ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мальчик вспомнил слухи, ходившие по стеку. Налетчики стучатся ночью в двери, а затем вырезают целые семьи…

Красть у них было нечего. Но поговаривали, что налетчики не грабить приходили…

— Ноув?

— Заэль… впусти меня…

— Ты не моя сестра, — сказал мальчик, отходя назад и оглядываясь в поисках хоть какого-нибудь оружия.

На краю раковины лежал тупой нож для чистки овощей. Мальчик схватил его.

— Мне кое-что надо сказать тебе…

— Что?

— То, что он должен знать…

— Кто?

— Позволь мне войти… он должен узнать…

— Уходи!

Ручка снова повернулась. И тогда язычок замка стал с грохотом дергаться туда-сюда.

— Уходи!

Замок уже почти открылся.

— Уходи! — завопил Заэль. — Бабушка! Иди сюда быстрее! Бабушка!

Но… ох, нет, все верно. Его бабушка мертва. И это было все… все…

Язычок замка отошел, и дверь качнулась вперед. Заэль заорал.

Кыс отвесила ему тяжелую пощечину, и он упал на металлическое покрытие палубы.

— Какого лешего с тобой происходит, парень? — закричала она.

Судорожно моргая, Заэль смотрел на нее бессмысленными, широко раскрытыми глазами. Только теперь он осознал, что лежит в коридоре, дверь в его каюту открыта, а на полу валяются стянутые с его кровати простыни.

— Я… — начал было мальчик.

— Я спала и услышала твой крик, — недовольным тоном оборвала его Кыс, а затем тяжело вздохнула и присела рядом. — Извини. Не хотела тебя бить. Просто не знаю, что еще можно было сделать.

— Я… — снова начал Заэль. — Мне приснился страшный сон.

— Ясно.

Сам не понимая почему, Заэль потянулся и крепко прижался к Пэйшенс. При этом она вздрогнула и напряглась. Медленно и осторожно она оторвала от себя его руки.

— Послушай, мальчик. Я не слишком общительный человек и…

— Меня зовут Заэль.

— Да, я знаю. Заэль, — в замешательстве проговорила Кыс, хотя все это время изо всех сил пыталась вспомнить имя ребенка. — У тебя был дурной сон. Такое случается со всеми. Проклятие, тебе стоило бы попытаться стать псайкером. Вот тогда бы у тебя действительно были незабываемые кошмары.

Она заметила, как странно он смотрит на нее. Он казался таким маленьким.

— Все хорошо. Честно. — Пэйшенс погладила Заэля по непослушным волосам. — Может быть, хочешь мне что-то рассказать?

— Это была моя сестра.

— О Трон, Заэль, у меня тоже есть сестры. Я, конечно, понимаю, что это бывает страшно…

— Моя сестра мертва.

— Ох…

— Она стучала в мою дверь. Она хотела войти.

— Ясно. Действительно кошмар. А я-то тебе в мозги с… — Она осеклась и снова посмотрела на него. — Ладно, это тебе слушать незачем. Тебе спать надо. Пойдем.

Она поднялась и помогла ему встать.

— Забирай свои тряпки, — кивнула на пол Кыс.

Когда Заэль поднял простыни, она первой вошла в его каюту. Мальчик попятился, увидев, что женщина выхватывает кинжал.

— А это еще за…

— Тсс! — Она прижала палец к губам.

Пэйшенс осторожно заглянула под кровать, распахнула дверь туалета, а затем с занесенным кинжалом прыгнула в душевую.

— Просто проверила на наличие монстров. Ни одного. Все чисто.

— Это было довольно глупо, — улыбнулся мальчик.

Она пожала плечами и вложила оружие в ножны.

— Проклятие, я же сказала, что не умею общаться. Ложись спать.

— Хорошо.

— И в следующий раз, когда у тебя будет дурной сон…

— Да?

— Ты разбудишь какого-нибудь другого придурка, ладно?

— Хорошо.

Кыс вышла в коридор и уже собралась уходить, но вдруг остановилась. Вокруг двери каюты Заэля блестела тающая корочка изморози. Пэйшенс задумчиво потрогала белые кристаллики кончиком пальца и тут же безошибочно распознала гудение псионической энергии.

Она быстро вернулась в свою каюту и активизировала внутреннюю связь:

— Рейвенор?

— Давай быстрее. Я занят.

Инквизитор скользил по главному коридору третьей палубы. Кыс приходилось почти бежать, чтобы поспевать за ним.

— Я насчет мальчика.

— Заэля?

— Да, Заэля.

— И что с ним?

— Он уже на грани того, чтобы стать псайкером… или, возможно, уже начал перерождаться. Растет слишком…

— Я знаю.

— Знаете?

— Пэйшенс, именем Терры, зачем бы мне тащить его с собой с Юстиса, если бы я не знал, что у него есть потенциал?

— Ну, я думала над этим…

— Мальчик смог перехватить мои передачи на Юстис Майорис. Он явно «острый». Я собираюсь обследовать его, когда представится возможность.

— Но, — кивнула Кыс, — если он «острый», то может оказаться опасен. Разве вы не должны передать его на Черные Корабли?

— Нет. Он «острый», но пассивно «острый». Уж это я могу определить и без Черных Кораблей. Он — отражатель. Психоэхо. Не думаю, что он может стать еще одним Кински. Или Рейвенором. Но мне бы хотелось узнать, что он смог… записать, если можно так выразиться. Из всех обследованных нами на Юстисе людей, употреблявших флекты, он оказался единственным псайкером.

— Думаю, он может доставить нам неприятности, — сказала Кыс.

Рейвенор развернул к ней свое массивное кресло.

— Я тоже так думаю, Пэйшенс. Но решать все равно мне. Это мое дело. Он здесь, потому что я так захотел.

— Хорошо.

— А сейчас уходи.

— Почему?

— Потому что я собираюсь поговорить с агентами министерства, и мне бы не хотелось, чтобы ты их убила.

— Ладно.

Люк с шипением открылся, и в него вплыл Рейвенор.

Ахенобарб сидел в конце длинного стола, положив подбородок на руки. Кински откинулся на спинку кресла, подкидывал в воздух орешки и ловил их ртом. Несколько ядрышек валялось на полу. Когда Рейвенор вкатился в помещение, Мадсен поднялась со стула.

— Вы по поводу нашего сотрудничества? — спросила она.

— Заткнись и сядь.

Мадсен резко села, словно ей отвесили пощечину. Кински подбросил в воздух еще один орешек, но не поймал.

— Еще раз попытаетесь так играться с псайкерством, инквизитор, и мне придется вас осадить, — не глядя на Рейвенора, произнес агент. — Вы меня понимаете?

Он снова подбросил орешек. Тот взлетел… и завис над его открытым ртом.

— Полагаю, Кински, что пора бы вам усвоить суть дела. Вы здесь находитесь для того, чтобы помогать, а не командовать. Советовать, но не требовать. Это мой корабль. Вы здесь только гости. Это мое дело, а вы союзники Инквизиции.

Рейвенор позволил орешку упасть. Кински отбил его рукой в сторону и вскочил.

— Очень гладко. Очень жестко. Может, выйдем? Ты и я?

— Сядь, Кински! — крикнула Мадсен.

— Ты и я, чертов калека!

— Сядь, Кински! Немедленно! — рявкнула женщина.

Псайкер сел.

— Инквизитор, — произнесла Мадсен. — Мне бы хотелось извиниться за поведение своей команды. Выходки Кински находятся далеко за гранью дозволенного, но вы же сами знаете, какими вспыльчивыми иногда бывают псайкеры.

Рейвенор сохранял молчание, позволяя Мадсен продолжать.

— А что касается операции на Флинте… Как я понимаю, именно она накалила ситуацию. К тому же все закончилось ранением одного из членов вашей команды.

— Именно.

— Что с дознавателем Тониусом?

— Он жив. Более того, он воссоединился со своей рукой.

Мадсен наклонилась вперед и посмотрела на инквизитора ясными и кристально честными глазами.

— Я рада. Сэр, могу ли я поговорить с вами конфиденциально?

— Возможно. Но только вы все должны поблагодарить меня за то, что я не позволил агенту Кыс прийти на эту встречу. Иначе она убила бы всех троих.

— Она могла бы попробовать… — засмеялся Ахенобарб. Спустя секунду его смех превратился в хрип и телохранитель схватился за воротник рубашки.

— И ей бы это удалось. — Рейвенор отпустил его. — Я не знаю более смертоносного существа, чем Пэйшенс Кыс. Войди она сюда со мной, и сейчас вы все уже были бы покойниками. Мадсен, я жду вас снаружи.

Женщина покорно поднялась со стула. Разворачиваясь, Рейвенор взглянул на псайкера:

281
{"b":"545139","o":1}