ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рурк, который привалился к витрине из дымчатого хрустального стекла, приказал:

— Джаггер, Нашида, помогите инквизитору.

Когда те отошли в сторону, Клют увидел, что стюард-сержант получил осколок в живот. В пылу сражения выстрелы Серых Рыцарей разбивали артефакты по всему залу, и гвардейцев осыпали их проклятые обломки. Одной рукой Рурк зажимал рваную рану, а второй держал изображение аквилы, которое свисало на шнурке с его шеи.

— Помогите лучше сержанту, — сказал Клют и бросил одному из штрафников — видимо, Нашиде — бинт и санисептическую жидкость.

— За меня не беспокойтесь, сэр, — выдавил сквозь стиснутые зубы Рурк, — у меня есть вера, она поможет.

— Сегодня, сержант, нам понадобится не только вера, — сказал Клют и подошел к Гессиану.

Сверхъестественная сущность демонхоста обычно хранила его от серьезных повреждений. Демон Гессиан и тело мальчика-слуги Фалангаста были двумя частями одного дьявольского чудовища, и даже ограниченные узами силы демона оберегали его вместилище от того, что могли сделать с ним оружие и силы стихий. Клют подумал, что в их число входила и духовная молния, которую выпустили в демонхоста острия психосиловых алебард Серых Рыцарей. Но ослабленный демон оказался совершенно беззащитен, когда на него обрушилась ударная нулевая волна «решения» Чевака. Тело вассала, утратившее неуязвимость, сильно пострадало от духовных молний.

Он лежал, прижимаясь к прохладной стене пещеры, и черная обугленная плоть смердела и дымилась. Кожа перестала светиться, глаза больше не были маслянистыми и мертвыми, как у куклы. Хозяин снова вернулся в искалеченное тело и неимоверно страдал, отчего глазные яблоки вращались в безмолвной муке. Где был Гессиан, Клют не знал. Инквизитор решил, что травма, нанесенная парией, была так сильна, что адская сущность забилась в какой-то темный угол души хозяина, чтобы зализать раны. Но с тем же успехом он мог предполагать, что чудовище было изгнано обратно в варп.

Клют решил облегчить страдания вассала-хоста, чтобы тот не впал в шок, и вкатил ему дозу успокоительного, какой хватило бы гроксу. Мальчик задрожал и погрузился в кому. Клют приказал гвардейцу Джаггеру найти что-нибудь подходящее и смастерить носилки или волокушу. Найти что-нибудь полезное — на это савларцы всегда были горазды.

Быстро проведав Рурка, которого неуклюже перевязывала Нашида, Клют подбежал к Торкуилу. Будучи Адептус Астартес, тот мог пережить даже самое тяжкое ранение со значительно лучшим исходом, чем обычные люди. Торкуил уже встал, хотя и едва держался на ногах, а кровь и священная смазка текла по изрубленным доспехам и капала на пол реликвария. Левой рукой он держался за плечо Чевака, пытаясь сохранить массивное тело в равновесии и не свалиться. Клют покачал головой: тут его мастерство было бессильно. Торкуил срочно нуждался в операции и уходе, который мог предоставить только больничный отсек корабля. Клют заговорил, глядя на Реликтора, но обращаясь к Чеваку:

— Надо вытащить его отсюда, — это прозвучало как обвинение. — Нам надо всех отсюда вытащить.

Чевак закусил губу. Он знал, что случится.

— Что ж, наш план побега немного испорчен, — ответил он.

Вероятность того, что это произойдет, существовала всегда, но все равно Чевак удивился, когда это случилось в действительности. Хотя Клют был медиком, в минуты гнева кулак у него был тяжелый. С гудящей челюстью и рассеченной губой высший инквизитор неловко отступил и рухнул на пол.

— Так придумай другой, и быстро, — резко сказал Клют.

— Это не поможет, — сообщил Чевак, но Клют уже перебил его.

— Как ты мог такое сделать? — прорычал он с растущим напряжением в голосе. — Ты знал, что эта штука сотворит с ними.

— Необходимый риск…

— Ты их мог убить.

Чевак ткнул пальцем в стазисное хранилище, которое поставил на огромную перевернутую урну.

— Я использовал его, чтобы спасти их. Без него Торкуил бы погиб. Мы все бы погибли. Отдаленно припоминаю, что мы обсуждали определенный сопутствующий урон.

— Обсуждали? — поразился Клют. — Как мы могли обсуждать, когда ты мне рассказал только половину? Я не знал, насколько это мощный предмет. Я не знал, куда ты нас заведешь.

— Ты хотел на Немезиду Тессера, — сказал Чевак, встал и поднял руки. — Поздравляю, инквизитор, вот ты и дома. Хорошо тебя встретили?

— Думаешь, что преподал мне урок, да? Я не это имел в виду, и ты об этом знаешь, — ответил Клют. — Ты хотел свою маленькую игрушку, сказал, что был тут раньше. Нарочно взял с собой Гессиана, чтобы включилась тревога, и ты смог получить доступ в другие помещения. Ты снова поставил на кон наши жизни ради какой-то очередной проклятой безделушки.

— Я обманул тебя, это ты хочешь сказать?

Клют яростно кивнул. Усталый и израненный Реликтор наблюдал, как они обмениваются обвинениями и оскорблениями над его вскрытой грудью.

— Как и ты обманом заставил меня привести «Малескайт» на Немезиду Тессера. Разве у меня был выбор? Раймус, ты мой брат-инквизитор и друг, возможно, единственный настоящий друг во всей вселенной. Но это не мешает тебе быть ханжой и напыщенным ослом.

— А ты — погибель для всех, кто следует за тобой.

Двое прожгли друг друга взглядами, полными гнева и разочарования.

— Слишком поздно, Раймус. Путь домой заказан, — внезапно смягчившись, сказал Чевак. Клют смотрел на него поблескивающими глазами. — Инквизиция будет охотиться на нас, как на ренегатов, которыми мы, собственно, и являемся. Ты же знаешь, что мы все пересекли черту. Ты должен принять это, брат. Я знаю, что тебе больно осознавать это, но это просто вопрос точки зрения. Мы не станем первыми невинными, которых преследовали Ордосы, не так ли? Но если Святая Инквизиция зашорена и скована своими негибкими убеждениями, то мы свободны — свободны действовать. Свободны делать работу Императора. Корбан Ксархос из Тысячи Сынов скоро использует психическую энергию спланированных массовых убийств, чтобы воплотить в реальности Маммошада — Царя Царей, Поработителя Малодушных Миров и Хранителя Склепа Бездны. Он доставит этого невероятно могущественного демона Тзинча своему хозяину Ариману на мире Мельмота. С помощью Маммошада Ариман сможет добиться того, о чем лучше не думать. Нравится нам это или нет, Раймус, но мы сделали это возможным.

Чевак снова ткнул пальцем в зловещего вида стазисное хранилище.

— Мы можем остановить его, пользуясь нужными инструментами. И мы должны ег остановить. Потому что если не мы, то кто?

Клют молчал долго, дольше, чем когда-либо, но постепенно его лицо начало смягчаться. Он оглядел зал, увидев мертвых, раненых и разбитые варп-врата.

— Чем нам помогут все эти разговоры об Аримане, Ксархосе и Маммошаде, когда они за полгалактики от нас? Мир Мельмота на другом краю Ока. А мы застряли в подземном реликварии под секретной крепостью Инквизиции, которая наверняка подняла тревогу наивысшего уровня и вот-вот обрушится на нас с яростью Бога-Императора.

Чевак улыбнулся и похлопал своего бывшего аколита по плечу.

— Да, шансы плачевные, это точно, — признал высший инквизитор, — но я побеждал и с худшими.

Чевак, к которому вернулась толика былого возбуждения и энтузиазма, подошел к похожему на гору трупу ближайшего терминатора и отстегнул герметично закрытый шлем. Пошарив в кровавой слякоти внутри, он выудил вокс-устройство, отряхнул его от жидкости, приложил к ухе и внимательно прислушался.

— Что там? — спросил Клют.

— Переговоры на военной частоте. Нехорошо, — сказал Чевак, пытаясь разобрать закодированный траффик в воксе демоноборца. — Немезида Тессера сейчас полностью изолирована. Все инквизиторы и их отряды предупреждены, что мы здесь. Инквизитор Циарро назначен ответственным за очищение.

— Циарро — пуританская свинья, — сказал Торкуил. — Но весьма эффективная свинья.

Клют согласно кивнул.

— Он отправит сюда всех, кого сможет.

Чевак начал расхаживать по залу как будто без всякой цели, с заинтересованным видом подбирать с пола артефакты и отбрасывать их через плечо, так что они гремели по полу и бились на куски. Он осмотрел доспехи тактических дредноутов Серых Рыцарей и спящих Эпифани и Гессиана. Наконец, он погладил призрачную кость поврежденного паутинного портала, дотронулся до одной из его выпуклостей и приложил ухо к поверхности. Потом он с обеспокоенным видом повернулся и покачал головой.

647
{"b":"545139","o":1}