ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пронзительный вопль наполнил ангар, заглушив гимны Конфедерации. Клют обернулся и увидел, что высший инквизитор швырнул в машину Торкуила горшком священной мази, так что теперь с деталей капал благодатный елей, и изрыгал в трубу благословения из открытого гримуара.

— Это мемовирус, — профессионально отметил Клют. Чевак корчился от злости. Лицо покраснело и блестело от пота. У него явно началась лихорадка, так как вирус беспрепятственно расползался по организму и преодолевал его защиту, которая обычно сдерживала болезнь в приемлемом состоянии. Высший инквизитор испытывал физическую потребность в информации, подобную голоду или примитивному желанию избавиться от боли или слабости.

— Он спрашивает одно и то же, снова и снова. Я знаю, что подобные вам натренированы в искусстве допроса, — спокойно заметил Реликтор, — но выглядит так, будто он ожидает, что демон будет ему лгать.

— Конечно, он будет лгать, — резко сказал Клют, которому не понравился критический настрой Торкуила. — Это же создание тьмы.

— Тогда зачем задавать ему одни и те же вопросы? — логично возразил космический десантник. — У него нет тела. Он не может устать. Чевак, как и Даэкропсикум до него, вводит зверя в вечную агонию. Он знает, что демон не ответит, и это дает ему повод мучить его дальше.

— Я же сказал, — Клют, сощурившись, посмотрел на Торкуила снизу вверх, — это вирус. Он время от времени дает рецидивы, особенно во время сильного напряжения.

Однако за его словами крылся страх, что космический десантник все же прав, и что Чевак просто воспроизводит то, что сам претерпел в прошлом, на допросах и пытках.

— Спроси себя, инквизитор, — предложил Реликтор, — почему он испытывает сильное напряжение сейчас?

Клют увидел, как Чевак схватил стазис-контейнер с астрамебой и бросил его на антигравитационную подставку. Из голосового устройства снова раздался вой, когда варп-паразит начал пожирать нематериальную сущность демона.

— Ты лжешь?! — заревел Чевак на машину. Плененное в ней чудовище преодолело новую боль, и вопли затихли, сменившись шипением:

— Даже самому себе…

— Ситуация выходит из-под контроля, — решил Клют. — Что бы ты сделал?

— Я бы не стал без толку мучить тварь или вообще связываться с ней, если можно было бы обойтись без этого.

— Орден Реликторов не славится подобной щепетильностью, — заметил Клют.

— Мы верим, что следует пользоваться инструментами Хаоса против Хаоса, чтобы демоны дрались против демонов. Мы не вступаем в ненужные дебаты с проклятыми и не подвергаем бесплодным допросам нечистых. А теперь очевидно, что эта затея напрасна и бесполезна.

— Я понял, что ты не сделал бы. А что бы сделал?

— Если честно? — Реликтор задумался. — Я бы невзначай потерял проклятый артефакт на Медренгарде или Сикарусе. Пусть бы этот монстр крушил демонические миры его собственных врагов, как он это умеет, и облегчил бы нам работу.

Клют покачал головой, перевел взгляд с уверенного лица космического десантника на полные ярости глаза своего старого начальника.

— Я действительно не понимаю, что я тут делаю, — сказал инквизитор. — Вы все выглядите безумцами, достойными друг друга.

— А что бы сделал ты? — спросил Торкуил.

— Конечно, уничтожил бы, — раздраженно бросил Клют. — Я бы с ним не общался, не пытался использовать или манипулировать им. Изгнал бы эту тварь обратно в адское лоно нематериального проклятья, которое его породило…

Тут он вынужден был замолкнуть. Очередная ложь, искаженная истина или издевательское молчание Маммошада привело высшего инквизитора в полное бешенство, тот схватил гексаграмматический молоток и начал одну за другой штамповать руны чистоты как на мечущейся монете, так и на еретической конструкции Торкуила. Чевак ревел на Соверен, демон визжал в ответ через трубу.

— Ублюдочная тварь!

— Кажется, ты начал получать удовольствие, Бронислав! — прошипел Маммошад. — Почуял вкус жертвы и плети. Думаю, теперь тебе понравится Ариман, который все еще живет в тебе, оскверняет твой ум и загрязняет дух.

Клют схватил друга сзади, крепко стиснув дергающиеся плечи. Торкуил оттащил свое устройство для допроса демона подальше от молотка и высшего инквизитора, который норовил пнуть машину. Чевак скинул с себя руки Клюта и куда-то помчался. Инквизитор и Торкуил мрачно переглянулись, и Клют устремился следом. Он видел, что Чевак покинул ангар через эту дверь, но в коридоре никого не было. Возможно, высший инквизитор решил уединиться в своих покоях, но проход, ведущий к ним, был темным и пустым.

— Милорд? — окликнул Клют. Он пошел вперед, надеясь найти Чевака, вломиться в его личную комнату, если понадобится, и вразумить его. Шаги Клюта постепенно перешли в бег, но посередине коридора он остановился и начал подозрительно осматриваться. Он оглянулся, всмотрелся вперед, пытаясь хоть что-то разглядеть среди теней. Волоски на шее встали дыбом. Что-то было не так. Освещение не работало. Появилось беспричинное чувство, что за ним наблюдают. Инквизитор машинально вытащил из кобуры кадианский уличный пистолет. Он резко развернулся, направив двойное дуло на густую тень перед собой, но сзади его вдруг схватила пара рук: одна закрыла рот, другая легла на шею. Клют попытался вырваться, но его затянули в молитвенную нишу в стене. Человек дрожал, как в лихорадке. Клют услышал тихий шепот. Это был Чевак. Инквизитор успокоился и опустил пистолет. Он попытался повернуть голову, но даже если бы удалось, то он бы все равно ничего не увидел, кроме глаз, озирающихся в темноте коридора. Чевак замер в окутанной тенью нише, и домино-поле его плаща отражало мрак, делая высшего инквизитора совершенно неразличимым.

— Вон там, — прошептал Чевак, подталкивая своего бывшего аколита, чтобы тот выглянул в коридор и увидел темную как ночь секцию впереди. — У входа в мои покои.

Клют прищурился, вглядываясь в проход.

— Маски. Они ждут меня.

— Кто? — спросил Клют. — Кто они? Кто вас ждет?

— Прислужники Смеющегося Бога. Они пришли за своей добычей. Хранители Черной Библиотеки явились за ее секретами и за тем, кто ими владеет.

Клют содрогнулся, вспомнив то, что видел в молодости.

— Арлекинада?

— Раймус, я больше не стану их пленником.

Клют вытащил из кармана вокс-бусину и вставил ее в ухо.

— Капитан Торрес, я хочу встретиться с вами в восточном коридоре, ведущем к археопалубе, у покоев высшего инквизитора. Возьмите с собой охрану и мою сумку. Конец связи.

Они оставались в нише. Клют следил за неглубокими вдохами начальника и ощущал жар, исходящий от истерзанного мемовирусом тела. Наконец в коридоре загрохотали сапоги савларских хемопсов, которых вела Торрес с саблей наголо, а рядом бежал стюард-сержант Рурк, держа наготове штурмовую автовинтовку. Солдаты в ворованном обмундировании, лица которых были скрыты под газовыми масками, топали сзади, сжимая в руках свое разномастное оружие.

— Инквизитор? — крикнула Торрес. Клют выступил в коридор и поймал брошенную ему сумку.

— Инквизитор Чевак полагает, что на «Малескайт» проникли враги.

Клют видел, как капитан быстро прикидывает в уме возможные источники угрозы. Сигнализация не срабатывала, предупреждений о сближении с другими кораблями тоже не было.

— Эти проклятые врата! — выплюнула она.

— Очень вероятно, что это связано с варп-порталом, — согласился Клют.

— Осмотреть коридор! — гаркнул Рурк и включил вокс, встроенный в шлем. — Пес-Два, занять оборону у варп-врат и на археопалубе. Пес-Три, охранять мостик.

— Высший инквизитор? — Торрес повернулась к встревоженному Чеваку. Тот не ответил. Она перешла на другую сторону коридора и потянулась к мощному рычагу на стене.

— Только не надо шуметь, — предупредил Клют.

— К черту, нас взяли на абордаж — я объявляю общую тревогу.

— Эльдары, — пробормотал Чевак.

— Что? — переспросила Торрес, быстро теряя терпение.

— Эльдары. Арлекины.

Торрес подавилась словами и на секунду застыла, пытаясь справиться с прескверной новостью, которую только что услышала.

634
{"b":"545139","o":1}