ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что нам с ним делать?

Думог задрожал всем телом. Он наконец понял, что второй десантник показывает пальцем в его сторону. В его тоне чувствовалось равнодушие, словно Думог вообще не существовал.

Магистр Горгон устроился на своем командном троне. Нервные узлы соединились с системой, и теперь корабль был во власти Гаммадина. «Рожденный в котле» задрожал, словно проснувшись от спячки.

— Оставь его, — приказал Гаммадин.

Думог упал на колени.

— Благословен будь Хаос Неделимый!

Думог был настолько занят вознесением благодарностей, что не заметил, как сдвоенные стволы болтеров на командном мостике повернулись в его сторону. Он все еще стоял на коленях когда пушки разорвали его на части.

Сирены вывели Опсаруса из себя. Каждое завывание было вызовом для него, вызовом для его эго и уничтожало весь самоконтроль.

Опсарус никогда не считал себя бешеным существом. Он всегда ухмылялся и имел своеобразное чувство юмора. Магистр Нургла получал удовольствие, удивляя своих последователей небольшими подарками — оспа, сыпь, нарывы.

Но в то же время была и другая сторона — холодная ярость. Бешенство, превращавшее его в беспощадного убийцу. В этом состоянии он будет сосредоточен только на уничтожении своей цели.

Когда завыли сирены и посыпались доклады о ситуации на корабле, гнев стал медленно завладевать Опсарусом.

Кровавые Горгоны вновь воспряли духом. Волна воодушевления прокатилась по всему кораблю.

Сначала он услышал по воксу голос Гаммадина, призывающий разделенные роты Горгон к восстанию. Разделение Горгон способствовало их разобщенности и изоляции в отсутствие централизованного руководства.

Вскоре после этого последовали отчеты о нападениях отделений Кровавых Горгон на своих пленителей. Ветераны десантников Хаоса выступили против захватчиков с цепями и арматурой. Восстание было быстро подавлено огневой мощью чумных десантников.

Последний отчет, полученный от ветерана-сержанта Кулпуса, сообщал о том, что связь с группой стражников на нижних уровнях была прервана, и Кровавые Горгоны захватили незапертую оружейную комнату. Патрули были оттеснены огнем орудий Кровавых Горгон. Захватчики теряли преимущество.

Опсарус был недоволен. Он уже почти перешел в состояние бесконтрольной ярости. Однако все же смог успокоить себя. Он глубоко вздохнул, выпуская воздух сквозь респираторы шлема.

— Ты можешь сказать мне, что произошло? Это твоих рук дело? — спросил он Мура.

Колдун, как всегда, стоял рядом, позади магистра чумных десантников.

— Нет, мой господин.

— Как такое могло случиться? Я ненавижу, когда отсутствует порядок. Культ Нургла — это культ разложения, но при этом мы чтим порядок. Процесс. Рост. Это занимает время, но всегда проходит без эксцессов. Это, — произнес Опсарус, указывая на расплывчатые образы, мелькающие на экране. — Это — отсутствие порядка.

— Должен ли я призвать Носителей? — спросил Мур.

Он уже достал из кобуры пистолет и проверял количество патронов в обойме.

— Нет, — ответил Опсарус. — Я сделаю это сам.

Аккуратно, но уверенно, он снял перчатку. Рука под ней была черной и покрытой пятнами. Из тени вынырнул сервитор с разлагающейся плотью и поржавевшими металлическими конечностями, и прикрепил автопушку к руке Опсаруса наподобие боевой перчатки.

Второй возился со снарядами для орудия, снаряжая патронташ.

— Мы пойдем и разберемся с этим хаосом, возникшим из-за твоей некомпетентности и неспособности контролировать ситуацию, — заявил Опсарус. — Ты, Мур, должен был бы сделать это лично. Но видимо, Нургл благоволит тебе.

Ворон и колдун двинулись в сторону командной палубы, а оружейные сервиторы последовали за ними.

Война уже началась. Пятьсот пятьдесят чумных десантников и четыре роты Гнилостной пехоты сгруппировались в боевые подразделения. Они возвращались назад, следуя по лабиринту корабля и соблюдая строгий боевой порядок. Не смотря ни на что, они были грозной силой. Плотный строй, смесь крепкой брони и огромной огневой мощи — была основой боевой доктриной Нургла. Десантники Нургла были вооружены болтерами и автопушками.

Они били своими кулаками по грудной пластине брони и, в унисон из тысячи голосов, извергали ругательства. Последователи Нургла гремели ботинками по металлической поверхности, создавая такой гул, словно маршируют целые легионы.

Опсарус Ворон продвигался между своими космодесантниками, возвышаясь над всеми в своей терминаторской броне, обтянутой кожей. Воины приветствовали его. Мур следовал за магистром чумных десантников, его почерневшее лицо несло на себе метку Нургла. Они приветствовали и его, так как теперь колдун был одним из них.

Опсарус не произнес ни одной команды, вместо этого он поднял кулак над головой. Роты Нургла в ответ подняли в воздух свои флаги с символами, вышитыми из кожи, и тотемы в виде черепов и чучел. Несмотря на неровный строй их рядов, здесь присутствовала строгая дисциплина с ранговой системой. С последним ударом в барабаны чумные десантники выдвинулись, чтобы подавить восстание Кровавых Горгон.

Палубы дрожали. Весь корабль содрогался, от освещенных залов до темных переходов канализаций. Термоядерный реактор «Рожденного в котле» вышел из режима ожидания и заработал на полную мощность. Огромные турбины завертелись с ужасающей скоростью, когда ядро реактора расширилось от солнечного тепла.

Контроль Гаммадина над оборонительными системами корабля был виден повсюду.

Безмолвные защитные пушки вновь пришли в движение и принялись сканировать помещения в поисках угрозы.

Сдвоенные болтеры и лазерные пушки, установленные на высоких потолках и в коридорах, стреляли во все, что не имело отметины раба или генокода Кровавых Горгон.

Офицеры Гнилостной пехоты передавали разрозненные сообщения о том, что стены, словно незримые воины, атакуют их, сея панику и хаос.

Боевые сервиторы — химически усовершенствованные рептилии с огромными плечами, поршневыми конечностями и пушками вместо рук, возобновили патрулирование основных палуб корабля. Не имея глаз и обильно истекая слюной, звери ориентировались на сигналы защитных системы корабля, с помощью которых они обнаруживали цели и получали приказы. Эти отряды вступили в бой с тяжеловооруженными отрядами Гнилостной пехоты. Их цель была проста — искать, сражаться и уничтожать.

В лабиринтах по всему кораблю закрывались пустотные щиты и люки. Силы Нургла, и без того дезориентированные в пространстве, были зажаты в проходах, не имея возможности продвигаться дальше.

Но «Рожденный в котле» не мог в одиночку выиграть войну. У пушек заканчивались снаряды, а сервиторы попадали в хитроумные ловушки, расставленные воинами Нургла.

Чумные десантники пробивали запечатанные коридоры. Но несмотря на это, все системы корабля восстали против захватчиков. Это дало Кровавым Горгонам шанс перегруппироваться, восстановить линии связи и вооружиться.

Контроль над защитными системами дал Горгонам возможность собраться и начать наступление.

Боевая доктрина чумных десантников сочетала в себе использование тяжелого вооружения, чтобы изолировать противника, и распространение болезней. На грязевой поверхности и кровавых равнинах чумные десантники использовали свое численное превосходство.

Но сражения в ограниченном пространстве во время абордажа корабля были специфической особенностью ведения боевых действий Кровавыми Горгонами. Они использовали небольшие отряды для максимизации эффективности абордажных рейдов.

В Зале войны, стоя у врат, брат-кровник Касуга вел свою битву. У него не было огнестрельного оружия, только копья, мечи и булавы, взятые в оружейной комнате. Кровавая Горгона атаковал из-за постов, защищавших его с флангов и прикрывавших голову.

Не оставляя отделениям чумных десантников возможности использовать дальнобойное вооружение, Касуга протыкал их броню копьями и мечами. Получая ранение за ранением, Кровавая Горгона понимал, что у него просто нет другого выхода. Он либо будет сражаться, либо умрет: инстинкт самосохранения был давно стерт из его сознания.

1099
{"b":"545139","o":1}