ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Амасек, если можно, — сказал Эмос.

— Мне сойдёт и пиво. — Улыбаясь, Медея плюхнулась на кушетку и подобрала под себя ноги.

— Ничего, — покачал я головой.

Банделби исчез. Калейл оседлал один из стульев у стола и сложил руки на спинке.

— Ладно, доктор. Какой будет ваша история?

— Я являюсь главой металлургического департамента в Ройал Школум. Вы знакомы с Мендалиной?

— Никогда не бывал, — покачал головой Калейл.

— Прекрасный мир, известный благодаря своей академии. — Эмос осторожно опустился рядом с Медеей.

Я стоял возле окон. Уверен, что Калейл одним глазом присматривал за мной.

— Мы заняты в двадцатилетней программе, одобренной самим эрцгерцогом Фредериком и направленной на исследование внутренних переходных свойств редчайших металлов, чтобы… короче говоря, суть основной части проводимых работ не подлежит разглашению. Но полученные результаты могут повысить индустриальный уровень моторных цехов Мендалины. Эрцгерцог большой поклонник металлургии. Достаточно сказать, что он патронирует Ройал Школум.

— Ты только подумай… — пробормотал Калейл.

— Фориднум один из металлов, входящих в поле внимания нашей программы. А этот астероид — ближайший его поставщик. Администратум обязал меня посетить Синшару и собрать образцы. Кроме того, у меня есть письма от главного директора Объединённых Каменоломен, разрешающие мне понаблюдать за разработками фориднума. Не желаете ли посмотреть?

Калейл только отмахнулся.

— Также я надеялся на встречу с техножрецами, обитающими здесь, чтобы узнать их мнение об этом драгоценном металле.

— Короче, вы собираете факты?

— Научная экспедиция, — ответил Эмос.

Банделби вернулся с тремя бутылками пива и эмалированной кружкой. Он нёс их на помятой дверце от металлического шкафчика, которую использовал в качестве подноса.

— Не слишком хорош, — сказал он, вручая Эмосу кружку. — Но что ещё ожидать от пайка?

Эмос пригубил напиток без малейшего содрогания.

— Грубоват, но бодрит, — оценил он.

Калейл взял свою бутылку и сделал жадный глоток. При этом его кадык заходил ходуном.

— Боюсь, вы совершили эту поездку впустую. — Он вытер губы тыльной стороной ладони, — Император его знает, во что Объединённые Каменоломни играли, выдавая вам эти бумаги. Они же знают, что их люди отсюда убрались.

— Поясни, — сказал я.

Калейл одарил меня равнодушным взглядом.

— Эту глыбу весьма упорно перекапывали в течение девяти веков. Работёнка опасная, но приносит огромные прибыли. Как вы и сказали, Синшара богата множеством различных металлов, которые, правда, весьма трудно найти.

Он сделал ещё один долгий глоток.

— В последние двадцать лет власти стали беспокоиться из-за местных условий. Гравитационные аномалии. Синшара все ближе подходит к полю притяжения Паймбайл. По расчётам это местечко окажется вообще непригодным для жизни через каких-то восемьдесят или девяносто лет. Имперские Объединённые Каменоломни и Ортог увеличили добычу, стараясь выкачать из Синшары всё, что только можно, пока она ещё не вошла в гравитационный карман, после чего она выпадет из зоны досягаемости на следующие несколько тысяч лет. Вольные старатели тоже… Они сюда просто ордами наплывали. В последние годы старая добрая рудная лихорадка просто не прекращалась.

— Так что случилось? — спросила Медея.

— Гравь, — произнёс Банделби, расчищавший для себя место на одной из заваленных бумагой кушеток.

Он обернулся и увидел, как Медея вопросительно приподняла бровь.

— Гравитационная болезнь. — Фин нервно почесал родинку, жадно разглядывая Бетанкор. Вероятно, она была первой женщиной, которую он увидел за долгое время. Калейл вёл себя более спокойно.

— Гравитационная болезнь, — продолжал Банделби, — проблемы с весом, башка гудит, гравь… ну, вы понимаете.

— Хроническая гравитистезия, также известная как синдром Мазбура. Прогрессирующее расстройство, вызываемое гравитационными изменениями. Симптомы проявляются паранойей, нарушением координации, потерей памяти, галлюцинациями, изменениями психического состояния, включающими приступы тревоги или экстаза, иногда, в крайних случаях, неконтролируемую жестокость. Подобные состояния обычно сопровождаются гравимиастенией, остеохондрозом и лейкемией, — закончил Эмос.

— А мне-то казалось, что вы доктор металлургических наук, а не медицинских, — удивлённо распахнул глаза Калейл.

— Так и есть. Но гравитация, эта невидимая сила, является фундаментальной составляющей существования всех элементов. Следовательно, мне приходится проявлять интерес и к ней.

— Ага, понятно… Если верить предсказаниям, Синшара станет непригодной для жизни через девяносто лет. Но человеческое тело мягче, чем глыба минеральной руды. Гравь впервые проявилась примерно года два назад. Рабочие стали заболевать. Несколько случаев насилия и безумия. Вот тогда-то мы и поняли, что происходит. Имперские Объединённые Каменоломни вывели своих людей девять месяцев назад. Ортог — семь.

— Какая ирония, — произнёс Эмос. — Синшара богата минералами только благодаря экзотичности своих гравитационных полей, воздействию которых подвергалась в течение миллиарда лет своей жизни. Элементы преобразовывались и перегруппировывались здесь такими путями, которые вообще могут быть уникальны. Синшара — настоящий философский камень, друзья мои, мечта алхимика! А теперь человечество не может извлечь выгоду из его даров по той же самой причине, по которой они вообще существуют!

— Да, доктор, ирония — правильное слово, — сказал Банделби, залпом опрокидывая в себя пиво.

— Но это не объясняет, почему вы все ещё здесь, — сказал я.

— Базовая команда, — резко ответил Калейл, давая понять, что это не моё дело. — Адептус Механикус тоже убрались отсюда около трех месяцев назад. Но один из них остался. Какое-то жизненно важное исследование, которое ему надо было завершить. Вот нам и приказали остаться и приглядывать за рудниками Синшары, пока он не закончит.

Я посмотрел в окно. Если не считать мусора, площадь была абсолютно пуста.

— И сколько этих «мы», патрульный?

— Двадцать сотрудников из обслуживающего персонала. Я ответственный. Все вербовались добровольно.

— Техножрецы пообещали нам тройную плату! — сказал Банделби, явно пытаясь произвести впечатление на Медею.

— Круто, блин, — улыбнулась она.

— А где остальные? Ещё восемнадцать? — поинтересовался я.

Калейл встал со стула и бросил пустую бутылку в переполненную мусорную корзину в углу. Она отскочила и разбилась об пол.

— Шляются где-то. Здесь места хватает. То, что вы видите, — только верхушка. Как у… как же называются те глыбы замороженной воды, которые на некоторых планетах в морях плавают?

— Айсберги? — предположила Медея.

— Ага, вроде такой штуковины. Девяносто процентов рудников Синшары расположено под землёй. Этот кусок шлака слишком велик, чтобы патрулировать его, починять и заставлять тикать дальше.

— Вы поддерживаете связь с остальными членами базовой команды?

— Мы иногда встречаемся. Некоторых я не видел уже несколько недель.

— А тот техножрец, который остался? — спросил Эмос. — Где он?

— Ушёл вглубь астероида, — пожал плечами Калейл. — В карсты и шахты. Его я не видел уже несколько месяцев.

— И когда вы ожидаете его возвращения? — непринуждённо спросил Эмос.

— Никогда, — снова пожал плечами Калейл.

— А как его звали? — спросил я, поворачиваясь, чтобы заглянуть прямо в тёмные глаза патрульного.

— Бур, — сказал он. — А что?

— Что же, все это очень странно! — проворчал Эмос, поднимаясь со своего места. — Эрцгерцог будет очень расстроен. Предприятие это стоило нам времени и денег. Мистер Калейл… раз уж мы забрались так далеко, мне бы хотелось сделать хотя бы малость.

— И что же это будет, доктор?

— Можно нам собрать некоторые образцы, осмотреть выработки фориднума и полистать журналы минералогического учёта?

— Не знаю… Рудники Синшары на текущий момент считаются закрытыми. Официально.

129
{"b":"545139","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дезертиры любви
Удачный день
Охотница
Чертов нахал
Черная жемчужина раздора
Вечный. Выживший с «Ермака»
Москитолэнд
Хазарская петля
Честь имею