ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ленк, — произнес он через некоторое время. — Где это?

— Прямо перед нами, — усмехнулась Кара, будто чувствовала в вопросе какой-то подвох.

— Мы пролетаем мимо него?

— Это космический корабль, Заэль, — сказал Гарлон. — И сейчас он не летит. Мы встали на высокой орбите над Ленком. Перевалочная станция. «Кресло» захотел сказать «привет» местному командующему Военно-космической станцией. Он отправился туда с леди Мадсен.

— Почему?

— Таков протокол, — сказала Кара.

— А что это такое?

Кара взглянула на Нейла и пожала плечами: «Может, ты сможешь объяснить?»

— Это правила поведения, — начал Гарлон. — Ты же знаешь, насколько важно для игрока… или, скажем, дилера представиться бандам, контролирующим нижние стеки. Простая учтивость. Дилер должен удостовериться, что громилам известно, кто он таков, и наоборот. Впоследствии это позволит избежать неприятностей.

— Поня-ятно, — протянул Заэль.

— Примерно то же самое делает инквизитор. У флота здесь, на Ленке, расположена база. Она заведует всеми операциями в том регионе, куда мы направляемся. «Кресло» хочет сообщить командующему, кто он и куда направляется. На случай, если мы влезем в неприятности.

— Что за неприятности?

Теперь пришла очередь Нейлу смотреть на Кару.

— Гипотетические, — сказала девушка.

— А что такое «гипотетические»?

Свол присела на корточки, сложила руки на перекладине перил и уперлась в них подбородком.

— Мы не собираемся влезать в неприятности. Какие бы то ни было. Инквизитор Рейвенор…

— «Кресло», — криво усмехнувшись, поправил ее Нейл.

Кара поджала губы.

— Верно… «Кресло» не допустит, чтобы мы попали в беду. Мы в безопасности. И ты тоже.

Заэль внимательно посмотрел на нее.

— Мне нравится этот цвет ваших волос.

Она удивленно подняла руку и машинально коснулась волос.

— Благодарю. А я уже собиралась вернуться к рыжему.

— А мне этот нравится.

Мальчик свесился через поручни и стал вертеть головой из стороны в сторону.

— Осторожнее, — сказала Кара. — Что ты делаешь?

— Планета не слишком интересная. На самом деле мне очень хочется увидеть корабль.

— Что? — удивился Нейл.

— Корабль. Я никогда не видел этого корабля. Если честно, я вообще раньше не видел кораблей.

Заэль отступил назад.

— А чем вы занимались? — поинтересовался он.

— Мы играли, — произнесла Кара.

— Играли? А как?

— Это хороший вопрос. — Нейл уставился на подругу. — Иногда у людей появляются определенные правила, когда они проходят вместе…

— О, да ладно тебе, — насмешливо откликнулась она и посмотрела на Заэля. — Мы с Гарлоном придумали эту игру еще во время нашей первой встречи. Всякий раз, когда мы подлетаем к новой планете, к новому миру, новому месту, мы встречаемся с Нейлом в наблюдательном отсеке вроде этого, выводим изображение на ретрансляционный экран и начинаем играть. Идея заключается в том, чтобы описать мир, но не просто рассказать, как он выглядит. Нужно представить, на что он похож. Распознать его характер. Так и достигается победа. Тебе известно, что такое метафора?

Заэль задумался:

— Это когда говоришь, будто что-то напоминает нечто иное?

— Это сравнение, — сказал Нейл.

— Умолкни, педант, — обрушилась на него Кара. — Заэль на правильном пути. Почему бы и тебе не сыграть? — спросила она мальчика. — Посмотри на Ленк. Что он тебе напоминает?

Заэль посмотрел вниз и в задумчивости скорчил гримасу.

— Оранжевый резиновый мячик, который у меня когда-то был.

Нейл пожал плечами.

— Это… это хорошо, — произнесла Кара, приподнимая голову.

— Да, довольно хорошо, — любезно согласился Гарлон. — Только в следующий раз стоит добавить какой-нибудь… ну, понимаешь… скрытый смысл.

— Вроде как с тем лысым типом и свечами?

— Точно, как с тем лысым типом и свечами, — кивнула Кара.

— Или плодом цитруса… — продолжил Нейл.

— Игра окончена, ты проиграл, — прошипела Кара. — Смирись.

Заэль не обращал внимания на их перепалку. Он снова высунулся вперед, вытягивая шею, чтобы разглядеть борта «Потаенного света».

— Тебе действительно очень хочется посмотреть на корабль? — спросил Нейл.

— Да.

Гарлон выпрямился и вопросительно взглянул на Кару.

— Когда Рейв… «Кресло»… Каково расчетное время его прибытия?

— Не ранее чем через шесть часов. Халстром сказал мне, что Прист планировала покинуть орбиту в полночь.

— Отлично! Ты не могла бы немного сама себя поразвлекать?

— Конечно. Именно этим я и занимаюсь уже много лет. И у меня хорошо получается.

— Только не начинай… — Нейл закатил глаза.

— Пойду, повидаю Карла. Ему нужна поддержка, — вздохнула Свол.

— Здорово.

Нейл посмотрел на мальчика:

— А ты отправляешься со мной.

Неплохо, но не идеально. Во всяком случае лучше, чем та отвратительная куртка из голубого селпика. Но, тем не менее, из-за того, что рука безжизненно висела вдоль тела, на линии плеча льняной туники образовывались эти отвратительные складки. Он повернулся в одну сторону, а затем в другую, изучая свой внешний вид в огромном зеркале.

Плохо.

Карл Тониус глубоко вдохнул и принялся расстегивать пуговицы. Он был вынужден пользоваться левой рукой, а когда пришло время стаскивать с себя одежду, ему пришлось задирать плечи, чтобы извлечь из рукава неподатливую конечность.

Тониус притушил свет, запер дверь и вставил наушники в планшет с любимой музыкой. Но сегодня вечером даже легкая оперетта «Братья Ультрамара» не поднимала ему настроения.

В изящно обставленной каюте царил беспорядок. Вокс-планшеты были вывалены на ковер. Карл выбился из сил, пытаясь найти хоть что-нибудь, что хотелось бы послушать. Его кровать, стулья и туалетный столик были завалены грудами одежды. Тониус уже дюжину раз перекопал свой гардероб, перемерив все, что только возможно.

Может быть, стоит выбрать длинную куртку из гудрунского бархата? Или блузон из растедрского пестрого шелка? А что насчет (к чертям, что не сезон) длинного камзола из наилучшего зеленого клорри с Саметера, с пуговицами из слоновой кости и простой позолоченной оторочкой?

Ничто не подходило. Ничто не могло скрыть или хотя бы завуалировать его уродство. Хоть комбинезон надевай! И тогда останется один шаг до того, чтобы выбрить голову и всех вокруг называть нинкерами.

Тониус обернулся, чтобы поискать еще что-нибудь, что можно было бы примерить. При этом он заметил свое отражение в высоком зеркале — бледный, с обнаженным торсом.

Карл застыл на месте. Ему казалось привычным гордиться своим тощим, безволосым, хорошо натренированным телом. Он называл его стройным. Стройным и, может быть, мальчишечьим.

Но сейчас в глаза бросалась только искалеченная рука. Унылое зрелище. Она свинцовым грузом оттягивала плечо вниз. Медик Зарджаран — благослови Император его мастерство — уже приступил к программе послеоперационной реабилитации. Тониус был благодарен ему за то, что уже мог чувствовать булавочные уколы кончиками пальцев. Хотя последние все еще отказывались двигаться.

Пикантная оперетта достигла апогея своей страстности, то есть всегда обожаемой Карлом прелестной части о потерянном и непонятом.

Тониус посмотрел на себя еще раз. Блок жизнеобеспечения был примотан к локтю правой руки.

Когда тенор завыл реквием по своим павшим собратьям из Астартес, Тониус начал срывать бинты. Его устремленный в зеркало взгляд даже не дрогнул.

Он содрал бинты и посмотрел на руку. Рана. Место среза. Сморщенная, мертвенная плоть, прошитая миллионом стежков фиброволокна. Шов все еще был покрыт коркой крови и сукровицы. Множество гематом пятнали бицепс и предплечье.

Разглядывая руку, Тониус снова ощутил эту боль: тупую, глубокую пульсацию, вскипающую ниже локтя. Ему уже не раз вспоминался сам момент отделения плоти. Визг цепного меча, ревущий в ушах. Удар. Вибрация. Шок. Боль. Удивительное понимание, что важнейшая часть тебя больше не имеет к тебе никакого отношения.

287
{"b":"545139","o":1}