ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это карта эльдарской Паутины? — изумился Клют. — Но кто ее создал?

— Чего не знаю, того не знаю, — признался Чевак, на гладком лице которого читалась немалая досада. — Но в тексте есть убедительные указания на это.

— Поразительно, — выдавил Клют, листая большим пальцем страницы из плоти. На каждой имелись аннотации, написанные тонкими шрамами, которые нанесли на кожу пером с кристаллическим наконечником.

— Переплет фолианта сделан из легкого металла, состав которого я пока не определил. Он невероятно прочен, так что, вероятно, изначально это была броня. Среди филиграни и прочих деталей есть символы, подобные знакам почета времен войн за Объединение Терры.

— Но это не отвечает на мой вопрос, а лишь создает новые.

— Стражи Имперского Дворца и личные телохранители самого Императора носили подобные знаки на своих доспехах еще до Ереси. Они, несомненно, могли обеспечивать безопасность столь честолюбивого проекта, как построение человеческой части Паутины. Наверное, ее сооружением занимались Магос Этерикус и Мастера Эмпирей из Адептус Механикус, хотя сомнительно, что жречество Марса видело что-то подобное за последние тысячелетия.

— А плоть? — перебил явно встревоженный Клют. — Какие несчастные пожертвовали собой, чтобы стать частью этого сокровища?

— Механикус и Адептус Кустодес требовалась психическая защита при строительстве нового отрезка Паутины, для чего идеальным выбором было военное крыло Адептус Астра Телепатика. Сестры Безмолвия набирались исключительно из неприкасаемых. Это плоть такой сестры, парии, что доказывает твоя реакция на открытый Атлас, и это притом, что мы с тобой даже не псайкеры. Кровь черной души все еще течет по этим сосудам и наполняет вены, артерии и капилляры, создавая образ лабиринтов Паутины так же, как ее невидимые пути вьются сквозь нематериальное измерение.

— Невероятно, — пробормотал Клют.

— Я могу лишь предполагать, что эта книга — жутковатая, хотя и изобретательная попытка описать, как скиталась после разрушения врат на Терру та невезучая армия Адептус Кустодес, Сестер Безмолвия и Адептус Механикус, что строила и защищала человеческую секцию Паутины.

— Просто невозможно поверить.

— Да, — с сожалением кивнул Чевак. — И это приводит меня в ярость. Кто, кроме самого Бога-Императора, смог бы подтвердить хотя бы часть всего этого?

— Но если Паутина настолько огромна, как мы считаем, то как может одна книга — даже такая невероятная, как эта — вмещать всю ее карту?

— Посмотри в нее снова, — предложил Чевак.

Клют глянул на страницу, которую рассматривал до этого.

— Она теперь другая, — удивился он.

Рисунок сосудов изменился: новые наполнились кровью и проступили на поверхности, а другие поблекли и исчезли в пергаментной плоти, когда доступ крови к ним прекратился. Цвет кожи также слегка изменился, возникли другие белые каракули шрамов — новая подпись.

— Мирадор?

Чевак улыбнулся.

— Кадия. Видимо, еще до того, как туда впервые ступила нога имперца. Я не знаю, каким образом книга это делает, но она определенно чувствует, кто смотрит на ее страницы. Ты хочешь вернуться в Империум, и она показывает тебе Кадию.

— Воистину, чудесный артефакт, — согласился Клют, осторожно застегнул золотые застежки и с не меньшей осторожностью положил фолиант на стол. — Но, милорд, скажите, чего хотите вы сами?

— Чего я хочу?

— Это довольно простой вопрос.

— Я знаю, чего не хочу.

— Милорд, — сказал Клют, голос стал напряженным. — Десятилетия своей жизни я потратил на то, чтобы найти в этом ужасном месте хотя бы намеки на то, что вы живы. Я водил компанию с предателями, еретиками и демонхостами, изменил своей вере, и этого мне никогда не простят ни собратья-инквизиторы, ни я сам.

Клют сделал паузу. Похоже, усталость и истощение брали над ним верх.

— Это место, оно оскверняет саму мою сущность. Я чувствую это собственной кожей. Я боюсь за свою душу, несмотря на то, что предпринял все меры предосторожности, как физические, так и духовные. Я хочу уйти отсюда, хочу вернуться домой, пусть даже и ценой за билет станет преследование.

— Ты хочешь очиститься от греха, — резко сказал Чевак. — Никакой пуританин или костер не сможет дать это тебе. А чего хочу я? Что ж, это никогда не было моим желанием. Я глубоко тронут тем, что ты для меня сделал. Если бы в галактике была только одна душа, на которую можно было бы положиться, то это был бы ты. Ты был прекрасным учеником и, как я говорил когда-то, другом, которого я не заслужил. Но я никогда не просил тебя об этом. Ты сам захотел. Вернее, этого потребовало твое чувство вины. Той же вины, которая гонит тебя в Империум, что готов вздернуть тебя на дыбу за верную службу и добрые намерения. И, как ты выяснил, друг мой, дорога в Око Ужаса вымощена такими намерениями.

— Значит, вы не вернетесь? Все было тщетно, — заключил Клют. В этот миг, сидя в кресле стеллаграфиума, он будто поседел и постарел еще сильнее.

— Раймус, ты достиг невозможного. Я поражен, что ты действительно смог меня найти. Если бы мои враги обладали хотя бы частью твоих инстинктов, я давно был бы мертв. Возьми же немного того огня, что сокрыт в твоем сердце, и продолжай делать то, что уже начал — дело Императора — здесь, вместе со мной, там, где немногие отваживаются на это. Я долго был один, и ты, конечно же, знаешь, что я поступаю по-своему, но твои советы я всегда ценил, и буду ценить их снова, если ты решишься идти прежним путем.

Выражение лица Клюта оставалось непроницаемым.

— «Странник», — повторил он слова Эпифани. — Нежданный гость, вестник шанса…

— …и разрушения, — закончил фразу Чевак. — У твоей юной прорицательницы есть дар, но ее толкование оставляет желать лучшего. Ты беспокоишься насчет «Сангвиния». Боишься, что пожертвуешь собой, как он сам, и разделишь его судьбу.

Клют поднял бровь.

— Пластинка была перевернута, — продолжал Чевак. — Это означает не жертву — особенно в сочетании с картой мечей — но уязвимого врага, трещину в его броне. Как удар Сангвиния, который пробил защиту Гора и привел к его уничтожению.

Клют кивнул. Между двумя собеседниками повисло долгое молчание.

— Хотите услышать нечто забавное? — наконец спросил Клют.

— Не против.

Клют повел рукой, охватывая жестом все, что их окружало.

— Из-за того, что пункт назначения этого корабля мог вызвать вопросы, я зафрахтовал его, воспользовавшись полномочиями вашей инквизиторской инсигнии. «Малескайт» зафрахтован на ваше имя, — двое обменялись улыбками. — Я не имею права приказать кораблю возвращаться на Кадию.

Улыбки перешли в смех. Чевак налил Клюту с глоток амасека, забрал себе кувшин и произнес тост за духовное здравие обоих.

Звон тревожного колокола пронизал все палубы и заглушил их смех. Отзвуки веселья все еще затихали, когда по громкой вокс-связи раздался голос капитана Торрес.

— Код алый: мы подверглись нападению. Инквизитор Клют, на мостик, немедленно.

Чевак схватил Атлас Преисподней, сунул его в складки арлекинского плаща и вслед за Клютом покинул стеллаграфиум, оставив притихшего безумца Гвидетти мирно покачиваться в подвесной клетке.

Волнение и шум

трансепт — поперечный неф готического собора

lancet screen — сводчатый экран

Песнь IV

Командная палуба, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса

Входят КЛЮТ и ЧЕВАК

На мостике царила суматоха.

Капитан Торрес, казалось, была повсюду и отдавала приказы нескольким офицерам, перекрикивая звон тревоги. Множество сервиторов, вмонтированных в роскошный готический интерьер мостика, сквозь обвислые губы и пожелтевшие зубы стрекотали друг на друга руническим кодом, а логические устройства командной палубы обрабатывали огромный объем данных.

Здесь уже находились Эпифани и «Отец». Варповидица обхватила руками спинку капитанского трона. Торкуил находился внизу, в трансепте с логосами и блок-сервиторами, и переключал древние регуляторы и плунжеры серворуками и мехадендритами. Сводчатые экраны, возвышающиеся вокруг них, были заполнены гелиотропным туманом Ока и зловещим мерцанием отдаленных звезд.

609
{"b":"545139","o":1}