ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Здесь слой жидкости на полу был глубже, а окна забрызганы и измазаны кровавой жижей, и технодесантник недоумевал, почему до сих пор не закоротило подачу энергии к логическим машинам, кодификаторам и руническим банкам. В вонючей слякоти высились кучи внутренностей, плавали пальцы и валялись обломки костей. Жирные крысы размером с собаку дрались и пищали над ссохшимися конечностями, а прочие, находящиеся в разных стадиях разложения органы — сердца, печенки, почки — мерзостными трофеями украшали консоли и инструменты.

Медные автоматроны восседали на покрытых коркой грязи возвышениях, неподвижно отслеживая работу систем «Геллебора». Со сводчатой крыши командной палубы свисали тяжелые цепи, которые поддерживали целый лес трупов. Тела висели вниз головами, колыхая руками, и у всех на плечах остались лишь неровные обрубки шей. Торкуил предположил, что их черепа можно было найти снаружи, на обшивке корабля.

Двигаясь вдоль стены командной палубы, Торкуил вскоре обнаружил мнемонический когитатор. Эта машина выглядела самой заброшенной — культисты больше интересовались, тем, куда они летят, а не тем, где были раньше — но все еще действовала и активно записывала текущую стычку кораблей в свои хранилища памяти.

Стерев отпечаток ладони, размазавшей сгусток крови внизу ближайшего окна, Реликтор увидел, что «Геллебор» замедлился и полетел параллельно «Малескайту», стараясь не промахнуться и не столкнуться с торговым кораблем. Замерзшие тела пилигримов Кхорна дрейфовали вдоль борта «Малескайта», периодически налетая на его архитектурные формы и разбиваясь на куски.

Положение кораблей встревожило Торкуила. Встать параллельно движущемуся, преследуемому судну, чтобы можно было начать абордаж — это был слишком сложный маневр для механического автоматрона или автоматизированных систем корабля. Несмотря на кажущееся большим расстояние, два корабля почти соприкасались.

Торкуил вернул болтпистолет в кобуру, снова включил зашипевший силовой топор, повернулся и стал всматриваться в сумрак командной палубы. Он поднялся по скользким ступеням к капитанской кафедре, где ему пришлось проталкиваться через чащу свисающих на цепях тел. Пальцы их рук дотягивались до приподнятого пола рампы. Среди груды сочащихся кровью трупов Торкуил нашел трон капитана, зловеще повернутый к нему спинкой. Космодесантник протянул серворуку, поднял силовой топор, готовый нанести смертельный удар, и медленно развернул трон.

Тот был пуст, если не считать шлема от силового доспеха — красного, как шлем самого технодесантника, но усеянного шипами, неухоженного и древнего. Уродливая ротовая решетка, характерная для пятой модели, форма спереди напоминает бычий череп. Шлем побурел от времени и был увенчан острыми рогами.

Кто-то приблизился к возвышению сзади. Торкуил обернулся, часть серворук устремилась к не предвещающему ничего хорошего шлему, часть развернулась на шум. Затем все вокруг наполнил жуткий лязг цепного оружия, отдающийся эхом по замкнутому пространству мостика. Реликтор приник к мокрому грязному полу. Он мельком увидел короткий и толстый кистень с ударной частью, неаккуратно собранной из множества пересекающихся пил-лезвий, которые жужжали и искрили, ударяясь о пол и цепляясь друг за друга. Блестящая от крови тень поднялась в полный рост среди множества покачивающихся трупов. Она подняла руки, и зловонное тряпье, что прикрывало ее, каскадом обрушилось с могучих плеч, открывая сверкающие, насквозь промоченные кровью силовые доспехи времен Ереси, одновременно и великолепные, и отвратительные на вид. Гигант был весь увешан мерзостными трофеями и покрыт символами, посвященными Кхорну, Мяснику Душ, Владыке Ненависти, Упивающемуся Безумной Яростью. Покрытый шипами наплечник был забрызган в недавней бойне, и на нем виднелся знак в виде раскрытой пасти — символ легиона-предателя, печально известных Пожирателей Миров. Космический десантник Хаоса разразился громоподобным ревом сумасшедшего.

Впрочем, куда больше внимания заслуживал вой чудовищного цепного кистеня, который этот монстр оторвал от палубы и занес над головой одним плавным, вселяющим страх движением. Останки жертв заколыхались, конечности полетели во все стороны, когда сокрушительное оружие, жужжа, начало рассекать и разрывать тела. Пожиратель Миров словно заключил себя в непрекращающийся круг разрушения и крови. Хаосит ревел на каком-то темном наречии, проливая кровь, рассекая механизмы и пол капитанского возвышения. Все вокруг затуманилось в поднимающейся от трупов багровой дымке.

Яростный удар кистеня прошел над шлемом пригнувшегося Торкуила, и тот ринулся сквозь кровавую бурю и дождь из плоти на Пожирателя Миров. Но берсерк, полный адреналина, оказался куда быстрее, чем думал Реликтор, и неожиданно увернулся. Не задумываясь, хаосит дугой обрушил скрежещущий кистень на космического десантника. Избежать удара было невозможно, и он начисто срезал один из придатков мехадендритовой конечности.

Торкуил инстинктивно отступил и упал на спину. От внезапного столкновения с полом силовой топор вылетел из его хватки. Реликтор перекатился под размывшимися от скорости пилами-лезвиями и бросился вперед. Мокрая от крови палуба как нельзя лучше подходила для того, чтобы проскользнуть по ней, врезаться в Пожирателя Миров и сбить его наземь.

Керамитовые пластины столкнулись, двое космических десантников неуклюже повалились на пол. Они пропахали кровавое болото, свалились с капитанской кафедры, врезались в лестницу и с грохотом покатились вниз по ступеням. Берсерк рухнул на спину и зашарил вокруг в поисках цепного кистеня, который упал в опасной близости и отключился. К сожалению, силовой топор Торкуила лежал в грязи на возвышении, но еще оставался болтпистолет. Реликтор вытащил его, и в тот же миг Пожиратель Миров вцепился в рукоять кистеня. Хаосит взмахнул и угодил шипастым наконечником в забрало Реликтора, а обратным движением вышиб пистолет.

Технодесантник упал, погрузившись шлемом в кровь и слизь, и потянулся сквозь мерзостную слякоть за пистолетом. Не получилось. Торкуил откатился назад и врезал бронированным локтем усиленной бионикой руки в искаженное лицо противника. Оказавшись рядом с Пожирателем Миров, Реликтор увидел, что у того из нижней челюсти торчит пара напоминающих бивни клыков. Они сломались от удара, и обломки вонзились в и так уродливую морду воителя Кхорна. Отплевавшись кровью и осколками зубов в сводчатый потолок, Пожиратель Миров зарычал и словно молотом ударил Торкуила в лицо своей шипастой перчаткой, а затем снова огрел его безжизненным кистенем, зажатым в другом кулаке.

Эта бесхитростная рукопашная продолжалась, пока два мехадендрита Торкуила не поднялись над распростертым хаоситом и не обрушили на него острые сервоклешни. Те раскрылись и вонзились в ржавый палубный настил, зажав запястья Пожирателя Миров и пригвоздив его к полу. Монструозный полубог озверел, задергал конечностями, защелкал жуткими окровавленными зубами и завыл на Реликтора от ненависти и беспомощной ярости.

Технодесантник подполз к нему через кровавое месиво и придавил собой закованного в древние доспехи противника. В сравнении с тем Торкуил выглядел спокойным и хладнокровным. Он охватил руками жилистую шею десантника Хаоса и сдавил ее. Воин-маньяк выгнулся и напрягся, отчаянно пытаясь высвободить руки, но те были прочно прижаты к палубе. Гротескная морда внезапно рванулась к Торкуилу. Чудовище согнулось дугой и начало бодать Реликтора в нагрудник с какой-то извращенной целеустремленностью, как будто пытаясь пробить себе череп. Хватка Торкуила только стала крепче, когда он почувствовал, как пальцы продавливают узлы мышц и сухожилий на мощной шее и начинают сокрушать толстые позвонки.

Как у какого-то раненого равнинного животного, поверженного быстроногим хищником, грудь Пожирателя Миров тяжело вздымалась, и на какой-то миг он перестал вырываться. Затем охотник за черепами начал извиваться внутри собственной зловонной брони. Технодесантник подумал, что враг просто корчится в конвульсиях, однако это оказалось нечто совершенно иное. Кости в бычьей шее еретика начали трещать и раскалываться, и в этот миг Пожиратель Миров ударом кулака пробил собственную освященную ненавистью броню между нагрудником и наплечником, где металл проржавел от крови. Торкуил с трудом мог представить, как ему это удалось. Возможно, внутри доспехов чудовище представляло собой искаженное месиво с атрофированными конечностями и истощенным телом. Вероятнее всего, монстр настолько обезумел от жажды крови и насилия, что ему ничего не стоило вывернуть руку и разбить собственный кулак. Это сработало, и Реликтор поплатился за то, что не придал значения этому движению.

612
{"b":"545139","o":1}