ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Проклятый, как и книги вокруг него, Чевак был навеки погребен среди всех этих тайн ради собственной безопасности и безопасности галактики. Он чувствовал себя вещью, экспонатом на выставке, когда разноцветные, незнакомые и потусторонние существа склоняли к прозрачным стенам свои высокие остроконечные шлемы, прикасались к стеклу кончиками пальцев и смотрели внутрь. Однажды он увидел представителя своей расы. Это был человек с металлически-серыми волосами, затянутыми в конский хвост, представитель Иллюминатов или какой-то ксеносекты, которого, как и самого инквизитора когда-то, посвятили в секреты искусственного мира. Двое людей посмотрели друг на друга. Посетитель Библиотеки нахмурился, и в его глазах стального цвета, как показалось Чеваку, мелькнула мрачная жалость. В тот день старый инквизитор задумался о невозможном — о побеге.

Обязанностью стражей-писцов таинственного искусственного мира было сопоставлять и истолковывать все внушающие благоговейный ужас знания Черной Библиотеки, собирать и интерпретировать собранную в ней мудрость, чтобы помочь эльдарской расе в ее непрекращающейся борьбе с темными силами хаоса. В то время как загадочный культ воинов-арлекинов охранял Черную Библиотеку Смеющегося Бога, охотился на Хаос во всех его проявлениях и добывал новые потаенные знания, стражи-писцы оберегали сокровища Библиотеки и заботились о них. В число сокровищ входил и Бронислав Чевак. К нему приставили стражницу в темной мантии и серебряном шлеме, которая следила за его выздоровлением и снабжала пленника Призрачной Башни простой человеческой пищей, водой и бесконечным потоком книг и трактатов с окружающих полок, которые инквизитор видел, но не мог достать.

Шорох шторы и страниц на полу из призрачной кости вдруг нарушил статический треск фазовой материализации, сообщающий о прибытии Адара-Ке. В длинных руках стража-писца находилась целая охапка собранных текстов, которые она положила на пол. Она сняла высокий шлем, позволив сине-черным волосам разметаться по спине. Эльдарка была в несколько раз старше древнего инквизитора, но алебастровая, как у феи, кожа на ее высоких скулах по-прежнему оставалась мягкой и упругой. О ее истинном возрасте говорили лишь морщинки у неулыбчивых губ и чуждых глаз.

— Этого в списке не было, — пробормотал Чевак с раздражением старика, претерпевшего множество разочарований. Адара-Ке часто приносила не те тексты, хотя было неясно, результат ли это недопонимания или же отвратительного почерка инквизитора. На вершине кучи лежал массивный фолиант с глухой позолоченной обложкой. Внимание Чевака немедленно привлекли замки, толстый корешок и тусклый блеск золотистого фронтисписа. В корешке находился некий ритмично работающий насос, который тихо, гипнотически вздыхал. Чевак тут же начал водить узловатым пальцем по золоченым изображениям и буквам.

— «Атлас Преисподней», — перевел он с высокого готика и коснулся застежек книги. Длинные бледные пальцы Адара-Ке немедленно метнулись к руке инквизитора и остановили ее.

— Не открывай, — с нехарактерной резкостью приказала эльдарка. Готик стража-писца был идеален, но странно было слышать имперскую речь, с такой четкостью и правильностью слетающую с губ чужака. Адара-Ке нахмурила гладкий, белый как мрамор лоб. Черная Библиотека Хаоса была местом изучения, тихого исследования и размышления, и инквизитор никогда не слышал таких настойчивых слов ни от Адара-Ке, ни от других обитателей этого искусственного мира. Это сразу же заинтересовало его.

— Почему? — спросил он. — Что не так? Она затронута скверной?

Адара-Ке опустилась на колени и положила руки на великолепную обложку «Атласа Преисподней».

— Слушай меня внимательно, мон-ки, у меня мало времени. Этот фолиант — имперский артефакт, созданный в раннюю эпоху вашего человеческого государства. Это одно из самых опасных и могущественных произведений, которые когда-либо хранились в Черной Библиотеке, хотя ни один обычный эльдар не знает этого наверняка, ибо ни один эльдар не видел того, что в нем написано.

Чевак неуверенно кивнул. Он хотел было что-то сказать, но страж-писец прижала кончик своего длинного тонкого пальца к его растрескавшимся и морщинистым губам.

— У меня нет времени на вопросы, сын человеческий — только на ответы. Прямо сейчас в сердце Черной Библиотеки проходит собрание. Вернулся Веспаси-Ханн, началось представление арлекинов, которые услаждают Смеющегося Бога, равно как и Черный Совет, и стражей-писцов Черной Библиотеки. Тебя когда-то удостоили чести лицезреть подобное событие, ведь так?

Чевак кивнул, вспомнив невероятное переживание на Ияндене, где великолепное повествование и ткань реальности слились воедино.

— В этот самый момент, — с непреклонной настойчивостью продолжала Адара-Ке, — я одна из немногих, кто сейчас находится в залах Черной Библиотеки.

Инквизитор понимающе кивнул. Он и сам видел сквозь хрустальную кость тюремных стен, что в залах Призрачной Башни необычно мало писцов и провидцев.

— Черный Совет наблюдал за тобой, пока ты спал и читал. Он собрался, чтобы решить твою судьбу, Чевак из Священного Ордо. Этот совет состоит из наиболее могущественных провидцев нашей расы и периодически собирается здесь, в тайном и безопасном месте. Они обсуждают свои видения и прокладывают нашему народу путь мимо еще не случившихся катастроф и опасностей, которые нам только предстоит встретить. Моркан Фиорининтал с Алайтока, Эйладар Ис с Лугганата, Ффайд Кархедра с Эйслк-Тана — все они заседают в Черном Совете. Мой отец тоже входит в Совет. Народ опустошенного Ияндена всегда знал тебя как друга. Эльдрад Ультран, самый одаренный старейшина нашей расы и верховный провидец Ультве, не присутствует на совете, ибо сражается с силами тьмы, которые вы называете Тринадцатым Черным крестовым походом, среди звезд и в Паутине. Мерзостный чародей Азек Ариман использовал украденные у тебя секреты и пересек один из наших священных порогов.

Страж-писец взглянула сквозь стеклянные стены кельи и только потом продолжила:

— Я пришла с этими новостями, потому что Черный Совет разделился во мнениях, решая твою судьбу. Некоторые говорят, что пришли на представление слуг Смеющегося Бога, чтобы прочесть верное решение в их представлении. Многие хотят, чтобы ты навечно оставался в этих священных залах ради безопасности обеих рас…

— Как очередная реликвия, — горько вставил Чевак.

— Но некоторые говорят о еще не произошедших событиях, — продолжала Адара-Ке на идеальном готике. — Азек Ариман не должен был вторгаться в измерение-лабиринт. Его успехи превзошли все, что предвидел в его будущем Черный Совет. Многие боятся, что Избранный Изменяющего Пути устроит ужасное разрушение при помощи тех проклятых знаний, что выжал из тебя. Эльдрад Ультран, даже находясь вдалеке, передал им свое решение и призвал казнить тебя. Он говорит, что ты слишком опасен, чтобы оставаться в живых. Он уверяет, что ты предашь и нас, и самого себя, и так как он самый старый, самый одаренный и влиятельный член Черного Совета, остальные рано или поздно прислушаются к его словам.

— Значит, я мертвец. Вот что ты хотела мне сообщить, — сказал Чевак. Его кровь как будто превратилась в ледяную воду.

— Черный Совет с трудом разбирает собственные видения. Будущее изменчиво. Даже сам Эльдрад Ультран порой был не прав, когда предсказывал грядущие события.

— Так что же ты хочешь сказать?

— Только мой отец чувствует, что ты еще должен сыграть свою роль в запутанных судьбах галактики. Он всегда это предвидел, с тех самых пор, когда он пригласил тебя на Иянден. Он прислушивается к Черной Библиотеке, пробует на вкус будущие последствия прошлых ошибок и утоляет ее жажду знаний о грядущем. Отец присматривает за народом, находящимся на грани вымирания, и как сын Ияндена, он без страха предвидит судьбу нашей расы. Он чувствует, что ты еще сможешь показать, чего стоишь. И поэтому он попросил меня освободить тебя.

Чевак сделал паузу, чтобы осознать слова женщины-чужака.

— Вы с отцом рискуете всем.

665
{"b":"545139","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вонгозеро. Эпидемия
Текст
Щегол
Пока смерть не обручит нас 2
Чапаев и пустота
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Жёстко и угрюмо
Ярлинги по рождению
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса