ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вас это не касается, доктор, — ответил я. Крик прокатился снова.

— Вы же хотите, чтобы я доверял вам? — произнес Белкнап, поворачиваясь ко мне лицом. — Что, во имя Трона, это было?

— Наш гость, — ответил я. — Он время от времени кричит.

— Позвольте мне осмотреть его.

— Нет.

— Тогда мне придется уйти, Рейвенор.

— Ладно, хорошо.

Я провел Белкнапа по коридору и распахнул сознанием дверь, ведущую в комнату Скоха. Охотник для пущего эффекта натянул свои оковы и снова закричал.

— Святой Трон… — произнес Белкнап, заглядывая в комнату.

— Они мне натерли! — кричал Скох. — Они натерли мои запястья, и те воспалились!

Он поднял руки перед собой, чтобы мы убедились.

— Это неблагородно, — сказал Белкнап.

— Скох мой пленник. Это опасный человек. Чем бы вы ни занимались, но жалеть его не стоит, — откликнулся я.

Белкнап с негодованием уставился на меня.

— В любом случае он остается человеком, чье здоровье находится в опасности. И данная мной врачебная клятва требует от меня осмотреть его.

— Хорошо.

Белкнап подошел к Скоху и оглядел его наручники.

— Вы должны освободить его. Оковы стерли кожу, и в раны проникла инфекция.

— Доктор, этот человек — враг Империума, — сказал я. — Оковы останутся на нем.

— Тогда я должен отвезти его в местную больницу.

— Нет, — ответил я. — Вам уже говорили, что действовать мы можем только втайне. Стоит Скоху оказаться в больнице, и наше прикрытие развалится. Он знает слишком много.

— Тогда что же мне делать, инквизитор?

— Помогите ему.

Белкнап извлек из мешка смягчающую мазь и принялся втирать ее в запястья Скоха.

— Это только начало, — сказал доктор. — Но меня все это не радует.

Кара Свол спала, когда мы вошли. Возле ее кровати стоял, пульсируя и помигивая огоньками, заказанный Белкнапом медицинский аппарат.

— Не может быть, — произнес Белкнап, разглядывая оборудование. — Я составил список вещей, которые могли бы пригодиться, и вы просто пошли и купили их сразу все?

— Я очень дорожу Карой.

— Все это оборудование, — сказал Белкнап. — Вы даже не смотрите на цену. Всем этим можно было бы полностью оборудовать операционную в нижнем стеке. Что же вы за люди?

— Мы люди, которые пожертвуют все это вам, как только дело будет сделано, — ответил я.

Доктор присел на краю кровати и стал осматривать рану на животе Кары.

Она дернулась во сне и забормотала. Я покинул комнату.

— Вокс от Нейла, — доложил Фраука. — Они вышли на позицию и ждут только вашего сигнала.

— Принято, — сказал я. — Послушай, Вистан, ближайшие несколько часов, похоже, будут довольно спокойными. Почему бы тебе не сводить Заэля в галерею? Или в музей. Учитывая то, что нас здесь так немного, мне бы не хотелось предоставлять его самому себе. Особенно после твоего рассказа.

— Понимаю, — сказал он. — Вы хотите держать его подальше от всего, что может вызвать его реакцию, пока никого нет поблизости. Без проблем.

Он отправился искать мальчика, а я скользнул в комнату Карла.

— Я выйду из тела, чтобы помочь Гарлону. Вистан проведет для Заэля экскурсию, и ты сможешь полностью сосредоточиться на работе.

— Хорошо, — сказал он.

— И не забудь проверить Скоха.

— Конечно.

Я возвратился в личную комнату, отключил подъемники кресла и устремил свое сознание в небо.

Одевшись в тело Зэфа Матуина, я отправился по гравийной дорожке следом за Кыс и Гарлоном. Фартингейл — это тихий, расположенный в глубине континента городок с широкими улицами и аккуратно подстриженными деревьями. Небо затянуто тучами и угрюмо. Особняк Афина Страйксона лежит прямо перед нами.

— Предлагаю зайти и представиться, — сказал я.

Мы подошли к сторожке. За прутьями запертых железных ворот темнеют лужайки. К дверям особняка ведут дорожки, вдоль которых возвышаются покрытые эмалью обелиски.

Кыс дернула за звонок. Мы все одеты в простые черные костюмы и длинные плащи из серой шерсти.

— По какому вопросу? — протрещал вокс-динамик, вмонтированный в стену.

Кыс наклонилась к конусу микрофона.

— Департамент сборов и пошлин, — ответила она.

— Так говорите, вас зовут Белкнап? — спросила Кара.

Она сидела на стуле возле кровати. Щеки ее были бледными и впалыми.

— Верно, — сказал доктор, настраивая регуляторы одного из аппаратов.

— То, что вы делаете… все эти тесты. Вы очень дотошно все проводите.

— Я дотошный человек, мамзель Свол.

— Но все равно…

— Вы были ранены так называемым вампирским клинком, — произнес Белкнап. — Нанесенный вам урон не ограничивается только резаной раной. Мне необходимо провести полную проверку биологических процессов, чтобы удостовериться, что не возникнет… побочных эффектов.

— Вы стабилизировали рану. Она мне больше не угрожает.

— Да, но, как я уже сказал, мне необходимо…

Кара посмотрела на Белкнапа.

— Нет нужды сочинять сказки, доктор. То, что вам хочется продолжать тесты, не имеет никакого отношения к ране, причиненной мечом. Изучая ее, вы обнаружили что-то еще. Я знаю это.

— Ясно.

— Так что, продолжайте. — Кара улыбнулась и посмотрела ему прямо в глаза.

Белкнап глубоко вздохнул и вручил ей планшет с показаниями.

— Те дорогостоящие инструменты, которые приобрел ваш начальник, вряд ли ошибаются. Вам известно, что это?

— Мне это было известно еще до того, как меня ранили, — мягко произнесла Кара.

— Да?

— Конечно. Я еженедельно проверялась на автодоке Ануэрта.

— Какого еще Ануэрта? — спросил он.

— Не имеет значения, — быстро ответила она. — Я знаю, что со мной. Астробластома. В прошлом году я предприняла прыжок из стыковочного шлюза в одном только скафандре. Подставилась под мегаватты радиации. Я надеялась, что скафандр был защищен.

— Не похоже.

— Мне тоже так кажется. Так сколько мне осталось?

Белкнап уставился в пол.

— В лучшем случае шесть месяцев, мамзель Свол. Простите.

— Незачем извиняться, это не ваша вина. Лечение?

— Важнее всего условия жизни. Понимаете? Есть, конечно, препараты, которые помогут вам чувствовать себя немного комфортнее. И ангиогенезные ингибиторы помогут вам выиграть чуть больше времени, хотя уже начались карциноматозные процессы.

— Хотите сказать, что рак распространяется по телу?

— Да. Хотя, возможно, вы получили облучение широкой зоны, и теперь онкологические реакции проявились во множестве.

— Как долго я еще буду оставаться… подвижной?

— Если повезет и при условии надлежащего ухода… от трех до четырех месяцев, — ответил Белкнап. — Послушайте, сейчас вам необходим отдых. Я снова навещу вас завтра, и мы сможем обсудить подробности вашего лечения.

— Мы? — спросила Кара.

— Теперь вы мой пациент, — сказал он.

Кара протянула руку и осторожно взяла его за рукав.

— Только есть кое-что, доктор Белкнап, кое-что, куда более важное, чем все остальное. Прошу вас, не рассказывайте никому. Ни моим друзьям. Ни Рейвенору. В особенности Рейвенору. Хорошо?

Белкнап кивнул.

Глава пятнадцатая

— Кто-кто? — осторожно переспросил привратник.

— Департамент сборов и пошлин, — вежливо повторила Кыс.

Она продемонстрировала ему удостоверение, и мы с Нейлом последовали ее примеру. Человек посмотрел на бумаги с некоторой тревогой, но, похоже, поверил в их подлинность. Так и должно было произойти. Документы действительно были подлинными. Карл заставил сам Информиум сделать для нас их.

Нам позволили пройти в вестибюль дома Страйксона. Особняк оказался мрачным и холодным: хотя день был серым и пасмурным, внутреннее освещение включено не было. За исключением тиканья огромного хронометра и хриплого карканья грачей в саду, не было слышно никаких звуков.

— И что вам нужно? — спросил привратник.

Мне он показался самым реалистичным объектом вокруг нас. Крепко сложенный мужчина среднего возраста был более похож на охранника, чем на привратника. Его словам и жестам явно недоставало мягкости и утонченности, которыми, как правило, обладают опытная прислуга и дворецкие.

344
{"b":"545139","o":1}