ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, неужели мы просим слишком многого? Я уверен, что главный директор Имперских Объединённых Каменоломен будет рад, если вы окажете мне содействие. И его благодарность наверняка проявится в виде премиальных, когда я доложу ему об этом.

Калейл нахмурился:

— Эхе-хе. Так чего вы хотите?

— Нам нужны сутки, чтобы бегло просмотреть журналы учёта и минералогическую базу данных, и, возможно, ещё день на составление комплекта образцов из карьеров. И… кхм, а сколько потребуется времени на то, чтобы посетить фориднумные выработки? Самые последние?

— Если я задействую свой штат, то поездка в целом займёт около двух дней.

— Что же, превосходно! Всего четыре дня, и мы исчезнем.

— Даже не знаю… — сказал Банделби.

— Разве тебе не хотелось бы, чтобы я подвисла тут на несколько деньков? — спросила Медея, читая язык тела Банделби с лёгкостью опытного инквизитора и демонстрируя не меньшие актёрские навыки, чем Эмос.

— Я не могу этого позволить, — сказал Калейл. — На текущий момент это место закрыто для доступа. Распоряжение компании. Не стоит вам оставаться здесь.

— Но вы-то здесь остаётесь, — парировал я.

— Мне за риск платят.

— И могут заплатить ещё больше, — произнёс Эмос. — Обещаю вам, что доложу о вашем содействии главному директору Объединённых Каменоломен и своим давним друзьям из Адептус Механикус. Они достойно вознаградят любого, кто хорошо послужит эрцгерцогу.

— Притащи мне ещё пива, — обратился Калейл к Банделби и посмотрел на нас, выставив вперёд подбородок. — Мне надо обсудить это со своими людьми и узнать, что они об этом думают.

— Ладно, ладно, — замахал руками Эмос. — Я действительно надеюсь, что нам удастся достигнуть согласия. А тем временем нам надо где-нибудь разместиться. Здесь есть запасные койки?

— Синшара полна пустых коек с тех пор, как отсюда убрались рабочие, — с противной улыбкой сообщил Медее Банделби.

— Найди им подходящую нору, — приказал шахтёру Калейл. — А я пока соберу команду.

— Что-то тут не так. — Я снял маску и швырнул её на пол.

— Эти кровати довольно удобны, — откликнулся Эмос, регулируя напряжение в своём экзоскелете и укладываясь на матрац.

Нас разместили в душной жилой комнате, расположенной на верхнем этаже здания Комитета по социальному обеспечению шахтёров. Косые лучи света от искусственных ламп проникали с площади через обвисшие шторы. Банделби обеспечил нас тремя металлическими кроватями, промятыми матрацами и спальными мешками, вонявшими так, словно через них фильтровали дизельное топливо и квашеную капусту.

— Вечно ты беспокоишься, — сказала Медея, скидывая с себя лётный комбинезон и ногой отбрасывая его в угол. На ней остались только майка, трусики и кобура под мышкой.

Эмос тактично отвернулся.

— Моя работа состоит в том, чтобы беспокоиться. Отставить раздеваться. Мы ещё не закончили.

Медея посмотрела на меня и, мрачно нахмурившись, снова застегнула пряжку кобуры.

— Ладно, мой господин и повелитель… Что не так?

— Пальцем ткнуть, конечно, не смогу… — начал я.

— Ох! — воскликнула Медея и плюхнулась на свою кровать.

— Да все ты можешь, Грегор, — сказал Эмос.

— Может быть.

— Попытайся.

— Все эти россказни о грави. Даже если корпорации и обманулись, то Адептус Механикус не свойственно ошибаться. Любой космолог заранее способен определить, когда Синшара войдёт в поле гравитационного возмущения, представляющее опасность для людей. Император свидетель, звёздные системы движутся куда медленнее, чем мысли людей!

— Хороший довод, — сказал Эмос.

— И уверен, что ты о нем тоже уже подумал, — сказал я.

— Да, — подтвердил он. — Калейл явно привирает.

— И тебе ничего не кажется неправильным?

— Конечно, кажется, — пробормотал Эмос. — Но я устал.

— Поднимись, — резко приказал я.

Он сел.

— По крайней мере, мы знаем, что Бур все ещё здесь, — сказал я.

— Это тот парень, которого мы здесь разыскиваем? Маг техножрецов? — поинтересовалась Медея.

Я кивнул:

— Магос Бур.

— Итак, откуда вы его знаете?

— Это старая история, дорогуша, — сказал Эмос.

— У меня времени хватает.

— Он был верным союзником моего наставника, инквизитора Хапшанта, бывшего босса Эмоса, — торопливо сообщил я, пока Эмос собирался с мыслями.

Медея усмехнулась:

— Значит, старый дружок?

— Что-то вроде того.

— Итак, мы проделали дли-и-инющий путь просто ради того, чтобы повидать старого приятеля, — добавила она.

— Прекрати, Медея! — сказал я. — Пока что тебе не стоит знать некоторые подробности. В твоих же интересах.

Она издала в мою сторону неприличный звук и стала натягивать лётный комбинезон.

— Ты не пыталась связаться с «Иссином»? — спросил я.

— У моего вокса не хватает мощности, — пробурчала она в ответ, возясь с застёжкой-молнией. — Слишком много гравитационных возмущений. Но мы это предусмотрели. Могу сходить к катеру и воспользоваться главным передатчиком.

— Ты мне нужна здесь. Нам необходимо как можно быстрее получить кое-какие ответы. Я хочу, чтобы вы с Эмосом проникли в архив Администратума и проверили, можно ли извлечь что-либо из банка данных, если он ещё функционирует.

— А ты тем временем…

— Отправлюсь к отделению Адептус Механикус. Встретимся здесь через три часа. Нам необходима дополнительная информация, но в особенности нас должны интересовать сведения о местонахождении Бура.

Эмос кивнул.

— Что если нас обнаружат?

— Тебе не спалось, вы вышли прогуляться и заблудились.

— А если они мне не поверят?

— Именно поэтому Медея и отправляется с тобой, — отрезал я.

Отделение техножрецов располагалось в западном секторе рудников Синшары, в глубине запутанного лабиринта жмущихся друг к другу жилых строений и цехов, приблизительно в двух километрах от площади. Поначалу я даже не понимал, куда иду, но туннели и транспортные артерии были помечены номерными табличками и символическими указателями, и к тому же мне удалось обнаружить большую карту на ржавеющем металлическом листе, прикрученном к столбу у покрывшихся пылью общественных питьевых фонтанов.

Я покрутил краник одного из фонтанов, но тот издал только сухой хрип.

На подходе к флигелю стены туннеля, покрытые соляными разводами, были разукрашены темно-красными полосами и бесчисленными предупреждающими знаками, гласящими, что приближение к объекту без необходимых бумаг и удостоверений запрещено под страхом смерти.

Тем не менее и здесь было безлюдно и пусто. Только толстый слой пыли и горы мусора.

В конце расписанного красными полосами туннеля виднелись открытые адамантитовые ворота шлюза. Стояла зловещая тишина.

Здание отделения представляло собой колоссальную башню из обтёсанного камня, обитого листами красной стали, занимавшую отдельный кратер, сообщающийся с тем, в котором располагались рудники Синшары. Герметичный стеклянный купол накрывал мощёную площадь, лежащую между шлюзом и флигелем. Само же здание поднималось выше, пронзая купол и вырастая над краем кратера. Высоко-высоко над головой я видел синие камни и звёздную бездну за ними. В небе проносились метеоры.

В башню вёл гигантский портал, поднимающийся на высоту в три человеческих роста и обрамлённый широкими дорическими колоннами из чёрного лукуллита. Сверху на меня косился высеченный из камня образ Бога-Машины. Глаза божества должны были зловеще сверкать пламенем горящего газа, который поднимался по трубам от шахт. Но теперь они были холодны и мертвы.

И полированные металлические двери портала стояли распахнутыми.

Я вошёл внутрь. Пол огромного протирона[19] был усыпан мелким песком. Пылинки кружились в лучах света, пробивающегося через глухие окна, расположенные под высоким сводом. Стены покрывали плотные ряды бездействующих кодиферов и матрикуляторов. Над каждым переключателем и дисплеем скопились полумесяцы пыли.

вернуться

19

Протирон (от греч.) — преддверие.

130
{"b":"545139","o":1}