ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты поступила правильно, Бета, — сказала она. — Он был жестоким убийцей и мог бы всех нас отправить на тот свет.

Я не видела, что они сделали с трупом, но, насколько я знаю, никто так и не обратился в городскую охрану. Спустя некоторое время, я случайно услышала, как Мэм Мордаунт говорит Зауру, что нужно больше внимания уделять охране от «других» — и решила, что ее слова имеют прямое отношение к недавним событиям.

Никто больше не говорил о них… кроме Мэм Мордаунт, которая еще через некоторое время спросила, не беспокоят ли меня воспоминания о том дне. Она погладила меня по волосам — так она обычно делала, чтобы продемонстрировать материнское участие. Но в этом прикосновении не было ни капли нежности. Мне оно скорее напомнило, что все мы находимся в ее руках.

— Не говори об этом с другими кандидатами, — попросила она. — Мне бы не хотелось тревожить их.

Можно было не сомневаться — так я и поступила. Я привыкла молчать о многих вещах.

— Если у тебя возникнут вопросы или проблемы по этому поводу, — произнесла она. — Пожалуйста, обращайся ко мне или Секретарю, но так, чтобы кроме нас об этом никто не знал.

Ее рука задержалась на моей щеке, она посмотрела на меня — так, со спокойной нежностью, мать могла бы смотреть на дочь, которая напоминает ее саму в юности.

По крайней мере, я решила, что этот взгляд был рассчитан именно на такую ассоциацию.

Они старались, чтобы у меня не было ни одной свободной минуты. В течение дня я получала все новые и новые задания.

Они старались, чтобы я была слишком занята и больше не думала о том, что случилось.

Глава 5

Повествующая о заданиях, которые выполняли кандидаты

Город Королева Мэб, как я уже говорила, был нашей классной комнатой. Проходя обучение в Зоне Дня, каждый или каждая из нас должны были вступать в многочисленные сложные взаимодействия с различными социальными слоями городского населения, оттачивая навыки, необходимые для тайного наблюдения, выслеживания и скрытого проникновения куда угодно.

Полагаю, именно по этой причине Зона Дня располагалась именно на территории Королевы Мэб. Этот город всегда был столицей — головокружительно-сложной, ошеломляюще-яркой, сбивающей с толку, опьяняющей своей многоликостью и постоянным движением.

Выбор заданий, как мы называли их, обычно был очень широк — но в основе своей, в самой природе, они представляли собой одно и то же. Обман и мошенничество.

Для начала Мэм Мордаунт или Секретарь информировали нас о роли, которую нужно будет сыграть. Подготовительная работа часто предусматривала удаленное знакомство с объектом, используя монокль в комнате наверху, и также — иногда — наружное наблюдение, следуя за ним на улицах города. Ментор Мерлис знакомил нас с вопросами обычаев и языка, которые могли помочь нам, а Мэм Мордаунт — доводила до совершенства наши манеры и помогала в выборе подходящего костюма в гардеробной. Ментор Заур оттачивал любую технику нападения или защиты, которая могла бы понадобиться нам, после чего сам Секретарь просматривал законченную роль и наносил завершающие штрихи, прежде чем направить нас в лоно города, где мы должны были исполнить порученное нам.

Мы должны были изображать других людей, играть роли, притворяться и маскироваться. Мы входили в образ, становясь теми, кого изображали — и, благодаря этому, могли вступать в близкий контакт с выбранными жителями города в то время, как те даже не подозревали, что их обводят вокруг пальца. Довольно часто задание подразумевало осуществление конкретных действий: войти в круг семьи торговца Т*** и узнать секретный код от его сейфа; наняться на работу в городское имение мамзель Р*** и принести одну жемчужную пуговку с ее лучшего астаришского платья; проникнуть на фабрику промышленника Ф*** и узнать имена брокеров, с которыми он ведет дела на других планетах; устроиться официантом в ресторацию Тельфея на пешеходной улице Людовика, и подслушать, когда герцог Г*** в следующий раз прибудет туда отужинать, чтобы узнать интимное ласковое имечко, которым он называет свою новую любовницу.

Иногда эти задания выглядели абсолютно бессмысленными. Ласковое имечко любовницы? Секретный ингредиент, который использует пекарь в известной на весь город кондитерской? Количество минут, на которое отстают старинные часы в частной библиотеке? Я понимала, что это были просто задания ради заданий. Иногда же наши игры обходились вообще без них: тогда целью было просто определить, как долго ты сможешь оставаться в чужом облике и насколько далеко зайти прежде чем тебя раскроют и нужно будет смываться.

Каждое из этих заданий было соревнованием, любопытной задачкой, которую нужно было решить — и чем дольше мы выполняли их, тем более качественным было исполнение.

— Если даже с такой скромной подготовкой вы можете проникнуть куда угодно в Королеве Мэб и узнать что угодно, — говорил нам Секретарь. — вы сможете проникнуть куда пожелаете и за пределами Королевы Мэб.

Итак, мы учились быть актерами. Вернее, обманщиками, потому что самые убедительные обманщики — в сущности, те же актеры. Мы учились становиться другими людьми — до такой степени, что иногда и сами не вполне понимали, кто мы такие. Прежде чем заставить кого-то другого поверить в наш обман, мы сами должны были поверить в него.

По большей части мне нравилось все это. Мне нравилось видеть проблему и находить решение. Между кандидатами, конечно же, существовала конкуренция — но обычно она не выходила за рамки дружеского соревнования. Случалось, что один из кандидатов слишком рано прерывал задание — тогда могли послать кого-нибудь другого, чтобы улучшить достигнутый результат. Друг от друга мы узнавали, какая маскировка работает, а какая — нет. Мы делились друг с другом полученным опытом в части распознавания языка жестов и микромимики, мелкими деталями, которые могут существенно помочь в выполнении задачи и убедить объект в том, что было нужно нам.

Моей любимой частью подготовки к выполнению задания были посещения гардеробной. Благодаря театральному прошлому Зоны Дня, она была под завязку набита костюмами. Когда мне давали задание и определяли роль, я бежала туда, чтобы выбрать маскировку, которая помогла бы мне войти в нужный образ. И гардеробная никогда меня не разочаровывала. Не имело значения, какой причудливый облик мне нужно было примерить на себя — все нужные мне предметы одежды я находила на бесконечных вешалках гардеробной. Это казалось почти пугающим — хотя я подозревала, что Мэм Мордаунт пополняла гардероб теми вещами и реквизитом, которые могут понадобиться.

Я думаю о месяце, который провела в особняке маркиза Сентвурма, на пересечении двух широких проспектов неподалеку от Волшебных Врат. С первого взгляда он распознал во мне преподавателя изобразительного искусства и нанял, чтобы учить его старшую дочь. Корлам очень хотел это задание, и, несомненно, произвел бы отличное впечатление в облике молодого преподавателя, дающего частные уроки, облаченного в строгий черный костюм и широкополую шляпу. Смею заметить, что дочь аристократа вполне возможно влюбилась бы в своего красивого учителя. Но я гораздо лучше него умела рисовать красками и карандашом — так что, задание досталось мне. В конце месяца я доподлинно знала, что род Сентвурмов подвержен врожденной аллергии — напасти, избежать которой старались всеми силами, используя возможности фамильной кухни и способности искусных шеф-поваров. Информация о роковой болезни, которую не преминули бы использовать в своих интересах наемные убийцы или вымогатели, стала достоянием Зоны Дня. Сам маркиз, его семья и его огромная промышленная империя теперь были полностью уязвимы для рычагов влияния, которые я заполучила, когда во время урока живописи трепалась о пустяках с болтливой, неосмотрительной девчонкой.

Еще я думаю о другом задании, которое я выполняла в качестве младшей портнихи во дворце Серебряной Графини. Уверена, вы слышали о Серебряной Графине. Одна из влиятельнейших фигур среди аристократического сословия Королевы Мэб, она, по слухам, принадлежала к узкому кругу людей, пользовавшихся благосклонным вниманием и поддержкой таинственного Желтого Короля. Она была прекраснейшей из женщин, которых мне когда-либо доводилось видеть — но я видела ее лишь пару раз и только на расстоянии. Ее наряды — великолепные во всех отношениях — были самыми изысканными и кропотливо исполненными во всем городе, да что там — на всей планете. Они были абсурдно роскошными и дорогими — так что гофмейстер графини держал их в отделении гардероба, которое охранялось так же тщательно, как денежное хранилище в банкирском доме, под присмотром Хранителя Гардероба и целой армии младших портных. Каждое платье, каждый наряд подвергались пристальному осмотру и подробной описи, когда она снимала их, каждую ниточку проверяли, каждая — даже мельчайшая — неполадка подлежала немедленному устранению. Наряды чистили, часто используя крайне замысловатые, слабо доступные пониманию методы, при этом каждый драгоценный камешек, каждое страусиное перо, каждую застежку из слоновой кости или ювелирное изделие, украшавшие платье, спарывали один за другим, проверяли их комплектность по гроссбуху и возвращали в хранилище в гардеробной комнате. Иногда целый день уходил на то, чтобы выбрать, отметить в учетной книге, и пришить на место все украшения, относящиеся к тому или иному платью, — и еще один день на то, чтобы освободить от украшений другой наряд, убрать его в шкаф и переписать снятое с него. Если терялся хотя бы один камешек, имя последнего, кто видел его, обязательно фиксировали в записях. Младших портных за такие недосмотры увольняли — и, думаю, даже наказывали.

519
{"b":"545139","o":1}