ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сэр, я считаю, что вычислил что-то, чего не может быть. Я полагаю, что нашел число погибели.

Глава 3

(Тиканье часов)

Мгновение он пристально смотрел на мастера Имуса — такой маленький человек, высушенный годами, чьи тоненькие косточки скрывались под тяжелой одеждой, что, несомненно, была подогнана еще под его отца или даже дедушку. Позолоченные часы тикали, несмотря на то, что на циферблате не было стрелок — обычная уловка Ордосов. Имело значение лишь постоянное мерное тиканье. Тик-так, тик-так, тик-так. Щелчки времени даже без следа движения на эмалированном циферблате, в конце концов, заставляли всех признать свою вину. У Имуса было маленькое аккуратное лицо с широким узким ртом, который при других обстоятельствах при улыбке мог бы блеснуть зубами. Его седые волосы торчали во все стороны, и он носил пенсне в форме полумесяца. И он явно страдал артритом.

Инспектор: Число погибели?

Имус кивнул.

Имус: Это и есть мой проступок. Надеюсь, это будет безболезненно?

Инспектор: Что будет безболезненно?

Имус: Моё наказание… Я полагаю, порицания будет недостаточно. Меня сожгут, отравят?

Инспектор делал пометки в маленьком блокноте. Услышав это, он с силой швырнул ручку об стол.

Инспектор: Вы что, серьезно думаете, что совершили преступление?

Имус: Нет, не совсем так, но полагаю, что я имею отношение к преступлению. Я преступник.

Инспектор: Я это вижу.

Мастер Имус подался вперед и поправил пенсне.

Имус: Я вижу, что вы еще слишком молоды, сэр. Не могли бы вы сходить за вашим начальником?

Инспектор: Моим начальником?

Имус: Да, сэр, я полагаю, что столь большой…

Инспектор: Моего начальника зовут Хапшант. Но он нездоров — давняя болезнь. А у меня ранг дознавателя. Я же вам говорил, что могу расследовать подобные дела.

Имус: О, хорошо. Это хорошо, очень хорошо. С чего бы вы хотели продолжить?

Инспектор пристально посмотрел на Имуса.

Инспектор: Простите меня, Имус, но вы не кажетесь встревоженным из-за того, что произошло.

Имус: Встревоженным? Конечно же, я встревожен, я в ужасе. У меня был самый кошмарный день в моей жизни.

Инспектор: Почему?

Имус: Потому что это со всеми нами случится рано или поздно, разве нет? Изо дня в день я шел на работу по Серамской улице и проходил это темное и неприветливое место. Я не мог пройти возле него без содрогания. Это смерть. Это судьба, ожидающая, когда мы пересечем черту. Вы думаете, мне легко было придти сюда сегодня? Нет, сэр! Мне потребовалась неделя, чтобы найти в себе силы сделать это. И как только я протянул сегодня руку, чтобы открыть дверь, моя храбрость почти испарилась. Но я истинный гражданин Империал Хесперус… Я истинный сын Императора. И это мой долг — сообщить обо всем, несмотря на то, что меня ждет.

Инспектор кивает. Часы тикают.

Инспектор: Скажите, а что вы подразумеваете под числом погибели?

Мастер Имус вновь сел на стул и пожал плечами.

Имус: Это невозможное число, мерзкое. Это отображение нечестивых сил, числа их могущества, поймите. Мой отец учил меня уважать 3 и 7, 13 и 666, простые константы, но число погибели… это число…

Инспектор: Чего?

Имус: Число Варпа.

Имус огляделся по сторонам, словно боялся, что кто-то подслушает их. Инспектор снова кивнул.

Инспектор: Согласно указания Хапшанта, вы можете показать мне это число? Можете его написать?

Имус: Ха-ха, вы что, рехнулись?

Инспектор: Эта комната под охраной, а я вооружен, сможете показать мне это число?

Мастер Имус вытащил инфопланшет из своего кармана; он был потертым и побитым от частого использования. Включив его, Имус ввел несколько цифр на дисплее.

Имус: Вот этот отчет.

Он выдержал паузу перед тем, как передать планшет.

Имус: Я отметил основные места. Пожалуйста, будьте осторожны.

Инспектор протянул руку.

Инспектор: Пожалуйста, покажите мне это, сэр.

Мастер Имус вдруг засомневался.

Имус: Как вы сказали ваше имя, юноша?

Инспектор: Эйзенхорн, дознаватель Эйзенхорн из святого Ордоса Императора. Ну?

Имус: Только будьте осторожны с этим, дознаватель Эйзенхорн. Очень вас прошу.

Мастер Имус передал старенький инфопланшет инспектору. Тот, слегка хмурясь, уставился на экран. Золоченые часы перестали тикать. Комнату наполнила странная тишина.

Эйзенхорн: Я…

(Звук бушующего пламени)

Инспектор начал говорить и вспыхнул. Голубое пламя, столь же горячее, как и горящий факел, поглощало его кожу и жарило плоть на костях до тех пор, пока не осталось ничего кроме почерневшего, истекающего жиром мяса и обугленного черепа, искореженного титаническим жаром. Инфопланшет со стуком выпал из дымящихся рук скелета на стол. Одежда инспектора осталась нетронутой, пламя потухло и обгорелый труп повалился вперед с треском сухих сухожилий. Имус подскочил и отпрянул от стола с выпученными глазами. Он пытался побороть страшное желание обмочиться.

Имус: Кто-нибудь, хоть кто-нибудь! Помогите мне!

Имус подскочил к двери и попытался открыть её, но она была заперта. Он осторожно постучал по ней, надеясь, что кто-то с другой стороны мог бы без особых проблем открыть её. Чья-то рука схватила его за запястье.

Эйзенхорн: Мастер Имус, сядьте, пожалуйста.

Мастер Имус еще сильнее был шокирован и так резко отскочил, что впечатался в дверь, стукнувшись локтями и затылком. Перед ним стоял инспектор, словно бы никогда и не горевший.

Эйзенхорн: Мастер Имус…

(Икание)

Мастер Имус начал дрожать, а затем икать. Но продолжал смотреть на инспектора.

Эйзенхорн: Что вы увидели?

Имус: Вы были весь в огне, вы пылали. Огонь пожирал вас, пока вы не умерли.

(Икание)

Эйзенхорн: А, это всего лишь иллюзия. Необходимость при работе.

Имус: Необходимость? Что за необходимость? В какой работе?

Эйзенхорн: В моей работе.

Инспектор жестом указал Имусу на его стул. Замер. Его тон сделался более благожелательным.

Эйзенхорн: Я прошу прощения. Я вас шокировал, не так ли?

Мастер Имус пожал плечами и издал короткий сухой смешок.

Имус: Ха-ха, действительно… До этого я никогда не видел как горят люди. Я даже не видел смерть человека. Как вы создали такую иллюзию? Ради чего меня так пугать?

Благожелательное выражение исчезло с лица инспектора.

Эйзенхорн: Я не собираюсь отвечать на ваши вопросы, сэр. Все вопросы здесь задаю я.

Глава 4

И их потом было великое множество. Их так быстро задавали, что мастер Имус начал несколько нервничать. Инспектор спрашивал, как зовут его родителей, о его склонности к цифрам и про его политические взгляды. Он заставил Имуса отчитаться о своем местонахождении в определенное время за последние два года. Он спрашивал мастера Имуса умеет ли он работать с когитатором, есть ли у него ключи от помещений торгового дома, покидал ли он когда-нибудь планету, откуда его семья родом. Мастер Имус старался отвечать на всё как можно лучше. Иногда новый вопрос настигал его прежде, чем он успевал ответить на предыдущий.

Эйзенхорн: Есть ли какие-нибудь документы о правонарушениях в вашей семье? Как давно вы проживаете по действительному адресу? Можете ли описать вашу диету в общих словах? Вы получаете медицинскую помощь при любых заболеваниях? Вы когда-нибудь были на Оусельберге? На скольких языках вы говорите? На скольких языках вы читаете? Вам снятся сны? О чем вам снятся сны? Как часто вы ходите на церковные службы? Проходили ли вы когда-нибудь стандартный тест Псайкана? Были ли у вас похожие проблемы в прошлом?

Имус: А у меня сейчас проблемы?

Глава 5

Он снова ждал в приемной. Ночь уже наступила, и слабый огонек прометиевой лампы отважно трепетал на сквозняке. Появился инспектор и они вместе вышли на улицу. Вечер был теплым и сырым. До мастера Имуса долетел аромат чего-то жарящегося на ближайших кухнях, заставив его сглотнуть. Мимо, по мостовой освещенной уличными фонарями, прошли несколько одиноких прохожих.

490
{"b":"545139","o":1}