ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Когда вы в последний раз виделись с Феклой?

— Я же говорил. Три года назад, на Флинте, во время Великого Зимнего Торга.

Его первая ложь. Она была слишком очевидна. Ему не удалось скрыть этого.

— Так когда на самом деле?

Бартол вздохнул. Он снова затянулся папиросой с лхо, выпустил дым и посмотрел прямо на меня.

— Два месяца назад. Краткая встреча на Ленке. Правда.

— Расскажите об этой встрече.

— Я сидел в таверне, — пожал он плечами, — выпивал по случаю рождения первого сына Бомбассена…

— Бомбассен? Это ваш главный инженер?

— Верно. Мы пили тогда до потери пульса. В это время появился Фекла в сопровождении нескольких членов своей команды, купил всем выпить, обмыть головку ребенка. Мы немного поболтали о старых временах. Ничего больше… ничего…

В этом рассказе оказалось больше искренности, но меня раздражала та непроницаемая тьма, которая начала обволакивать его сознание.

— Вы с Феклой родственники?

Сайскинд рассмеялся.

— Да, он мой дальний родственник. Но у нас довольно поганое происхождение. Вы это и сами знаете, иначе не стали бы спрашивать. Родители наших родителей были связаны с созданием школы Когнитэ. Я не горжусь этим. Проклятие, я предпочел бы, чтобы этого вообще не было. Инквизиция уже не в первый раз трясет меня из-за того, что натворили мои чертовы предки.

Тоже правда. По крайней мере, настолько, насколько я мог проверить.

— Фекла отправил вам сообщение с просьбой извиниться за него на ярмарке.

— Ага. Он не мог появиться там лично. Но когда вы налаживаете хорошие отношения с бароном забойщиков, стоит проявлять учтивость. Он не хотел злить Карквина, поэтому и попросил меня извиниться.

— Знаете ли вы, почему он не смог появиться на ярмарке?

— Он не говорил. А я не спрашивал.

— Знаете ли вы, почему я ищу его?

Сайскинд помедлил.

— Да. Это ведь из-за флектов? — тяжело вздохнув, проговорил он.

— Именно. Что вы можете рассказать мне о флектах, Бартол?

— Не много. Это самоубийственная торговля. Я хочу сказать, если свяжешься с ними, то рано или поздно навлечешь на себя беду, верно? Он хотел и меня впутать в это дело, но я отказался. Вожу понемногу травку, иногда веселящие камни. Но не флекты.

— Вы никогда ими не занимались?

— Нет, сэр.

— И вам никогда не хотелось?

— Это вы про доходы? Проклятие, конечно хотелось! Но я знал, что за этим последуют неприятности. Черт, давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны… В моем сознании сейчас копается Инквизиция, пытаясь выяснить, не занимался ли я флектами. Представьте, как погано все обернулось бы, если бы я ими действительно занимался!

Что ж, веские доводы.

— Откуда их получает Фекла?

— Не знаю. Серьезно, не знаю. Про это рассказывают, только когда присоединяешься к картелю.

— Что за картель?

Он слегка вздрогнул, и длинный столбик пепла, скопившегося на конце его папиросы, упал на хромированный пол. Бартол понял, что сказал лишнее.

— Картель, Сайскинд?

Он медленно распрямился в кресле, не отрывая от меня взгляда.

— Конечно же, существует некий картель, инквизитор. Торговлей флектами занимается не один «Октобер кантри».

— Я так и предполагал.

— Насколько мне известно, этим занимаются примерно двадцать каперских судов. Источник расположен во внешнем субсекторе. Где-то в Протяженности Удачи. И прежде чем вы меня спросите, скажу, что не имею понятия, кто всем этим заправляет. Или как именно заправляет. Вообще ничего не знаю. Когда Фекла пытался взять меня в долю, он сказал, что все рассказывают только тем, кто к ним присоединяется. Заключается контракт. Как только вы становитесь частью картеля, вам сообщают подробности. Для этого необходимо заплатить вступительный взнос.

— Сколько?

Бартол затушил папиросу.

— Три четверти миллиона!

— Это очень много.

— Да, точно. Очень много.

Насколько мне удавалось понять, он все еще говорил правду. Но внезапно я увидел настоящую, простую причину, по которой он не был вовлечен в торговлю флектами. Принципы тут были ни при чем. Сайскинд просто не мог себе этого позволить. Три четверти миллиона оказались для него слишком большой суммой, и он был расстроен по этому поводу. Его негодование легко читалось в размытом сгустке резкого красного цвета.

— Что такое Огненный Поток?

Он рассмеялся, и я почувствовал, что Бартол собирается солгать.

— Понятия не имею.

— Нет, имеете, «Огненный Поток, пьем как обычно». Вот что сказал вам Фекла.

Сайскинд откинулся на спинку и широко развел руки.

— Вот ублюдок, ты же читаешь мои мысли! Ну, так сам скажи, что это значит!

— Это вы мне скажете.

Псионический удар заставил капера распрямиться и выбил слезы из его злых глаз.

— Хорошо. Хорошо, мать вашу. Только не надо больше.

— Не буду. Если вы не станете меня провоцировать. Расскажите мне об Огненном Потоке.

— Я хочу еще покурить.

Его сознание снова заволакивалось темной дымкой, сопротивляясь моему проникновению. Все это было необычно. Я чувствовал, что допрос идет хорошо, но оставалось ощущение, будто он дает мне ответы из открытой для доступа части своего сознания, в то время как все прочее остается за непроницаемой стеной.

— Вистан, — позвал я через вокс.

Люк двери скользнул в сторону, и вошел Фраука.

— Папиросу с лхо для мастера Сайскинда, — попросил я.

Фраука поджал губы, извлек картонную пачку из кармана куртки и предложил Сайскинду. Щелкнув зажигалкой, Вистан дал Бартолу закурить и тут же закурил сам.

— Иногда я начинаю благодарить Бога-Императора Человечества за свои дыхательные фильтры, — произнес я.

Фраука пропустил мой комментарии мимо ушей.

— Буду ждать снаружи, — сказал он, выходя. Люк плавно закрылся.

— Вы получили, что просили, — сказал я. — А теперь расскажите мне об Огненном Потоке.

— Это фестиваль. В Пределе Боннэ.

— В Протяженности Удачи.

— Да, пять дней от границы. Отсюда две недели. Последняя зона свободной торговли. Мы неоднократно встречались там во время Огненного Потока и пропускали по паре стаканчиков.

— Фекла рассчитывал встретиться там с вами?

— Лучше будет сказать — надеялся. Раз в несколько лет мы прилетаем на Огненный Поток. Для каперов фестиваль — хорошая возможность урвать куш и не привлекать при этом внимания имперских властей.

— Почему он надеялся встретиться там с вами?

— Со старым знакомым быстрее договоришься.

Я помедлил.

— Вынужден усомниться в ваших словах, Сайскинд. Ведь послание содержало четкое указание на время и место встречи.

— Думайте, что хотите.

— Он ведь приказал вам появиться там?

— Ну да, хорошо, приказал.

— Зачем?

— Понятия не имею. Честно.

Я понял, что он не лжет.

— Тогда, может быть, расскажете о своих предположениях на этот счет?

Сайскинд уставился в пол.

— Думаю, что он надеется взять меня в дело. Надеется попытаться снова. Члены картеля встречаются в Пределе Боннэ. Я хорошо подзаработал в этом сезоне. Фекла мог решить, что теперь у меня хватит на вступительный взнос.

Каждое его слово было правдой. Но почему-то меня не оставляло ощущение, будто его ответы были заранее отрепетированы.

— Полагаете, что Фекла, пройдя мимо ярмарки на Флинте, лег на прямой курс к Пределу Боннэ?

— Вполне возможно.

— Мастер Сайскинд, я намерен покинуть ваше судно. Благодарю вас за сотрудничество с Инквизицией. И не попадайтесь нам снова.

— Проклятие, уж это-то я постараюсь сделать.

— Должен вас предупредить, что по моему приказу были демонтированы ваши многочисленные коммуникационные системы и массприводы. Ничто не было повреждено. По моей оценке, на восстановление уйдет четыре рабочих дня. Приношу свои извинения за доставленные неудобства. Но мне не хотелось бы, чтобы вы стали преследовать меня.

285
{"b":"545139","o":1}