ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Секретаря звали Эбон Настранд. Но мы обращались к нему только по его должности.

Он снова кашлянул, я снова услышала потрескивание, похожее на статический шум в воксе. Казалось, он пытается вытолкнуть из своего горла что-то сухое, колючее, как песок, и рыхлое, как синтетическое волокно.

— У меня есть причина, Бета, — начал он. Но тут открылась дверь, и в комнату без стука вошел молодой мужчина.

— Прошу прощения, Секретарь, — произнес он. — Я не думал, что вы не один.

Я замерла, это было настоящим сюрпризом. Этот вломившийся без стука парень был никем иным, как Юдикой Совлом.

— Юдика? — произнесла я.

— Бета, — он улыбнулся, но улыбка получилась неуверенная и довольно нервная — так улыбается кто-то, кого застукали за чем-то недозволенным. Он бросил взгляд на Секретаря, словно ожидая подсказки, что делать дальше.

— Ты вернулся, — произнесла я, вне себя от изумления. Сказать по правде, я была настолько удивлена, что не обратила особенного внимания на выражение неловкости, появившееся на его лице, когда он вошел и увидел меня.

— Ну да, — ответил он с веселым смехом и улыбкой… улыбкой, которую я так хорошо помнила.

— Сюда еще никто не возвращался, — заметила я. Это было правдой. На моей памяти и насколько я могла судить по рассказам других студентов, которые уже были старшекурсниками, когда я только поступила сюда, ни один из учеников Зоны Дня не возвращался сюда после выпуска.

Юдика Совл был старше меня на три года, он завершил обучение и покинул школу две зимы назад. Должна признать, я была не на шутку увлечена им. Он был необычайно талантлив и сногсшибательно красив. Он и сейчас оставался высоким и стройным, но его длинные черные волосы были острижены довольно коротко и превратились в аккуратную, практичную прическу. Он тоже всегда был добр ко мне и терпеливо переносил мою неуклюжую и излишне прямолинейную «страсть», как называл это Мафродит. Он никогда не относился ко мне как к ребенку и не позволял насмешек над моей бестолковой и капризной влюбленностью, которая была для всех очевидна.

— Закрой дверь, Юдика, и присаживайся, — скомандовал Секретарь. Потом повернулся ко мне.

— Возвращение одного из наших учеников — действительно крайне редкое явление, — заметил он. — Юдика прибыл сегодня вечером, так что у нас не было возможности представить его другим студентами и поприветствовать его здесь, в его и нашем доме. Я хотел отвести его в верхнюю залу, но тебе стОит услышать хорошие новости раньше других, Бета.

Мой разум перепрыгивал от одной мысли к другой, перебирая возможности и пытаясь представить обстоятельства, которые привели его обратно. Я знала, что всех нас ждет одна судьба — служение Ордосу. Неужели Юдика был признан непригодным для этого служения? Может быть, его отправили обратно в Зону Дня, для дополнительных тренировок, которые помогут ему лучше справляться с возложенными задачами?

— Я здесь по делу, — начал Юдика. Он говорил очень осторожно, словно подбирая слова и тщательно обдумывая, о чем можно говорить, а о чем — нет.

— Его работа привела его сюда, — сообщил Секретарь. Он снова прочистил горло. Я услышала потрескивание статики.

— Ты ведь служишь в Ордосе, да? — спросила я.

— Само-собой, — усмехнулся Секретарь.

— И это… — я смутилась. — Это действительно так захватывающе и вообще здорово, как ты думал?

— Это точно стоящее дело, — твердо произнес он.

— Куда тебя отправили?

— Мне нельзя рассказывать об этом.

— Ты служишь у какого-нибудь известного инквизитора?

— Об этом мне тоже нельзя говорить, Бета.

Я кивнула. Конечно, нельзя.

— Ну, а можешь ты сказать, в каком ты сейчас звании? — спросила я.

Юдика кинул быстрый взгляд на Секретаря.

— Дознаватель, — произнес Секретарь. — Юдика уже заслужил звание дознавателя. Мы им очень гордимся. Хотя совсем не удивлены.

Секретарь пристально посмотрел на Юдику. Теперь, когда я вспоминаю этот взгляд, я понимаю, что он был довольно насмешливым и язвительным — но тогда я этого просто не заметила.

— Я как раз говорил Бете о том, как важно соблюдать меры предосторожности, — сообщил он.

— Правда? — ответил Юдика. Он уселся в старое, скрипучее красное кожаное кресло и теперь устраивался поудобнее. Он закинул ногу на ногу и разгладил полы плаща поверх колен. — Думаю, это разумно.

— Она начала задание, — продолжал Секретарь. — оно связано с семьей Блэкуордс и их знаменитым торговым домом.

— А. — произнес Юдика, словно это все объясняло.

Секретарь перевел взгляд на меня.

— Тебе с самого начала необходимо знать, Бета, — начал он. — …что твое нынешнее задание очень важное. Некоторые из заданий — это всего лишь практика, тренировки, чтобы оттачивать навыки наших студентов.

— Но это задание — не из таких, — подтвердила я.

Он кивнул.

— Верно, совсем не из таких. Я не говорил тебе, но это задание связано с некоторой опасностью.

— Риск не пугает меня, — ответила я.

— Очень хорошо, — заметил Секретарь.

— Но, — добавила я. — …предупрежден — значит вооружен. У Вас была причина не говорить мне об этом?

— Только опасение, что знание может выдать тебя. — ответил Секретарь. Он изящным жестом поднял свою крохотную чашечку и сделал маленький глоток. — Зная это, ты могла бы стать излишне бдительной, предпринимать слишком заметные усилия, чтобы защититься — и тебя бы разоблачили.

Я понимала его опасения, хотя мне было очень досадно предположение Секретаря, что я могу быть настолько неловкой.

— И какую же опасность может представлять семья Блэкуордс? — поинтересовалась я.

— В сущности, никакой, — произнес Юдика. — В самих Блэкуордс нет ничего особенного. Но, если они действительно виновны в тех преступлениях, в которых мы их подозреваем, у них есть контакты, которые могут нас заинтересовать.

— Бета, — произнес Секретарь. — Мы подозреваем, что здесь, в Королеве Мэб, действует крупное еретическое сообщество. Похоже, они достают через торговый дом «Блэкуордс» нужные им реликвии, или используют торговый дом, чтобы выполнять эту работу. И похоже, они обманом и прельщением получили возможность влиять на все слои городского общества. Вполне возможно также, что они знают о существовании Зоны Дня.

— О… — только и произнесла я.

— Для школы и учеников, выполняющих задания, это должно оставаться в строжайшей тайне, — сказал Юдика. — Если Зону Дня обнаружат, мы должны принять все меры, чтобы обнаружить и уничтожить предателей, проникших сюда, или нам придется прекратить нашу работу и перенести школу в другое место.

— В другую часть города? — не поняла я.

Секретарь и Юдика переглянулись.

— На другую планету, — ответил Секретарь.

— Если Зону Дня раскроют, — произнес Юдика. — …это будет необходимо. Подготовка агентов, подобных тебе, слишком ценно для Священного Ордоса, чтобы идти на какой бы то ни было риск.

— И что теперь будет? — спросила я.

— Пока продолжаем все как было, — ответил Секретарь. — Юдику направил сюда Ордос — да благословит его Трон — чтобы контролировать ситуацию. Он будет наблюдать за школой и оценит степень возникшего риска.

— Если повезет, я смогу найти и обезвредить врага, — пообещал Юдика.

— На некоторое время Юдика будет нашим ангелом-хранителем, — заключил Секретарь. Он снова кашлянул. Снова раздалось статическое потрескивание.

— Значит, завтра… — начала я.

— Возвращайся к работе, — подхватил Секретарь. — …и продолжай задание. Необходимо продолжать все задания, словно ничего не произошло. Ты — не единственная из учеников, которые участвуют в чем-то большем, чем обычное практическое занятие.

— А вечером, когда вернешься, — произнес Юдика. — …может быть, подготовишь краткий доклад для меня и Секретаря? Будем делать это ежедневно начиная с сегодняшнего дня. Эбон будет ждать тебя.

— Конечно, — уверила я. Честно говоря, я была просто ошарашена, когда услышала, что он назвал Секретаря по имени — словно они были старыми друзьями, или, по крайней мере, равными по положению.

524
{"b":"545139","o":1}