ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Книга. Проклятая книга. Малус Кодициум. То, ради чего ты на самом деле натравил на меня своих наемных убийц. Именно по этой причине ты расстроил все мои дела и уничтожил всех, до кого сумел добраться. Тебе была нужна книга.

— Конечно, — прорычал он.

Я поднял голову.

— Она бы уже привела тебя к твоей цели. Покончила бы с этим бесконечным, бесплодным исследованием. Ты бы просто открыл гробницу и забрал колесницу демона. Задолго до того, как мы смогли бы сюда добраться.

— Насладись этим маленьким триумфом, Грегор, — сказал он. — Своей небольшой пирровой победой. Спрятав от меня книгу, ты прибавил месяцы, а может, и годы к моей работе. Оружие Йиссарила будет моим. А ты просто несколько усложнил мне задачу.

— Отлично, — сказал я.

— Ты смелый человек, Грегор Эйзенхорн, — засмеялся Понтиус. — Давай же, я закончу все быстро.

Его клинки зазвенели.

— Думаю, — хрипел я, — ты сочтешь меня безумцем, если я скажу, что принес книгу с собой.

Он замер.

Дрожащей, окровавленной рукой я полез внутрь своего плаща и извлек Малус Кодициум. У Гло перехватило дыхание. Я демонстративно стал перелистывать страницы.

— Глупый, глупый человечек, — пропел Понтиус.

— Мне тоже так кажется, — согласился я.

Одним мощным движением я отодрал страницы от обложки.

— Нет! — закричал Гло.

Я не слушал. Сфокусировав свое сознание на пачке выдранных листов, я подверг их самому свирепому ментальному взрыву, на какой был способен. Страницы загорелись.

Я подбросил их в воздух.

Гло закричал в отчаянии и гневе. Вокруг нас метался вихрь горящих бумаг. Понтиус пытался схватить их. Он метался как умалишенный, как ребенок, стараясь поймать, погасить, спасти хоть что-нибудь.

Но страницы горели. Объятые пламенем лоскуты тьмы, парящие над поверхностью древней плиты.

Гло принялся затаптывать обожженные листы. И совсем не обращал внимания на меня.

Ожесточающая с такой яростью обрушилась на него, что почти полностью отрубила голову. В разорванном металле затрещали электрические разряды. Тело Гло заскрежетало и задрожало. Картайский клинок запел в моих руках, когда я одним махом вспорол противнику грудь и отрезал кусок накидки.

Понтиус повалился назад, на край плиты, и крючья на его пальцах завизжали, когда он попытался зацепиться ими за гладкий оникс. Снова взмахнув мечом, я сорвал золотую маску, и та улетела в бездну. Обнажились внутренности его механического черепа. Схемы, оплавившиеся кабели, а еще — кристалл, хранящий его сознание и установленный в переплетении проводов.

— Во имя Святейшего Бога-Императора Терры, — спокойно произнес я, — объявляю тебя diabolus и на месте привожу приговор в исполнение.

Моя кровь стекала по рукояти Ожесточающей, которую я сжимал обеими руками. Я поднял саблю. И провел эул цаер.

Клинок рассек голову еретика и вдребезги разнес кристалл.

Металлическое тело Понтиуса Гло забилось в конвульсиях, дернулось и сползло с края плиты вниз, в бездну, в черноту могилы короля демонов, позвякивая лезвиями накидки.

Я сидел, привалившись спиной к стене гробницы, в луже медленно растекающейся крови, когда в темноте склепа загорелся огонек.

Он приближался.

Наконец Черубаэль завис надо мной. Его лицо, конечности и тело покрывали ужасные рубцы, ожоги и глубокие раны.

Я поднял на него взгляд. Двигаться было очень тяжело. Кровь заливала глаза, наполняла мой рот.

— Где демонхост Гло?

— Его больше нет.

— Понтиус утверждал, что он был сильнее тебя.

— Ты и не представляешь, каким подлым я порой бываю, — хмыкнул Черубаэль.

Страницы дьявольской книги уже превратились в кучки седого пепла, раскиданные по всей плите.

— Мы здесь закончили? — спросил демонхост.

— Да.

Он нахмурился.

— Итак, все-таки мне придется тебя тащить, — вздохнул Черубаэль.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ДОСЬЕ

ПРИМЕЧАНИЯ КАСАТЕЛЬНО КЛЮЧЕВЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭТОМ ОТЧЕТЕ

Инквизитор Гидеон Рейвенор руководил уничтожением планеты 5213Х, также по ряду отчетов известной как Гюль. Несмотря на долгие дебаты среди Ордосов сектора, никто и никогда не получил разрешения попытаться добыть артефакты или другие материалы с 5213Х. Согласно приказу штаба Военно-космического флота Скаруса лорд адмирал Ольм Мадортин уничтожил данную планету в 392.М41. Рейвенор продолжал служить Инквизиции в течение нескольких столетий, проведя множество известных дел, включая уничтожение еретика Тониуса Слайта. Но посмертную славу этот инквизитор приобрел благодаря своим научным и литературным трудам, в особенности несравненной «Сфере Страсти».

Инквизитор Голеш Хелдан пережил гибель «Иссина» у Иеганды. Его телохранителям пришлось отрубить ему ногу, чтобы освободить инквизитора и переправить на свой корабль. Хелдан потратил много лет на то, чтобы оправиться от тяжелых ранений, что потребовало серьезного аугметического реконструирования. Он вернулся к активной службе, но карьера его уже была загублена сложившейся репутацией. Умер от ран, полученных на Меназоиде Эпсилон в 765.М41.

Гарлон Нейл продолжал оставаться на службе Инквизиции еще много лет, перейдя вместе с Карой Свол и Элиной Кои в штат инквизитора Рейвенора. Их индивидуальные судьбы не отражены в архивах Империума, хотя, как предполагается, Нейл умер приблизительно в 450.М41.

Креция Бершильд вернулась на Гудрун, где занимала должность ведущего медика (анатома) при Университариате Новой Гевеи вплоть до отставки ввиду ухудшения здоровья в 602.М41. Несколько ее трактатов по аугметической хирургии стали основными авторитетными источниками по теме.

Медея Бетанкор вернулась на Главию, где встала во главе семейного судоремонтного бизнеса и возглавляла компанию в течение семидесяти лет. Она исчезла по пути к Саруму в 479.М41, хотя в ряде более поздних отчетов предполагается, что ей удалось пережить эту дату.

Верховный Инквизитор Филебас Алессандро Роркен оправился от своей болезни и, после того как исчез Леонид Осма, стал Великим Магистром Ордосов Геликана. Он занимал эту должность в течение трехсот пятнадцати лет.

Инквизитор Грегор Эйзенхорн, как полагают, и после событий на 5213Х продолжал служить Инквизиции, хотя сведения о его жизни и работе после этой даты в лучшем случае отрывочны. Завершения его судьбы в архивах не зарегистрировано.

Также в архивах не осталось никакого упоминания о создании, известном как Черубаэль.

Рейвенор

Ум, не имеющий цели, обречен блуждать впотьмах.

Великая триумфальная процессия миновала Врата Спатиана, и я вместе с ней шагнул прямо в бойню. Церемониальная арка, столь прекрасная и огромная, обозначила переломный момент в моей жизни. Я прошел в нее и был преобразован, перешел из одной формы в другую.

Некоторые считают, будто я изувечен так, что утратил все человеческое. Но мне все видится иначе.

Я полагаю, что был освобожден.

Гидеон Рейвенор, вступление к «Дымному Зерцалу»

Тогда

Южный материк Зента Малхайд, 397.М41

Он отдыхал в своей палатке, когда его сон прервали крики аборигенов:

— Экох! Экох! Н'нса сктэ ме'ду!

Он быстро сел. По обнаженному торсу заструился пот. Ему приснились Кратеры Слифа. Опять это падение, долгое падение прямо в утробу ада…

— Экох! Х'энде! Н'нса сктэ ме'ду!

Разум, натренированный Когнитэ, стал подбирать перевод. Проклятое наречие дикарей. «Экох»… это означает «осторожно» или же «великолепные новости», а «х'энде» — формальное обращение, к которому он уже привык. Что дальше? «Н'нса сктэ»… разговорная форма. О спасение Трона, попробуй еще разбери… «поиски чего-то», «я нашел», «он/она/оно обнаружил(а/о)», «мы отыскали»…

Великие боги захолустья!

233
{"b":"545139","o":1}