ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
100 великих мистических тайн
Парижский детектив
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Бойся, я с тобой
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Крушение небес
Современные родители. Все, что должны знать папа и мама о здоровье ребенка от рождения до 10 лет
Отличная квантовая механика
Содержание  
A
A

Изуродованная рука стиснула что-то среди окровавленных шкур и мехов, обмотанных вокруг талии чудовищного воина. Пожиратель Миров нашел то, что искал, и Торкуил внезапно понял, что смотрит прямо в дуло короткого болтпистолета со стволом в форме однорогого зверя-демона, одного из скакунов Кровавого Бога. Дернув головой в сторону, технодесантник уклонился от нескольких первых болтов, просвистевших мимо уха, затем разжал хватку на горле противника и вцепился в его пистолет.

Двое космических десантников сражались за оружие, а оно тем временем изрыгало взрывчатую ярость по всей командной палубе, раздирая стены и рунические хранилища, пока, наконец, не свершилось худшее. Шальные болты выбили стаккато по укрепленному стеклу одного из окон мостика. Снаряды не пробили его, но силы ударов хватило, чтобы по стеклу начала расползаться паутина трещин.

Пожиратель Миров взревел и в упор нацелил пистолет в лицо Торкуила. Реликтор знал, что бой надо закончить как можно быстрее, и, хотя обычно он не поддавался приступам ярости, как его противник, воин отшвырнул лишенную брони лапу чудовища в сторону и начал бить керамитовым кулаком, как отбойным молотом, дробя жилы и плоть бычьей шеи хаосита. Бронированный кулак сломал позвоночник гиганта, сокрушил его трахею и размолол разорванные артерии. Зависнув над монстром и подняв руку для нового удара, Торкуил ждал и смотрел, как последние капли бессмысленной жизни Пожирателя Миров покидают его тело, как он глотает воздух, пытаясь наполнить легкие, уже забитые сгустками крови и клочьями плоти. Первый раз за много лет безумное отродье перестало сражаться и, наконец, позволило неизбежной смерти поглотить себя.

Поднявшись на ноги, Реликтор вернулся за топором, сунул в кобуру мокрый от крови болтпистолет и принялся за руническое хранилище, буквально вырубая мнемонический когитатор из консоли у дальней стены.

Хлюпающий скрежет, раздавшийся между очередными ударами, оповестил Торкуила о приближающейся угрозе. Медленно повернувшись с высоко поднятым силовым топором, технодесантник увидел тошнотворное зрелище. Пожиратель Миров брел по багровой слякоти, с трудом волоча огромное тело вместе с массой доспеха. Голова жутким образом свисала набок, демонстрируя сломанный позвоночник, кровавые пузыри пенились в дыре, пробитой в шее чудовища. Жажда убийства заменила ему жажду жизни. Одним злобным глазом хаосит уставился на Реликтора и навел на него болтпистолет, который он держал в ослабевшей руке. Ствол дрожал, но был направлен достаточно ровно, чтобы очередь порвала технодесантника пополам, если только у обезумевшего сверхчеловека хватило бы кислорода, чтобы нажать на спуск.

Торкуил повернул голову. Он уже запустил серворуки внутрь рунического хранилища и теперь неподвижно стоял под прицелом Пожирателя Миров. Прошло несколько мгновений. Торкуил решился.

Зажав когитатор в гидравлических руках, технодесантник вырвал запоминающую машину из стены и, развернувшись, метнул тяжелый блок памяти в Пожирателя Миров. Невероятно, но в крови воина еще оставался адреналин — бронированная фигура увернулась, и вращающийся механизм пролетел мимо. С демонической целеустремленностью хаосит снова вскинул оружие, готовый стрелять. И выстрелил бы, но мнемонический когитатор врезался прямо в ослабленное болтами окно позади и пробил его насквозь.

Мостик «Геллебора» охватила кровавая буря, и воющие порывы ветра понесли за собой тела. Хватаясь за все подряд, что только могло послужить опорой против непроглядного шторма, Торкуил, наконец, вцепился во что-то и держался, пока все вокруг с воем вытягивало в вакуум. Когда взвихрившуюся с пола жижу унесло, и воздух расчистился, Реликтор обнаружил себя в одиночестве. Лишенного шлема врага унесло вместе с кровью, которую он же, скорее всего, и проливал. Разжав хватку серворук, Торкуил сделал несколько шагов, прикрепляясь магнитными подошвами к очищенной палубе, и прыгнул в зияющую дыру, пробитую в окне мостика.

Вихрь, проносящийся по всей длине «Иконоборца», понес космического десантника со скоростью болт-снаряда в ледяную глубину космоса. Вскоре технодесантник настиг мнемонический когитатор. Неловкий бросок был слишком слаб, чтобы машина смогла улететь далеко, к тому же ее замедлило непрочное стекло, и волна, рванувшаяся из декомпрессированного корабля, оказалась куда быстрее. Корпус «Малескайта» увеличивался, расстояние до него уменьшалось, и Торкуил уже видел, как одна за другой величественно выступают наружу его лазерные пушки. Все культисты-каннибалы разлетелись на мерзлые обломки, и Торрес восстановила работу жизнеобеспечения в отсеках правого борта корабля. Артиллерийскую палубу заполнили опытные и полные энтузиазма матросы и тут же начали подготавливать к стрельбе громадные орудия. Капитан, как и предписывали флотские правила, не собиралась уходить, оставив вражеский корабль пригодным к сражению.

Зрелище не захватило Торкуила настолько, чтобы он забыл о том, что на столь значительной скорости наверняка врежется в торговый корабль. Тогда мнемонический когитатор разобьется, и потенциально ценная информация будет утрачена. Схватив тянущийся позади машины кабель, Реликтор направился к одному из открытых ангаров судна. Он пролетел сквозь фазовое поле, поддерживающее давление, умудрился не столкнуться с бронированным бортом корабля и молнией влетел внутрь. Космический десантник сжался, готовясь к удару. Словно метеор, он с треском керамита врезался в палубу и покатился между двумя лихтерами «Арвус», будто крутящийся фейерверк, высекая снопы искр и ломая детали сервосбруи.

Реликтор ударился о стену ангара с куда меньшей силой, чем если бы врезался в борт «Малескайта», и резко остановился. Все еще сжимая помятый когитатор, местами сияя раскаленными от трения пластинами силовой брони, Торкуил увидел, как к нему бегут несколько человек из обслуживающего персонала ангара, вооруженные огнетушителями. Они столпились вокруг рухнувшего великана и собрались выпустить на него углекислый газ и пену, но тот остановил их, подняв руку. Несколько слуг из Независимого торгового владения Торрес сообщили по вокс-связи о происшествии на мостик, в то время как другим, которые хотели помочь десантнику подняться, пришлось отступить из-за жара, исходящего от его доспехов.

Когда слуги подтвердили, что Реликтор на борту, Торрес отдала приказ стрелять. Торговый корабль открыл огонь всем правым бортом, мегакалиберные лазерные пушки изрыгнули чистую энергию, и корабль содрогнулся, когда их лафеты с грохотом отъехали назад. «Геллебор» принял залп практически в упор, без щитов, и в тот же миг накренился под напором выстрелов. Его левый бок превратился в месиво раскаленных обломков, а палубы затряслись от вспыхнувших всюду пожаров и взрывов.

Технодесантник смотрел, как корабль хаоситов уплывает прочь. Вокс-бусина в шлеме Реликтора зазвенела. Его вызывал мостик. Говорил Чевак.

— Ты забрал его? — спросил высший инквизитор, сразу перейдя к делу.

— Да, инквизитор, — ответил Торкуил. — Он у нас.

Уходят

Песнь VI

Корабельная часовня, вольный торговый корабль «Малескайт», Око Ужаса

Входит КАПИТАН РЕЙНЕТТ ТОРРЕС

Торрес настояла на том, чтобы секреты мнемонического когитатора «Геллебора» исследовались в часовне корабля. Капитан решила, что если большая адамантиевая аквила, образы и изваяния Бога-Императора и найденные Торкуилом святые артефакты способны сдержать мощь Гессиана, то и проклятое руническое хранилище данных тоже будет здесь безопасным для окружающих.

Впрочем, Чевак утверждал, что машина не одержима и не осквернена, и Реликтор подтвердил, что это всего лишь древнее корабельное устройство, которое надо только отмыть от крови, умастить благословенными маслами и восстановить при помощи молитв.

Когда охраняющий дверь громила с Савлара впустил ее в часовню, Торрес увидела Клюта, который стоял на коленях и молился. Он находился поодаль от группы, собравшейся вокруг когитатора, и выглядел так, будто хотел извиниться за длинные рунические кабели и провода, протянутые вдоль скамей и алтаря. Эти штуки тоже раздражали капитана, а она еще не отошла от опасной схватки с эсминцем кхорнатов.

613
{"b":"545139","o":1}