ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Смельчаки есть? — поинтересовался бывший охотник за головами.

Один попробовал улизнуть, но Нейл прострелил ему пятку. Остальные добровольно опустились на колени, укладывая руки на затылок.

— Славные мальчики, — произнес Гарлон, снимая с пояса нейронный шокер. Он подходил к каждому по очереди и отправлял в глубокий сон мощным разрядом.

Тем временем в кабинете, где витали клубы порохового дыма, Кара развернулась к очередной группе ригористов, сбегавших по лестнице. Книл, возглавлявший их, даже глазом не повел, увидев перед собой крошечную женщину с пистолетом. Он просто прыгнул на нее.

— Никер! — выругалась Кара и выстрелила.

Она не промазала, но пуля не остановила толстого ригориста — Книл врезался в нее, сбивая с ног.

Сюзерин и его напарник Февик не отставали от своего товарища. Февик свалил Тониуса ударом дубинки, а Сюзерин нацелил видавший виды пистолет, с которым не расставался со времени своей службы в комиссариате. Он выстрелил в Кару, но сумел попасть только в левую ногу Книла, а потом еще и в левый его локоть.

Подбежав к входу в кабинет, Нейл выкрикнул предупреждение, на что Сюзерин ответил огнем. Во все стороны брызнули осколки каменной кладки и деревянные щепки. Кара сумела немного высвободиться из-под мертвого тела Книла и выстрелила бывшему комиссару в подбородок. Ригорист подпрыгнул на месте, а потом безвольно осел на ковер. Нейл влетел в комнату и остановил уже удиравшего Февика, пустив очередь ему в спину.

Затем Гарлон помог Каре выбраться из-под туши Книла.

— А мне, конечно же, никто не поможет, — проворчал Карл.

По схолуму прокатилась паника. Я чувствовал ее, обонял. Сотни детей и подростков были напуганы грохотом выстрелов. Но куда больший страх излучали сознания ригористов и наставников.

Я подплыл к главным воротам, сопровождаемый Вистаном, и легким движением разума сорвал с петель древние двери. За ними открылся широкий проход, по которому прямо на нас неслось с полдюжины местных воспитателей, стремившихся как можно скорее покинуть это проклятое место.

— Говорит инквизитор Рейвенор, представляющий власть священных ордосов! Всем оставаться на местах!

Не думаю, что они действительно поняли то, что я сказал, хотя кое-кто и обделался, накрытый волной ментального излучения. Они видели сейчас лишь одного человека, приближавшегося в сопровождении странной металлической коробки.

— Немедленно остановитесь!

Пси-волна отбросила их назад, словно по коридору вдруг пронесся ураган. В окнах потрескались стекла. Люди разлетались, пытаясь найти хоть какую-нибудь опору, путаясь в подолах своих балахонов.

— Вот что мне в тебе нравится, — произнес Фраука, раскуривая папиросу, — так это то, что ты никогда не церемонишься.

— Благодарю за комплимент.

Я переключился на вокс-передатчик, встроенный в мое кресло.

— Инквизитор Рейвенор вызывает магистрата Файрвинга. Ваши офицеры могут занимать здание, как и было обговорено.

— Хорошо, инквизитор.

— Не причиняйте вреда детям.

IX

Я рассчитывал на то, что в схолуме удастся накопать довольно много улик: без сомнения, свидетельства жестокого обращения и насилия, поломанные души детей, а может быть, и ответы на мои вопросы, если повезет.

Но вот чего я точно не ожидал, так это следов псайкерской активности.

— Что-то случилось? — спросила Кара.

— Еще не уверен.

Мы шли по длинному коридору, мимо испуганных многочисленных учеников, собранных вместе усилиями офицеров Магистратума, мимо трясущихся от страха наставников, прижатых к стенам и обыскиваемых на предмет оружия. След был слабым, угасающим, едва заметным, словно тонкая паутинка, протянувшаяся по проходу. И все же он был здесь.

— Здесь был псайкер.

Кара напряглась.

— Расслабься. Его… нет, все-таки ее… ее здесь больше нет. Но она долго оставалась здесь и покинула здание совсем недавно.

— Когда ты говоришь «долго», то имеешь в виду?..

— Годы.

— А недавно?

— Пара дней. Может, меньше.

Мы вместе осмотрели башню. Каре это казалось достаточно глупым занятием. Она не могла видеть, чувствовать и обонять то же, что и я. Она просто ходила за мной из одной пустой комнаты в другую. Ей хотелось присоединиться к остальным и помочь зажать в угол последних беглецов.

— Прости. Тебя это, должно быть, раздражает, — произнес я.

— Ничего, — ответила она. — Делай что должен. Я умею быть терпеливой. Терпение — великая добродетель.

— Воистину.

Мы вошли в просторный обеденный зал, расположенный на верхних этажах. Здесь читался наиболее яркий и свежий след.

— Телекинез. Никаких сомнений. Псайкер, да еще к тому же обладающий серьезным потенциалом.

— Необходимо найти ее, — отозвалась Кара. — Если здесь и в самом деле растили живой товар для Когнитэ, она может стать нашей путеводной нитью. Прямой наводкой на лидеров этой академии.

Кара была права. Когнитэ и в самом деле питала слабость к незарегистрированным псайкерам.

— Сходи, пожалуйста, за Карлом, — попросил я. — Надо, чтобы он все разузнал о том, кем могла быть эта телекинетик и куда ее могли отправить.

— Когнитэ, — кивнула она.

— И это тоже, — ответил я. — Но даже если никакой связи нет, девушку необходимо найти. Несанкционированный псайкер. На Саметере. Это недопустимо. Мы должны ее выследить. И избавиться.

X

— Мне жаль, — сказал Тониус. — Сэр, мне правда очень жаль.

Устройство было удивительно маленьким, не больше слухового импланта.

— Надо было сразу обыскать его, но со всей этой пальбой и криками…

— Не переживай так, Карл, — ответил я.

— Боюсь, придется, сэр. Он все потер.

Устройство представляло собой небольшой переключатель, активируемый отпечатком большого пальца Сайруса. Для его изготовления использовались весьма продвинутые технологии. Лежа на полу, не в силах убежать из-за простреленной ноги, префект извлек эту вещицу из кармана и привел ее в действие. Весь архив схолума был уничтожен.

— Сумеешь что-нибудь восстановить? — спросил я.

— Для уничтожения использовались довольно серьезные протоколы. Если что и получится спасти, то разве только данные за последнюю пару дней. Эта информация еще может храниться в промежуточном буфере кодификатора.

— Сделай, что сможешь, — сказал я.

Честно сказать, меня жутко злил этот его промах. Но благодаря поддержке местных служителей закона мы сумели задержать многих наставников и управляющих, включая самого Сайруса. И кто знает, что поведают нам сами воспитанники?

К тому же и этого вполне стоило ожидать. Тониус был совершенно не приспособлен к боевым операциям. Сомневаюсь, что хотя бы раз в жизни он выстрелил, дав волю гневу. Тем не менее экзамен по боевой подготовке он сдал неплохо.

— Что ж, берусь за дело, сэр, — сказал Карл. — Мне и в самом деле очень стыдно…

— И хорошо, потому что тебе есть за что извиняться, — прорычал Нейл.

— Гарлон, прекрати! — отрезал я. — Карл все-таки мой дознаватель, и тебе следует относиться к нему с должным почтением.

— А я и отношусь, — ответил Нейл, — когда он того заслуживает.

— Карл, прошу, постарайся, — сказал я. — Но помни, важнее всего найти информацию по неустановленному псайкеру. Нам надо знать, кто она, куда ушла. С ней надо разобраться как можно скорее.

— Слушаюсь, сэр.

Едва Тониус удалился по своим делам, как ко мне подбежал кто-то из высших чинов местного Администратума. Его офицеры, облаченные в черные с серебром униформы, продолжали прочесывать здание этаж за этажом. Я сразу почувствовал неловкость, которую испытывал этот человек. Конечно, он был опытным криминалистом, но ему еще никогда не приходилось сталкиваться с тем, что все его отделение разом подняли на помощь Инквизиции. Он боялся облажаться. Он боялся меня.

— Что-то случилось? — спросил я.

399
{"b":"545139","o":1}