ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Информационные стенды над трассой сообщили об аварии возле цирка Витни. Транспортный поток застыл. Карл спрыгнул с автобуса на крышу маленького частного транспорта, продавив ее. Он услышал возмущенные крики. Скох тоже продолжал двигаться, перебравшись с грузовика на восьмиколесник, а оттуда на лимузин.

Карл следовал за ним, перепрыгивая с одной медленно ползущей машины на другую, не обращая внимания на ругань водителей и гул клаксонов. Он чуть не поскользнулся, прыгая на транспортник, чуть не оказался под его колесами.

Чуть…

Скох скатился с крыши седана по лобовому стеклу на капот. Машина резко затормозила, и фургон, который она тянула, ударился о нее с громким лязгом. Снова заревели клаксоны. С того места, где стоял Карл, казалось, будто Скоха скинуло на дорогу.

Но нет… он уже взбирался по отбойнику артериальной трассы.

Карл взлетел в воздух, прокатился по крыше кабриолета и вскочил. Следующий прыжок, и он уже на крыше восьмиколесника, а там уже и на стене.

Карл пришел в бешенство и больше уже не рассуждал. Он черпал силы из неведомых доселе глубин самого себя.

Это была отвратительная сила. Темная, неприятная мощь. Но Карл Тониус не собирался тратить время на размышления об этом. Машины под ним снова набирали скорость, все громче ревя моторами. Карл взобрался до верха шестиметровой стены.

Он поднял взгляд.

Скох стоял прямо над ним, глядя на него. Выбитый глаз сочился кровью.

Скох усмехнулся и наступил Карлу на руки.

Тониус закричал, утратив опору и полетев прямо на дорогу.

Скох спрыгнул со стены и захромал по неосвещенному переулку, пытаясь восстановить дыхание. Уцелевшим глазом он видел впереди огни улицы, а это означало такси или железнодорожную станцию, а может даже, и будку общественного вокса. Он ошеломленно пытался собраться с мыслями. Акунин. Ведь он мог вызвать Акунина? А может быть, лучше направиться в цирк? Или сразу обратиться на самый верх? Министерство, конечно же, поможет ему, учитывая, сколько всего он знает. Трайс задолжал ему.

Он похромал вперед.

Из теней перед ним вышел человек. И человек этот улыбался. Это был Карл Тониус.

— Как… черт возьми… ты?… — начал было Скох.

— По правде сказать, я и сам не знаю, — ответил Карл.

Вот только это был не его голос. Он звучал сухо, хрипло… напоминая рычание. Скох стал пятиться. Глаза Карла пылали изнутри красным огнем, будто ему в череп засунули лампу.

— Святые небеса, — пробормотал Скох, продолжая отступать. — Что же ты такое?

— Пока еще не уверен, — ответил хриплый голос, срываясь с гнилым дыханием.

Внутренний свет усилился, падая лучами из ноздрей Карла Тониуса, его рта, глаз и пылая под кожей так, что теперь, будто на рентгеновском снимке, были видны очертания его черепа.

— Зато я знаю, кто ты, — сказал он.

Тониус вскинул правую руку. Плоть сползала с нее, подобно тающему воску, а обнажившиеся кости пальцев превращались в длинные, изогнутые когти.

— Я знаю, что ты покойник, — прохрипел Карл.

Глава девятнадцатая

Мы уже уходили из особняка Страйксона, когда запищал вокс. На то, чтобы вытянуть из бывшего капера все, что он знал, у нас ушло несколько часов. Позади мы оставляли человека, который и понятия не имел о том, сколько всего рассказал. И Афин Страйксон, и вся его прислуга были уверены, что ему просто нанесла неприятный визит налоговая служба.

— Да? — ответил я на вызов.

— Мы нуждаемся в вашем присутствии, — произнес Фраука.

Глазами Матуина я посмотрел на Кыс и Нейла.

— Надо идти. Желаю добраться без приключений.

Они кивнули. Как только я покинул тело, они повели слегка пошатывающегося Матуина к холму, где за деревьями стоял арендованный нами флаер.

— Что случилось? — спросил я, снова оказываясь в своем кресле.

— Несчастный случай, — просто ответил Фраука. — Мы с мальчиком отправились в музей, как вы и посоветовали. Выставка поздних поминателей, весьма красивые работы, хотя и немного…

— Вистан, к делу.

— Пришлось вернуться, — пожал он плечами. — Скох сбежал.

— Как?

— Похоже, мазь доктора Белкнапа дала ему возможность стащить с себя наручник. Он избил Тониуса. Кара бросилась в погоню, но только сделала себе хуже.

— Она в порядке?

— Белкнап уже у нее. Карл продолжил преследование. Судя по всему, он прикончил Скоха.

Я развернул свое кресло.

— Прошу тебя, займись Заэлем. Отвлеки его.

— Хорошо, — ответил Фраука. — Как все прошло со Страйксоном?

— Отлично. Остальные уже возвращаются. Подробности расскажу позднее.

Я пролетел по коридору и спустился к главной гостиной. Карл уже сидел там, в кресле, уставившись в пространство. Я пытался прочитать мысли Тониуса, но его сознание оказалось непроницаемо. Я предположил, что он в шоке.

— Карл? Что случилось?

— Скох попытался удрать, сэр, — сказал он, поднимаясь на ноги.

Его лицо покрывали гематомы и ссадины. Вся одежда была порвана и пропиталась кровью.

— Я погнался за ним. Ему нельзя было позволить уйти.

— Это было бы плохо, — признал я. — Значит, ты его убил?

Он бросил на меня резкий взгляд.

— Нет. Нет, нет. Не убил. Я гнался за ним. Потом мы сцепились. Он попытался подняться по ограждению артериальной трассы. И сорвался. Прямо под колеса грузовика. Это была… мгновенная смерть.

Я вздохнул.

— Лучше уж так… — заговорил я. — Это лучше, чем если бы он сбежал. Ты в порядке?

— Немного звенит в ушах. Всякое бывает, верно?

— Да. Иди приведи себя в порядок, Карл. И пусть Белкнап осмотрит твое лицо.

Он кивнул.

— А что потом? — спросил Тониус.

— Нам известно, чем они занимаются. Мы только не знаем почему. Завтра начинаем готовиться к проникновению. Пойдут Кыс и Гарлон. Они узнают, ради чего все это.

— Для чего им нужны информационные системы?

— В точку, Карл. Именно так.

— Понятно, — сказал он и продолжил после паузы: — Мне действительно очень жаль, что со Скохом так вышло…

— Пустое, — сказал я. — Наше прикрытие по-прежнему цело. И это главное. Если бы наш враг узнал, что мы все еще живы и продолжаем действовать, проникновение стало бы самоубийством. Благодаря тебе наша тайна сохранена. Ты можешь гордиться собой.

— Уже горжусь, — ответил он.

— Прекрасно, — ответил я. — Пока мы не засветились, мы можем продолжать операцию.

Капитан Акунин, сидящий в своих личных апартаментах в Петрополисе, отставил бокал и откинулся в кресле, слушая, как чирикают в клетках неотропические поющие жуки.

Акунин был низкорослым, полным мужчиной с венчиком седых волос, окружающих лысину на макушке. Он носил черные одеяния с красными кнопками. Цепочки электронных внедрений протянулись по подбородку.

В комнату вошел его помощник.

— Ну что? — поинтересовался Акунин.

— Похоже, мы зря поднимали тревогу касательно того, что случилось днем в доме капитана Страйксона.

— В самом деле?

— Я еще жду подробностей, но, кажется, его просто навестили налоговики. Вполне законный визит.

Акунин пригубил свою выпивку.

— Они не должны были допрашивать его. Трайс уверял, что картель обладает иммунитетом от…

Он посмотрел на своего помощника.

— Все больше оснований для жалоб. Вначале Чайкова, теперь это нахальство. Сообщите Трайсу. Повторите ему, что я должен с ним встретиться лично. Прошу проявить настойчивость. Я больше не потерплю, чтобы от меня отмахивались. Все выходит из-под контроля.

Помощник кивнул.

— Кроме того, сэр, к вам пришел капитан Сайскинд.

— Впусти его. — Акунин поднялся.

Бартол Сайскинд вошел в величественный зал, оглядываясь по сторонам. Со своими рыжими космами и стеклянной курткой, он казался здесь неуместным, и чувствовал себя неуютно среди всех этих атрибутов красивой жизни.

— Приветствую, Сайскинд, — произнес Акунин, протягивая руку. — Ваш визит неожидан.

Сайскинд ответил рукопожатием.

350
{"b":"545139","o":1}