ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Катанен отскочил в сторону, когда по коридору пронесся огненный шторм выстрелов, слыша позади крики раненых людей. Он перекатился и отбил удар потрескивающего меча, который мог бы его обезглавить, но лишь вырвал шлем Реликтора из креплений латного воротника. Разбрасывая искры, силовой клинок вонзился в стену. Катенен вырвал меч и разрубил древко алебарды, а затем сокрушительный удар кулаком в грудь отбросил его прочь. Он потянулся за оружием, слыша вокруг звуки отчаянной битвы, лязг стали и грохот болтерных очередей наполняли его уши, но нога прижала руку космодесантника к полу. Катанен пытался высвободиться, но шипящий клинок дотронулся до его шеи, и Реликтор замер, чувствуя, как силовое оружие опаляет его кожу.

Он посмотрел в покрытое шрамами лицо державшего меч лысого человека, одетого в тяжелую красную мантию, украшенную золотыми символами Инквизиции. На спине мужчины, окруженного безликими адептами и сервиторами в балахонах, висели шипящие машины. Три Серых Рыцаря нацелили на Реликтора свои штурм-болтеры, а парящий сервочереп с мерцающим красным оком вился вокруг инквизитора, кожу которого покрывали извивающиеся письмена. Катанен понял, что это были имена, десятки имен. Это было лицо фанатика. Хуже, это было лицо фанатика, которое он узнал.

— Ты был на Субиако Диабло.

Глаза татуированного человека сузились, и он медленно произнес, — Да, я был там, и ты убил моих людей.

— У нас не было выбора, — произнес Катанен, — они видели демонический меч.

— Ты убийца и предатель, заигрывающий с богохульным колдовством. Я увижу, как твои братья будут стерты с лица Империума за свои преступления!

— Преступления? — рявкнул Реликтор, кожа на его шее покрылась волдырями и покраснела от жара, — Ты смеешь обвинять меня в преступлениях?! Мы пытались спасти Империум, используя все необходимые средства. И я не боялся пролить кровь, если это было нужно для нашей цели.

— Ты связался с демонами и убил истинных слуг Императора, — сплюнул Циарро, сильнее прижимая меч, — Ты предатель, лишенный права на жизнь, и я больше не буду слушать твои слова.

Катанен закрыл глаза и произнес, — Делай что хочешь, но ты лишь обрекаешь себя на быструю погибель без добытых нами знаний.

Клинок инквизитора опустился.

Циарро наблюдал, как собранный им на Беллис Короне флот стирает в порошок развалины крепости-монастыря Реликторов концентрированными залпами орудийных батарей. Для уничтожения огромного звездного форта "Рамийи" потребуется время, но обстрел прекратиться лишь тогда, когда от крепости-монастыря не останется камня на камне, а все следы Реликторов превратятся в пыль. Инквизитор с мрачным удовлетворением наблюдал за тем, как мощный взрыв разорвал обломки звездного форта, и стучал пальцами по покрытой защитными пентаграммами резной деревянной шкатулке, скованной серебряными цепями. Он быстро набросил на неё черную тряпку и обернулся, услышав позади шаги.

— Какие новости, капитан?

— Некоторые из их кораблей пытаются прорваться через наши пикеты, — ответил Серый Рыцарь, — Инквизитор, звездного форта больше нет, но мы должны перехватить тех, кто пережил его уничтожение, иначе потеряем их в Оке.

— Да… — медленно сказал Циарро, положив руку на накрытую тканью шкатулку.

— Вероятнее всего то, что Реликторы похитили из Архива Диамеда, находится на борту одного из их судов. Нельзя позволить им ускользнуть.

— Хорошо, — сказал инквизитор, — мы уходим с орбиты и начинаем погоню. Вы действительно правы, капитан Пелега, скорее всего кто-то из предателей бежит с добычей, как последний трус.

Серый Рыцарь поклонился и вышел из покоев инквизитора.

Циарро погладил рукой черную ткань на изрезанной символами шкатулке.

И улыбнулся.

Тоби Фрост

Из меньших зол

Пока транспортник приближался к нижнему краю облачного слоя, Лукан Вон ещё раз проверил состояние пробивного лазгана.

«Двадцать лет держу в руках оружие, но до сих пор не доверяю ему».

Пассажирский отсек внезапно содрогнулся, и наспинный ранец стукнул Лукана по плечам.

Ницин, второй после Вона человек в отряде, стоял у люка и наблюдал за обстановкой снаружи через маленький иллюминатор. Когда транспортник тряхнуло, он покачнулся, но сохранил равновесие, хоть и не без труда. Сидевший напротив командира Андус «Святоша» Гаррен заржал, и Ницин резко, сердито взглянул на него. По отсеку разносился рокот моторов.

«Пора напомнить, кто здесь главный», — подумал Лукан. Повернувшись, он включил интерком.

— Сколько ещё, Лао?

— М-м, посмотрим… — в голосе Корнелия Лао звучала аристократическая скука. Вон знал, что пилот рисуется: Корнелий набрался подобных привычек за годы, проведенные в истребительном авиакрыле Флота. — Я бы сказал, чуть больше десяти минут.

Отключив интерком, Лукан оглядел затемненный отсек.

— Итак, десять минут. Всем проверить снаряжение и приготовиться. Если кто-то желает помолиться, сейчас крайний подходящий момент.

Транспортник снова влетел в зону турбулентности и задрожал, будто от испуга. Салия Ташак по прозвищу «Таша», что сидела рядом со Святошей, зажмурилась, и командир увидел полоску чёрной сажи на её веках.

«Привычка — вторая натура», — подумал Вон, снова проверяя лазган. Если бы бойцы 43-го Талларнского поймали Ташу, то, скорее всего, вздернули бы её, но женщина по-прежнему носила боевую раскраску своего бывшего полка. Интересно, Салия молилась или просто внутренне подобралась на тот случай, если транспортник рухнет?

Отстегнув привязные ремни, Лукан поднялся и подошел к двери. Ницину пришлось наклониться к нему — заместитель был на несколько дюймов выше Вона, и его седые волосы касались потолка.

— Всё в порядке? — спросил командир.

Ницин взвесил в руках плазмаган.

— Всё в норме. Слушай, Лукан, — добавил он, заметно нахмурившись, — прежде мы уже нарушали законы, но до такого ещё не доходило.

— Не думал, что тебя это встревожит, — Вон глянул налево, вглубь отсека, но Салия и Святоша их не слушали.

— Как и я сам — вначале.

Самолёт вновь тряхнуло, и Лукан, чтобы не упасть на товарища, уцепился за свисавший с потолка ремень.

— Но это, друг, — продолжил Ницин, — серьезное святотатство.

— Так чего ты хочешь? Вернуться и сказать Харсеку, что нас всех внезапно накрыло волной милосердия? Ты же знаешь, я не могу так поступить.

— Речь не об этом, — пожилой боец помедлил, видимо, осознав, что спорить бессмысленно. Затем он заговорил вновь, уже без напряжения в голосе. — Просто я хотел сказать, что мне это не по душе.

— Мне тоже, но мы делаем то, что приказывает Харсек. Ты же знаешь, тут или мы, или они.

— Как и всегда, — мрачно ответил Ницин, и, отодвинувшись, взглянул на индикатор уровня заряда сбоку плазмагана. — Иначе никогда не бывает.

Затрещал интерком.

— Одна минута! — объявил Лао.

Содрогаясь, транспортник резко пошел на снижение. Глядя в иллюминатор над плечом Ницина, Вон видел оранжевые каньоны и выходы горных пород Ранда-XXI; затем возникли башни и купола, прилепившиеся к скалам, словно наросты на спине чудовища. Самолёт приблизился к ним, и Лукан различил отдельные здания, а потом и огромные витражные окна. Наконец, в поле зрения оказалась круглая посадочная площадка, серебряно-белая и украшенная огромным изображением геральдической лилии.

Транспортник заложил вираж, дёрнулся и с такой силой ударился посадочными опорами о площадку, что Вон пошатнулся. Откинулась дверь, ставшая рампой; Лукан крикнул «Пошли!» и ударный отряд выбежал наружу, вдыхая разреженный горный воздух.

Спрыгнув, командир приземлился на пластобетон, тут же пригнулся, обогнул рычащие двигатели и внезапно оказался на открытом месте. Быстро оглядев крепость-скит, что раскинулась по склону, будто серый гребень, Лукан в тот же момент увидел вдали бесплодные красные горы и ощутил себя невероятно уязвимым. Пора искать укрытие. Обернувшись, командир убедился, что отряд следует за ним, и услышал нарастающий рёв моторов.

1147
{"b":"545139","o":1}