ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С новым энтузиазмом Клют еще глубже запихнул руку в жировые складки леди Крульды.

— Вы уверены, что Соверен здесь? — спросил инквизитор, покосившись на грудную клетку, все еще лежавшую на блюде людоедки. — Несмотря на все богатство, леди Крульду в данный момент нельзя назвать процветающей и успешной.

Чевак высунулся из-за туши стонущей, едва ли понимающей происходящее правительницы. На какое-то время он застыл в раздумьях.

— Зря, же, смеялся, глаз — я уже заждался вас… — пробормотал про себя высший инквизитор. Затем поджал губы и стукнул себя по лбу. — Так очевидно.

— Что очевидно?

— Так глупо.

Губернаторская приемная вдруг наполнилась раздирающим уши грохотом выстрелов. В дверях замелькали зеленые бронежилеты и гнилые лица. Гвардейцы-предатели отступали, отстреливаясь из автоганов, которые изрыгали сверкающие потоки высокоскоростных снарядов. Эффектное появление Освобожденных сопровождали вспышки гранат внизу на лестнице. Раздутые, гнилые, похожие на упырей, они тем не менее действовали точно и выверено, как когда-то их обучали на Кадии. Гвардейцы хлынули в распахнутые двери большого зала, арьергард поливал огнем пока еще невидимые орды. Все в помещении, как гости, так и каннибалы, слышали, как неумолимо приближается толпа, чей голодный рев заглушал даже грохот оружия предателей.

И тут они появились — море истощенных тел, деградировавших дикарей с торчащими костями, которые лезли по головам и грязным телам друг друга, чтобы поскорее ощутить вкус плоти. В считанные мгновения они заполнили всю приемную, оглашая залы свирепым воем. Чевак и Клют в ужасе смотрели, как беснующаяся толпа поглощает солдат Нургла, и огромные раздутые тела падают под натиском тощих, алчных ульевиков. Инквизиторы и представить не могли, что можно так легко разделаться с мощью Освобожденных — смертоносного, охваченного болезнями воинства-культа неумирающих. Предателей постепенно задавили числом, невзирая на опустошительный огонь, и утягивали в глубины толпы. Каннибалы, не церемонясь, начали удовлетворять свои прожорливые утробы прямо посреди боя, заживо поедая зловонных солдат культа.

Офицер Освобожденных прохрипел приказ оставшимся солдатам, загоняя их во внутренние покои, пока два раздувшихся от гноя сержанта, наконец, не закрыли двери большого зала и навалились на них плечами. В тот же миг двери зазвенели от ударов кулаков и истощенных тел, бросающихся на богато украшенные створки.

Офицер повернул голову — липкий шар серой гнилостной массы, торчащий из мехового воротника кадианской шинели. Существо, похоже, очень удивилось, увидев Чевака и его свиту. Оно открыло рот, и из наполненных пеной легких выполз таракан.

— Иномиряне, — прошипело оно. Между губ мелькнул опухший язык. — Взять их!

— Подождите! — вскричал Чевак, и солдаты остановились. — Мы можем помочь друг другу. Я ищу монету, это соверен, примерно вот такой величины, — он показал размер пальцами.

— Владыке Всего нет дела до ваших монет и сокровищ, ибо наследие его — вечность, — захихикал офицер Освобожденных. — А теперь говори, где твой корабль.

— По крайней мере мы знаем, что монета не у него, — сказал Чевак.

— Небольшое утешение, — добавил Клют.

Двери огромного зала содрогнулись и затрещали. Офицер указал бледным пальцем на Чевака.

— Скажи сейчас же, иномирянин, иначе ты труп.

— Это я-то труп? — возмутился Чевак. — Ты бы в зеркало посмотрелся.

Офицер Освобожденных выхватил из кобуры ржавый болтпистолет и в гневе выстрелил в высшего инквизитора. Чевак тут же превратился во вспышку радужного света, выскользнул из-под смертоносного потока снарядов и взбежал на гору монет рядом со столом. Болты врезались в чудовищное тело леди Крульды, один попал в висок и положил быстрый конец ее людоедским пиршествам.

Офицер предателей забулькал от гнева, что остальные Освобожденные восприняли, как приказ открыть огонь. Их потемневшее от времени оружие окатило выстрелами апартаменты правительницы, раздирая дорогие шелка, картины и мебель. Сапоги Чевака начали погружаться в денежную кучу, монеты покатились вниз, и гора начала оседать, точно песчаная дюна. Затряслись и обрушились башни из монет, погребая авангард солдат Нургла под лавиной золота и серебра.

Тут замелькали топор, серворуки и мехадендриты Торкуила, отсекая стволы автоганов, расшвыривая совращенных Хаосом гвардейцев и прожигая в кадианских культистах такие дыры от плазмы, что те разваливались напополам. Безоболочечные пули Освобожденных бессильно рикошетили от силовых доспехов Реликтора, поэтому некоторые чумные солдаты обратили древнее оружие против слепой варповидицы. Космический десантник в считанные мгновения оказался рядом, обхватил девушку, создав вокруг нее непробиваемый щит, и принял на себя ураганный огонь, вынося ее из гущи битвы.

Один из сержантов с лицом-гнойником двинулся на Клюта, сжимая в кулаке цепной меч. По пути ржавое от крови оружие срезало головы все еще сидящих за столом аристократов Шпиля, четверо бледных гвардейцев шли следом.

Клют вскинул свой обрез и осыпал Освобожденных солью и серебром, отступая за трон леди Крульды. Там, куда попадала благословенная дробь, плоть предателей пузырилась и дымилась, но пистолету было не под силу остановить их продвижение. Склизкая плоть просто поглощала выстрелы, будто бесчувственная глина.

Клют скривился, когда новые очереди ударили по колоссальному трупу леди Крульды и ее деревянному трону. Инквизитор увидел, как Гессиан следит за врагами из-за ящика с адамантиевыми слитками. Освобожденные приближались, поливая все перед собой пулями, и инквизитор вновь принял решение, тяжким грузом легшее на душу. Выплюнув первые несколько строчек освобождающих заклинаний, выученных у Фалангаста, Клют вернул демону толику его нечистой силы.

В тот же миг ощутив прилив энергии, Гессиан окутался тонким мерцающим покровом эфирного пламени, и его глаза вспыхнули золотым светом. Освобожденные ринулись навстречу демонхосту, из ладоней которого хлынул поток адского огня, сжигая гвардейцев-предателей на месте. Когда Гессиан опустил руки и дьявольское пламя погасло, Клют уже успел перезарядить пистолет-дробовик и рискнул выглянуть из-за трона. Похожий на труп сержант и его солдаты практически не пострадали. Рваная, вспухшая плоть побурела и покрылась ожогами, но распухшие конечности и гнилые лица уцелели в сверхъестественном пламени. Даже аблютрафурские бронежилеты почти не пострадали, их только опалило в нескольких местах. Клют вздохнул. Лицо Гессиана перекосилось в смятении и от потустороннего гнева.

Освобожденные между тем направили древнее оружие на демонхоста, а сержант выхватил цепной меч, чтобы сразиться с существом. Гессиан снова спрятался за ящиком и вновь поднял руки, на сей раз обратив ярость адского пламени на слитки. Куски чистого адамантия полетели в Освобожденных, сокрушая кости и вышибая мозги этим пародиям на гвардейцев, пробивая и броню, и прогнившие тела.

Стены у дверей большого зала поддались, и огромные металлические створки рухнули на пол, придавив собой еще двоих гвардейцев Нургла. В проем хлынула волна безумцев, словно единое, огромное существо, состоящее сплошь из запавших глаз, скрежещущих зубов и окровавленных ногтей. Каннибалы наводнили зал и начали бросаться на все, в чем только билось сердце. Первая волна замедлилась, пожирая гвардейцев у входа и аристократов, как живых, так и мертвых, и это дало Клюту и Гессиану время, чтобы добежать до Эпифани, Торкуила и высшего инквизитора на другой стороне зала.

Отряд вслепую помчался сквозь губернаторские покои, залы и комнаты, а сзади грохотали остатки Освобожденных, возглавляемые офицером. К счастью, стреляли они назад, во вторую волну каннибалов, которая хлынула из бокового прохода и устремилась за ними.

Ввалившись в двери главной опочивальни, Чевак и его свита перебрались через укрепленную кровать леди Крульды и к ужасу обнаружили, что дворец кончился. Они оказались на просторном балконе, с которого открывался лучший вид в городе — на разрушенный пожарами улей и вонючие болезнетворные болота вокруг. Чевак перегнулся через изящную балюстраду и с замиранием сердца увидел, что вселяющее ужас расстояние до основания башни — это только начало отвесного склона. Там, где заканчивались дворец и Шпиль, еще на километры тянулись виллы и звездоскребы, поднимающиеся из сплошного переплетения фабричных труб и дымоходов в подножии города. Высший инквизитор поднял взгляд, разглядывая самоубийственно крутой отрезок стены, отделявший балкон Крульды от посадочной платформы ее персонального челнока. Будучи планетарным губернатором, а также владычицей улья Аблютра, она должна была периодически наносить визиты правителям соседних ульев.

631
{"b":"545139","o":1}