ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Осторожно ступая меж щебня кучами щебня и мангровыми зарослями, Чевак пробрался к берегу. Озадаченные спутники проследовали за ним. Этот заброшенный холм — древний и обезлюдевший улей-сателлит — превратился в гористый остров, у подножия которого плескались булькающие, источающие метан верховые воды.

— Нам туда надо? — окликнула Чевака Эпифани, которая находилась выше по склону. Теперь варповидица намеревалась жаловаться на спуск, а не на подъем.

— Да, то, что мы ищем, находится в Аблютре, — подтвердил Чевак, стоявший у края воды, и пробормотал: — Но как же мы туда доберемся?

Те же слова миг спустя повторила и девушка-псайкер. Инквизитору в кои-то веки удалось предугадать, что скажет провидица, а не наоборот.

Вопрос повис во влажном воздухе. Клют и остальные нагнали Чевака. Бывший дознаватель думал, что к тому моменту, как они подойдут, у высшего инквизитора появится ответ, и очень удивился, когда тот промолчал. В конце концов Чевак выдал лишь:

— Там, наверное, не очень глубоко.

Вся группа уставилась на жижу, перемежающуюся медлительно текущими ручьями, гнилостными заводями и островками торфа, которые удерживались на месте лишь благодаря переплетениям гниющих корней осоки и пальм.

Возражения притихли, едва начавшись, когда маслянистую жижу вдруг что-то взбаламутило и закрутило водоворотом. Под поверхностью показалась широкая плоская голова невероятных размеров, которая распахнула огромную пасть, втянув в себя целое озерцо. Чевак и его спутники увидели зияющую, беззубую и, судя по всему, бездонную глотку зверя, который фильтровал воду и пожирал пойманные метаногенные организмы, копошащиеся в пасти-ловушке. Пирующий гигант представлял собой отвратительное зрелище. Хотя у чудища с пастью, раскрывающейся словно зонт, и не было клыков, способных разорвать человека, его внезапное появление из глубин ясно давало понять, что за опасности могут крыться в болезнетворной трясине.

— Похоже, глубина тут не главная проблема, — сказал Клют. Все пятеро отступили от зыбкого берега.

Свет на какой-то миг померк, и по лбу Чевака пробежал холодок. Он пригнулся, чувствуя, что им грозит опасность, и посмотрел вверх. Клют и остальные тоже постарались укрыться. Когда солнце снова начало припекать лица, они увидели, что над ними пролетело какое-то воздушное судно. Оно двигалось совершенно бесшумно, и никто, даже Торкуил со своим сверхчеловеческим слухом, не расслышал ничего, кроме бульканья и плеска болота. Это был воздушный шар, сшитый из кусков пластволокна и опутанный грязными, но крепкими снастями. Примитивная метановая горелка, закрепленная на подвижной рамке, подогревала воздух в баллоне и позволяла управлять воздушным кораблем. Под шаром висела открытая пласталевая рама, с которой свисали цепи и такелаж, а также был закреплен некий механизм, напоминающий огромный арбалет или баллисту, нацеленный вниз. Болотные цыгане в грязных лохмотьях кишели на машине, свисали с такелажа и пытались совладать с лебедкой и подготовить к выстрелу гигантский гарпун.

Спрятавшись в высокой осоке, Чевак и его отряд наблюдали, как воздушное судно сначала приблизилось, а потом пролетело над ними. Острый, крючковатый наконечник гарпуна проплыл над головами. Воздушный шар приподнялся, достигнув воды, и завис на месте, выжидая подходящий момент для удара. Отвратительное чудище снова показалось над поверхностью и одним невероятным глотком всосало в себя половину ручья. Баллиста мгновенно выстрелила, и чудовищный цыганский гарпун глубоко вонзился в голову зверя. Оружие пронзило пасть жертвы насквозь, крюки на наконечнике раскрылись, заякорив ее. Цыгане разразились радостными криками и натянули трос. Фильтратор задергался и заметался во все стороны, отчаянно пытаясь освободиться, отчего легкая рама корабля выгнулась, и цепи начали с лязганьем биться друг о друга. Чтобы не упасть, охотники уцепились локтями и коленями за пласталевые прутья. Цыган, управляющий горелкой, раздул ее как следует и направил воздушное судно в небеса, волоча следом чудовищную добычу. Существо было огромным, но большая часть его туши состояла из пасти, за которой тянулось змееподобное тело с примитивными жабрами и грудными плавниками, идущими по всей немалой длине брюха.

— Высший инквизитор, — предупредил Торкуил, — к нам приближаются многочисленные цели.

— О нет, — сыронизировал Чевак. Он надеялся на такую встречу с того самого момента, когда они увидели воздушный корабль. Инквизитор кивнул Реликтору, благодарный ему и его улучшенному зрению. Клют и Торкуил потянулись за оружием, но Чевак отрицательно помахал им рукой. Он не сомневался, что его люди легко одолеют группу цыган. Однако, прикинувшись пленниками, они смогут быстро долететь до Аблютры и избежать опасностей трясины.

— Делайте как я, — приказал Чевак.

Мангровые заросли внезапно заполнились людьми, пробивающимися сквозь папоротник. Везде кишели болотные цыгане в грязном тряпье и головных уборах из пластволокна, и что-то тараторили на гортанной смеси искаженного низкого готика и корабельного наречия. На вид они были неряшливые и косматые, лица усеяны пирсингом из колец и дешевых побрякушек. Цыгане тыкали в сторону незнакомцев сочащимися пламенем стволами огнеметов, шланги от которых тянулись к помятым бакам с метаном, висящих на бедрах цыган словно сумки. Человек, который, видимо, был их предводителем, выступил вперед. На поясе у него висела кобура со стабганом, а головной убор довершала пара где-то сворованных или подобранных магнокулярных очков. Вожак свирепо и требовательно уставился на отряд. Чевак поднял руки.

— Делайте как я, — тихо, но настойчиво повторил он.

Торкуил с яростью посмотрел на мелких злых человечков с примитивным оружием.

— Не знаю, смогу ли я, — ответил космический десантник.

— Вы уверены? — спросил Клют. Цыгане бросились к нему, обшарили одежду и отобрали пистолет.

— Мы сдаемся, — спокойно объявил Чевак на низком готике.

Клют и Эпифани подняли руки, Гессиан обошелся идиотской улыбкой. Реликтор прижал серворуки к доспехам, чтобы они выглядели чуть менее угрожающе, но с настоящими руками сделать ничего не мог. Цыгане инстинктивно обходили демонхоста и космодесантника по широкой дуге, но весьма тщательно обыскали инквизиторов и варповидицу.

Они повели пленников через мангровые рощи, по гнилостному берегу, держа наготове пыхтящие огнеметы. Очкастый предводитель через каждые несколько шагов настойчиво тыкал в спину Чевака стабганом. Поначалу высший инквизитор воспринимал это спокойно, но после седьмого или восьмого толчка начал подозревать, что вожаку это нравится.

— Мы сдаемся, — повторил он по слогам так медленно, что даже невнятно бормочущему цыгану должно было быть понятно. За это зияющее дуло стабгана нацелилось ему в лицо.

Обойдя заросшую гору острова, инквизитор и его спутники увидели, что болезненное небо кишит большими и малыми воздушными шарами, одноместными гиродирижаблями и вооруженными гарпунами небесными охотниками. Над всем этим парила целая деревня — множество лачуг из холста и гофрированной пластали, поддерживаемых в воздухе разномастными пластволоконными баллонами, связанными цепями и тросами. Предводитель цыган подвел пленников к цепочной лестнице, свисающей из-под летающей деревни, и приказал лезть по ней, что спутники Чевака и проделали с куда меньшим энтузиазмом и рвением, чем он сам.

Пробравшись сквозь люк в палубе летающей деревни, Чевак выпрямился и тут же согнулся, когда ствол огнемета врезался ему в живот. Высший инквизитор резко выдохнул и упал на колени, давясь словами.

— Мы же сдались! — прохрипел он. — Понимаете? — спросил он у приблизившегося цыгана с сальной бородой. — Мы не сопротивляемся. Мы рады лететь с вами.

Бородач проигнорировал настойчивого инквизитора. Цыгане схватили его и наполовину повели, наполовину поволокли по ржавой палубе. Подгоняемые огнеметами, спутники последовали за ним. Приказывать им не пришлось.

— Надо было позволить мне оторвать им руки и ноги еще на земле, — прогремел сзади Торкуил.

626
{"b":"545139","o":1}