно пальцы руки бога, щупальца корабля протянулись вдоль лунного горизонта. На дистанции четырех тысяч метров мерцали оборонительные батареи, торпеды и турели. Они словно приглашали подойти ближе.

Несмотря на то, что бортовые орудия были способны уничтожать целые континенты, из-за громоздкости у них было мало шансов попасть в «Жнеца».

Невидимый, корабль темных эльдар скрывал свои очертания от сенсоров корабля, которые фиксировали лишь пустоту в небе.

Когда они приблизились к боковой палубе корабля, Синдул увеличил скорость. Пусковые трубы корабля резко приоткрылись, и «Жнец», словно комар, проскочил внутрь.

Корабль летел слишком быстро. Света внутри трубы практически не было, лишь отблески от ламп наверху. Приспособленные для выпуска рейдерских кораблей, маркеры трубы были слабо видны. Синдул снизил скорость, используя светоотражатели «Жнеца» для прокладывания маршрута.

По подсчетам Варсавы эльдарское судно все равно двигалось слишком быстро. Здесь нужно было лететь с осторожностью. Края крыльев едва не касались узких границ трубы. Корабль уворачивался от выпуклостей, подлетая все ближе и ближе к закрытым люкам ангара. Человеческое судно никогда не смогло бы маневрировать под таким давлением воздуха.

Синдул превосходно управлял кораблем в условиях ограниченной видимости. Варсава, наблюдавший за манипуляциями темного, и на мгновение задумался о том, что возможно фольклор был отчасти правдой. Возможно, эльдар в разной степени были одарены психическими способностями. Имея возможность заглянуть в будущее на две-три секунды, Синдул предугадывал каждый поворот и изгиб трубы во время полета. Корабль попал под струю газа, что означало приближение к выходу в ангар. Неожиданно стало казаться, что Синдул теряет сознание. Он затрясся в своем кресле. Варсава, будучи десантником-предателем, применил достаточно сильное физическое и психическое воздействие на своего пленника.

Но все же Синдул держался.

«Жнец» замедлился, подлетая к первому люку. Корабль подпрыгнул, словно раненая птица, и пробил преграду. Синдул еле справился с управлением. Наконец, корабль стал медленно останавливаться, заглушая двигатели.

Варсава откинул люк и выбрался наружу. Гаммадин вышел следом, броня чемпиона Кровавых Горгон никак не пострадала при посадке. Не говоря ни слова, он исчез во тьме ангара.

На мгновение задержавшись, Варсава бросил взгляд на атмосферу внутри «Жнеца».

В тусклом свете кабины он увидел тело Синдула, висевшее на ремнях. Несмотря на то, что существо раздражало десантника Хаоса, Варсава отдавал должное желанию Синдула выжить любой ценой. В отличие от десантника Хаоса, у которого напрочь отсутствовали навыки поведения в человеческом социуме, Синдул мог сориентироваться в любой среде.

Кивнув Синдулу на прощание, Варсава последовал за Гаммадином.

Дыхание Синдула участилось.

Если бы он смог посмотреть на себя в зеркале, то увидел бы, что уже не так красив как раньше. Его порезанное лицо было вымазано синтетическим гелем. Кровь застыла на груди и бедрах. Волосы беспорядочно торчали во все стороны.

Он не хотел смотреть вниз. Он уже знал, что его ноги были сильно повреждены. Нестерпимая боль в бедре грызла его изнутри.

Дернувшись, Синдул отключил системы корабля. Внутреннее освещение погасло. Уронив голову на спинку кресла, он принялся бороться за свою жизнь, пытаясь оставаться в сознании.

Отделение Гнилостной пехоты спускалось вниз по неосвещенной трубе, выдавая свое присутствие громкими шагами. Впереди шел брат Пелган, гнилой великан Нургла. Несмотря на находящихся поблизости хищников, здесь он был самым устрашающим существом.

Они спускались в забытые уголки парящей крепости. Были слишком темно, чтобы понять, чем когда-то служили эти коридоры, или куда они вели. В некоторых частях потолок обвалился, и осколки ветром рассеяло по всему коридору. Пехотинцы часто спотыкались, а иногда проходили совсем рядом с дырами в полу. Трудно было предположить, насколько огромным «Рожденный в котле» казался с орбиты, но изнутри он был чрезвычайно огромен. Потеряться в этом месте не составляло особого труда.

Именно за это Пелган проклинал все на свете, когда его сержант поручил ему разузнать, что за объект незаконно проник на корабль. Скорее всего, это был небольшой метеорит, притянутый гравитационным полем парящего левиафана.

Гнилостным пехотинцам нельзя было доверить такое дело. В связи со случаями сопротивления в пещерах корабля, Опсарус стал более осторожным.

— Прекратите шуметь, — раздраженно рявкнул Пелган. Гнилостные пехотинцы принялись водить фонарем вправо и влево, чтобы не дай бог не задеть какое-нибудь препятствие.

Сначала они ничего не увидели. Стены были покрыты следами органики. Окисленный металл был покрыт различного рода растительностью. Но при приближении Пелган смог разглядеть дыры в стенах. Растительность и мелкая фауна прикрывали свидетельства боевых действий.

— Сюда, — произнес Пелган, снова проверяя показатели своего ауспика.

Прожектор засек движение. Высокий, огромный силуэт, шириной в три раза превышающей боевой танк. Цвет его кожи был смесью синего, розового и черного цветов.

Прошло мгновение, пока Пелган распознал в объекте все признаки космического корабля. Крылья корабля были погнуты, а сам он казался сильно поврежденным.

Пелган фыркнул. Наконец-то что-то достойное расследования. Он взмахом руки приказал пехотинцам следовать за ним.

— Поторопитесь, — приказал он, приближаясь к судну.

Пелган медленно и осторожно вошел внутрь корабля. Особенность движений поклоняющихся Нурглу прослеживалась в походке Пелгана. Чумной десантник медленно следовал по палубе слабо освещенного корабля.

Пелган выслал пехотинцев вперед на случай расставленных ловушек.

Продвигаясь вперед, Пелган активировал тепловое видение. Корабль имел органическую структуру в своем составе, словно был выращен из куска кости. Изгибающиеся арки, рифленый каркас и мягкие полы. Пелган не увидел следов резки, прикрученных болтов — всего того, что характерно для людей или орков.

Чумной десантник заглянул в кабину пилота.

— А я все гадал, сколько же времени вам понадобиться, чтобы отреагировать.

Голос исходил из кресла пилота, повернутого спиной к Пелгану. Его палец метнулся к спусковому крючку болтера.

Пелган подошел поближе и увидел фигуру темного эльдар. Но не воина, с которыми он сталкивался на поле боя. Этот был без брони, бледный, слабый и кровоточил. Пелгану не потребовались знания физиологии ксеносов, чтобы понять, что эльдар испытывает сильнейшую боль.

— Я не могу поверить, что ты был настолько глуп, чтобы прийти сюда… — прошипел темный эльдар.

Пелган сделал шаг назад.

— Мы более не нуждаемся в твоих услугах, наемник. Твоя плата ждет тебя на Гаутс Бассике. Зачем ты здесь? Лучше не ври мне.

Голова темного эльдар слабо пошевелилась. Его грудь изгибалась каждый раз, когда он пытался заснуть.

— У тебя осталось меньше времени, чем у меня…

Инстинкт Пелгана заставил его сделать еще один шаг назад.

— Я пристрелю тебя, наемник. Выражайся точнее, что тебе надо?

Неожиданно системы корабля ожили. Консоль замигала, и каюта залилась светом.

Взгляд темного эльдар остановился на Пелгане. Его зрачки были расширены, указывая на последствия тяжелой психической травмы.

— Лучше умереть предателем, чем рабом. Уверен, Кровавые Горгоны согласятся со мной.

На Пелгана мгновенно снизошло осознание ситуации. Он знал, что темные эльдар ревностно охраняют свои технологические секреты. Многие из их машин содержат в себе камни души их предков, навечно связанных с духами машины. Ни один эльдар не позволит человеку забрать их. Однако должна быть причина, по которой пират решил умереть именно здесь.

Неожиданно ожили экраны на командной консоли. На экране появились цифры. Начался отчет назад.

1097
{"b":"545139","o":1}