ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы отстреливались на бегу. Запал гранаты был выставлен на десять секунд. Тот факт, что мы побежали прямо на них, ошеломил охранников. Никому из них не удалось сделать меткого выстрела.

Мы с Фишигом нырнули за обломки стены, которая когда-то окружала ярмарочную площадь Северного Квалма.

Моя граната взорвалась. А вместе с ней и все остальные, хранившиеся в ангаре.

Ударная волна не оставила ни одной целой стены в радиусе тридцати метров. Но сначала взметнулся огненный столп, поднявший весь ангар на высоту двадцать метров и разбросавший его обломки по окрестностям.

На нас с Фишигом посыпались куски металла, пепел и осколки керамита. Наступила ошеломленная тишина. В воздухе повисла зола. Мы натянули дыхательные маски и углубились в этот сумрак.

Я почувствовал, как в мой мозг вгрызается боль. Глубокая, коварная, жгучая. Даззо шарил по окрестностям своим ужасным и могучим сознанием, пытаясь обнаружить нас.

Мы поковыляли через дым по проходу между блочными ангарами, окна которых повышибало взрывом.

Боль становилась все интенсивнее.

Эйзенхорн. Тебе не скрыться. Покажись.

Я начал задыхаться, когда боль проникла глубже.

И внезапно почувствовал облегчение.

— Фишиг! Сюда!

Я втолкнул его в старую каменную постройку. Думаю, что когда-то, в более счастливое для Северного Квалма время, тут размещалась прачечная.

Грязная и заплаканная Биквин жалась в угол. Вид Мандрагора, Десантника из предательского Ордена Детей Императора, привел ее в паническое состояние. Так же как и я, она совершила ошибку, слишком долго глядя на узоры чудовищного доспеха. Однако, в отличие от меня, ей не хватило здравого смысла отвести взгляд.

Она не могла говорить и вряд ли осознавала наше присутствие. Но мы снова оказались под защитой ее ауры и вырвались на какое-то время из когтей Даззо.

— Что дальше? — спросил Фишиг. — Они довольно быстро перегруппируются.

— Мидас уже летит. Нам надо прорваться обратно к посадочной площадке. Это единственное достаточно просторное место в лагере, где он сможет приземлиться.

Фишиг посмотрел на меня как на сумасшедшего:

— Он собирается влететь сюда? Его же убьют! Даже если ему удастся подобрать нас, они запустят перехватчики с орбитального флота. Они запустят их, как только он включит двигатели!

— Будет непросто, — признал я.

Мы потащили Биквин из древней прачечной. Снаружи еще не осел пепел, поднятый взрывом. Свою лепту внесли и разгоравшиеся тут и там пожары. Кто-то выкрикивал команды, лаяли цигниды. Где-то поблизости раздался нечеловеческий, яростный рев. У меня не было оснований сомневаться в том, что это ревет Десантник Хаоса.

— Шип ведет эгиду, область главного двора, — передал я по воксу.

— Эгида, у главного двора в три, небеса рушатся.

Итак, они уже занялись им. Флот врага выпустил перехватчики.

Мы с Фишигом побежали. Дым медленно рассеивался.

Отряд стражников показался из-за руин, и нам пришлось вернуться немного назад. Еще больше охранников перекрывало следующую дорогу.

— Надо уходить огородами! — сказал Фишиг.

Мы прятались позади огромного блочного здания, одного из тех, что понастроила нечестивая миссия Даззо. Дверей с нашей стороны не было, но мы взобрались на низкую крышу, втащив за собой Биквин, и влезли через световой люк.

Комната, в которую мы спрыгнули, была застелена коврами и хорошо обставлена. Скорее всего — офис или личные комнаты кого-то из старших надзирателей. Вдоль стен стояли стеллажи с книгами и информационными планшетами, картами и табличками. В одном углу лежали несколько больших дорожных чемоданов, поверх которых кто-то бросил плащ и два пальто. Эти вещи оставил и еще не успел распаковать кто-то из прибывших на военной шлюпке.

— Пошли! — прошипел Фишиг, проверяя дверь, ведущую из офиса в глубины здания.

— Подожди! — сказал я, энергетическим мечом срезая с чемоданов замки и распахивая их. В первом оказались одежда, планшеты, лазерный пистолет в инкрустированной коробочке с инициалами «ОГ». Оберон Гло.

— Пошли! — яростно повторил Фишиг.

— Эгида, главный двор в два, — протрещал вокс.

— Эйзенхорн, во что ты решил поиграть? — требовательно спросил Фишиг.

— Это вещи Гло! — сказал я, продолжая обыск.

— Ну и что из этого?

— Не знаю. — Я вскрыл второй чемодан. Фишиг схватил меня за плечо:

— При всем моем уважении, инквизитор, сейчас не самое удачное время для удовлетворения твоего любопытства!

— Нам надо выбираться… надо выбираться отсюда ко всем чертям, — бормотала Биквин, затравленно вздрагивая при каждом звуке снаружи.

— Здесь должно быть что-то. Ключ, подсказка… Что-нибудь, что мы сможем использовать, когда убежим отсюда.

— Нам повезет, если мы сможем прихватить с собой наши шкуры!

— Да! — Я посмотрел на него. — Да, это так. И если нам удастся выбраться, разве нам не надо будет продолжать борьбу с Гло?

Фишиг в отчаянии воздел руки.

— Пожалуйста… пожалуйста… — бормотала Биквин.

— Эгида, главный двор в один, — протрещал вокс.

Третий чемодан. Набор хирургических инструментов из высококачественной стали, предназначение которых мне совершенно не хотелось представлять. Игровой комплект костей и фишек в деревянной коробке. И опять шмотки, горы проклятых шмоток!

И что-то твердое, завернутое в бархатную рубашку. Я развернул сверток.

— Удовлетворен? — спросил Фишиг.

Я улыбнулся бы, оставь мне Лок такую способность.

— Пошли! — сказал я.

Из комнаты мы попали во внешнюю пристройку. На решетчатом полу стояло еще несколько чемоданов и запаянных в пластик деревянных коробок.

— Даже не думай об этом! — бросил Фишиг, увидев, как я смотрю на чемоданы.

— Эгида, на месте! — Голосовой сигнал частично потонул в реве мощного корабля, стремительно пронесшегося над нами на низкой высоте.

Раздался треск огнестрельного оружия и шипение лазганов.

Я побежал к выходу из пристройки, к люку, который выходил на посадочную площадку. Вокруг метались люди. По большей части это были надсмотрщики и солдаты, они смотрели в небо и стреляли по размытому силуэту опускавшегося сверху боевого катера. Малахит, стоявший на другом конце двора у трапа военной шлюпки, увидел нас и закричал. Солдаты развернулись и открыли огонь по нам.

Но это было полбеды. Вторая половина неслась к нам с ревом, от которого болезненно сжимались внутренности. Мандрагор.

— Назад! Внутрь! — завопил я, и мы вломились обратно в дверь.

Но ни дверь, ни даже стена здания не могли остановить зверя Хаоса. Кулаки, закованные в сталь и керамит, с легкостью разрывали металл на куски, сгибали адамантитовые ребра арматуры и пробивали пластиковые панели, словно бумагу.

Биквин завизжала.

Омерзительное Дитя Императора прорвало стенку пристройки, и, когда его могучее горло исторгло очередной рык, под белыми губами обнажились перламутровые зубы. В руке чудовище сжимало огромный болтер.

— Ни шагу ближе! — прокричал я.

В одной руке я сжимал снаряженную гранату так, чтобы он мог ее видеть.

Он рассмеялся глубоким презрительным смехом.

— Это не шутка, — добавил я и пнул ящик, стоявший у моих ног.

Ящик заполняли обернутые в пластик таблички из шахты.

— Предохранитель поставлен на одну секунду. Сделай шаг, и все это погибнет.

Он заколебался. В проломе показались лорд Гло и несколько стражников.

— Пожалуйста, сделай так, как он говорит! — пролаял Гло.

Мандрагор с рычанием опустил болтер.

— Отойди, Гло! Отойди сейчас же и захвати всех с собой!

— Инквизитор, у тебя нет шансов сбежать, — сказал Гло.

— Отойди!

Гло махнул своим людям и вышел. Мандрагор отступал медленно, теперь из его горла исходило шипение.

— Хватай ящик! — сказал я Фишигу.

Он повесил стаббер на плечо и сделал как велено.

Мы бок о бок, осторожно вышли на дневной свет, скрадываемый дымом.

Я держал гранату над ящиком, который он нес. За нашими спинами пряталась Биквин.

44
{"b":"545139","o":1}